ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Так, часики останутся здесь, покаты не принесешь бабки. А нет, так мы быстро разотрем их по полу. Всего-то за пятнадцать марок. Понял, щенок?

Кровь бросилась Дирку в лицо.

– Но эти часы стоят пятьсот марок! А здесь речь идет о пятнадцати. Это вымогательство с применением насилия или по меньшей мере применение несопоставимых с угрозой методов воздействия. – Видя перед собой лицо своего обидчика, Дирк продолжил значительно тише: – Статьи 253 и 255 Уголовного кодекса.

– Ах, перед нами маленький знаток юриспруденции! Дерьмо! Может, ты арестуешь нас?

У Дирка перехватило дыхание, потому что Сплюснутый Нос придвинулся к нему совсем вплотную.

– Хорошо, хорошо, вы сохраните часы до завтра, и я заберу их. Но не могли бы вы одолжить мне хотя бы пятьдесят марок. У меня нет даже бензина, чтобы доехать до дома!

Но вместо ответа чьи-то мощные руки вцепились в его воротник, за этим последовал удар в спину, и Дирк оказался на улице. Дверь захлопнулась за его спиной. Двое прохожих отшатнулись от Дирка так, словно он был мертвецки пьян. Дирк поднялся с асфальта, пытаясь отряхнуть от грязи мокрые брюки. Часы были подарком Линды. Дар любви, как она тогда сказала. Что значит тогда? Это было всего два месяца назад. Из глаз Дирка начали капать слезы. Лучше всего ему упасть сейчас в сточную канаву и захлебнуться нечистотами.

Ричи уже хотел уходить домой из офиса, как раздался звонок от Дирка. Дирк очутился в полиции, но у них нет времени на сантименты, поэтому излагают только факты. Украли бумажник, ясно, обычное дело, случается ежедневно с десятками людей. Полицейский открыл книгу учета обращений потерпевших. Дирк может взглянуть сам, сколько человек сидело за последние дни на этом стуле по тому же поводу. Карманники процветают. Ошибкой Дирка было то, что он засветил свои деньги. Ему следовало быть наблюдательнее и… следовало задуматься над тем, как вести себя в дальнейшем, чтобы больше не попадать в такие истории. Но что бы там ни говорилось, результат налицо. Его счет пуст, деньги украдены, часы, видимо, тоже уже не принадлежат ему, как, впрочем, и Линда. Осталось только провалить экзамен, быть выселенным из квартиры и убедиться, что машину тоже украли. Но нет, хотя бы этого не случится. Машина Дирка даром никому не нужна, это его последний бастион в борьбе против несправедливости мира. И если уж из-за отсутствия денег он не сможет больше ездить на своей машине, в случае нужды он будет в ней спать.

Но для начала он должен попасть домой, и ему никто не приходит на ум, кроме Ричи. Служащий полиции записал номер телефона и попросил междугородную станцию соединить с Ричи, а когда тот снял трубку, представился: – Полицейский участок Центрального района. Ричи от неожиданности едва не выронил трубку из рук. Почему ему звонит служащий полиции из Штутгарта? Он с быстротой молнии прокрутил в голове все возможные нарушения правопорядка, которые мог совершить за последние дни, но в этот момент еще одно убийственное сообщение вывело его окончательно из равновесия. Полицейский сказал, что речь идет о Дирке Веттерштейне.

Он покончил с собой, с ужасом подумал Ричи. Но в этот момент он услышал на другом конце линии голос Дирка.

Попытка самоубийства, с облегчением решил Ричи.

– Ричи, прости, но не мог бы ты выручить меня?

Меня ограбили!

Ограбление! Ричи подскочил на стуле. В голове его начали возникать картины бандитского нападения на друга, одна ужаснее другой.

– Нет никаких сомнений! – крикнул в трубку Ричи. – Я немедленно спасу тебя! Ты сам в порядке? Можешь двигаться? Все цело?

– Все не так страшно, Ричи, только деньги украли, а у меня нет бензина, и я не могу заправиться.

– Ах вот в чем дело! – Ричи сел, успокаиваясь, на край стола. – Ты чуть не довел меня до инфаркта. Не проблема, я немедленно выезжаю, только точно скажи, где тебя искать.

Дирк объяснил ему и чуть тише добавил: – И привези немного денег, чтобы я выручил свои часы.

– Из ломбарда?

– Хуже. Из кабака, который держит какой-то бывший боксер или кто-то вроде этого.

– Кто-то вроде… – нервно повторил Ричи, кладя трубку.

Гюнтер избавился