ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Марион не предполагала, что найдет мужа в ресторане «У озера». Вообще-то она собиралась поехать и разобраться с этим радаром на дороге, так как уже совсем стемнело. И тут серебристый лимузин мужа бросился ей в глаза. Гюнтер, как обычно, оставил машину на самом виду, у входа в ресторан, словно и не существовало рядом парковочных карманов.

Он еще и глупец, подумала Марион, подыскивая место на стоянке. Или не собирается ничего скрывать. Она осмотрелась. Больше ни одного знакомого ей автомобиля представителей местной бизнес-элиты Марион не увидела. С кем же здесь Гюнтер?

Марион припарковала машину, слегка поправила прическу, взяла сумочку и направилась к двери.

Катрин Христиансен поспешила ей навстречу.

– Как жаль, что вы разминулись с мужем. Он только что ушел, – тихо сказала она и разочарованно развела руками.

– Как это? – спросила Марион, обводя взглядом зал. Ресторан был почти пуст. Она насчитала пять занятых столиков и один маленький, видимо, только что покинутый. – И куда же он направился? – осведомилась Марион, пристально оглядев столик.

– Он вызвал такси и уехал десять минут назад с другими господами. – Катрин Христиансен указала на уже убранный и накрытый свежей скатертью стол.

Гюнтер может выпить столько, что в крови у него будет десять промилле алкоголя. Но он никогда не вызовет такси, подумала Марион.

– Вы уверены, что это был именно мой муж? – настойчиво допытывалась Марион.

– Позвольте предложить вам что-нибудь? – Хозяйка ресторана сделала приглашающий жест.

– А кто ужинает за этим маленьким столиком? – поинтересовалась Марион.

– Здесь ужинала молодая пара, они неожиданно захотели уединиться, понимаете?

– Нет, не понимаю. – Марион еще раз внимательно оглядела столик.

Но там не было ничего такого, что указывало бы на присутствие за этим столиком Гюнтера. Да и в самом деле, почему что-то должно быть? Марион удивили собственные подозрения.

– Извините меня, – сказала она Катрин Христиансен. – Спокойной ночи!

Через две минуты ее «БМВ» выехал со стоянки, а еще тремя минутами позже Гюнтер стоял в кухне ресторана. Катрин Христиансен достала из холодильника графин с водкой и понесла его вместе с пустой рюмкой Гюнтеру.

– Господин Шмидт, вы наш лучший клиент. Но такие ситуации не могу осилить даже я. А мне так не хочется скандалов!

– А что, у вас никогда не было проблем с парковочными местами?

Катрин Христиансен резко поставила рюмку на стол:

– У нас достаточно мест для парковки машин!

– Да, но только по числу мест в ресторане, согласно нормам федеральной земли. А у вас их несколько больше. Нет?

– Мы знаем это, господин Шмидт, и мы очень высоко ценим ту помощь, которую вы нам тогда оказали. И все же я больше не хотела бы выступать в роли обманщицы в подобных ситуациях!

Гюнтер повернулся к двери и пожал плечами.

– Мне кажется, госпожа Христиансен, пора подавать горячее.

* * *

Марион медленно ехала домой по ночному городу. Сейчас она прочитает в гараже инструкцию по использованию этой пилы и испытает ее в деле. Так необходимо поступить ради Гюнтера, ради чести их семьи. Муж не переживет такого позора.

В доме темно. Марион так и предполагала. Гюнтер Шмидт поехал на такси не домой. Госпожа Христиансен сказала неправду. Но почему? Может, он отправился на такси куда-то, где его машину не должны видеть? Что это значит? Ночной бар? Публичный дом?

При этой мысли Марион разобрал хохот. Став членом городского совета, Гюнтер как одержимый боролся со всеми притонами, возникавшими на окраинах города. Мораль настоящего бюргера превыше всего, провозглашал он. Молодежь сбивается с пути истинного из-за такой безнравственности, а почтенные отцы семейств наносят непоправимый вред своей репутации. Неужели Гюнтер не побоялся нанести вред своей незапятнанной репутации?

Марион открыла гараж с помощью пульта дистанционного управления, въехала туда и распаковала свое приобретение. Очень симпатичная машинка. Она взяла ее в руки и, сделав несколько движений, имитирующих распил, вскарабкалась с ней на лестницу. Никаких проблем, у Марион хватит сил управиться с такой штуковиной. Она посмотрела на часы. Половина девятого. Рановато для нанесения удара. Но надо переодеться во что-то более практичное. Марион решила надеть черный брючный костюм, легкую спортивную обувь и черную шапочку. После чего выехала. Вскоре пробило девять, и жизнь в Рёмерсфельде почти замерла. Большинство жителей города в это время уже в постели.

Марион оставила машину на параллельной улице, на площадке, со всех сторон окруженной деревьями. Если она рассчитала все правильно, то отсюда точно выйдет к месту, где установлен радар. Ближайшие дома стоят более чем в ста метрах отсюда. Если она будет действовать быстро, то успеет отпилить коробку с радаром и камерой раньше, чем кто-либо услышит звук инструмента и проснется.

Но продираться сквозь кустарник с лестницей и пилой в руках в темноте совсем не просто. Марион постоянно цеплялась за что-то и уже вспотела. Оказавшись наконец перед целью, Марион подумала, что нести назад лестницу, ящик с радаром и пилу будет вообще невозможно.

Но лиха беда начало!

Она поставила лестницу, взобралась на нее, взяла пилу на изготовку. Марион уже собиралась включить мотор инструмента, как вдруг увидела приближающийся свет автомобильных фар. Она пулей спустилась вниз и укрылась с лестницей и пилой в кустах. Нечто подобное ей пришлось проделать трижды. И, уже начав сомневаться, что осуществит свою акцию в течение ближайших двух часов, Марион увидела проезжающий мимо серебристый «мерседес». Он не просто быстро ехал, он пролетел мимо. Вероятно, Гюнтер побывал за это время дома и теперь направился на поиски жены. Марион закрыла глаза, когда сработала фотовспышка. Как и она, несколько часов назад, Гюнтер резко затормозил и, включив заднюю передачу, начал медленно сдавать назад. В трех шагах от затаившейся в кустах Марион он вышел из машины и внимательно рсмотрел радар. Интересно, что предпримет теперь он, хранитель больших секретов? Сейчас Гюнтер выглядел по меньшей мере озадаченно. Помешкав несколько секунд, он сел в машину и уехал.

Как порядочная жена, Марион должна бы теперь приложить двойные усилия, чтобы уничтожить и радар и камеру, чтобы спасти и себя, и прежде всего своего благоверного от неминуемого позора. Но надо ли при нынешних обстоятельствах делать это? Он ехал как минимум с такой же скоростью, как и она. Значит, его неминуемо лишат прав, так же как и ее. То есть Гюнтер останется без автомобиля. А без автомобиля он как птица без крыльев. И Марион будет легче контролировать его. Таким образом, вся эта история с превышением скорости ударит не столько по ее престижу, сколько по его. Нечего было скрывать от жены свои планы!

Марион сложила лестницу, забрала пилу и потащила все это через кусты к машине. Через полтора часа, уже лежа в постели, она услышала звук открывающихся ворот гаража. А если муж спросит ее, где она была? Тогда она тоже поинтересуется, как его машина попала в их квартал от ресторана «У озера», если незадолго до этого он уехал куда-то от ресторана на такси.

Хорошее настроение Линды мгновенно улетучилось после визита Марион в ресторан. Какой позор отсиживаться в туалете, пока ревнивая женушка инспектирует зал! При этом Линда могла дать руку на отсечение, что между ней и Гюнтером ничего не было, кроме одного бокала вина, выпитого «на брудершафт». Гюнтер вел себя после этого так, как будто он все держит под контролем. Но уже на стоянке, рядом с машиной, когда он осматривался, словно воришка, стало ясно, что Гюнтер сильно напуган.

– Ты так боишься жену? – спросила Линда, когда принесли десерт.

Гюнтер возмутился:

– Это, по меньшей мере, странно! Разве есть такая женщина, которую должен бояться мужчина?

– Может, его жена?

– Не забивай свою прелестную головку такими глупостями.

21
{"b":"95584","o":1}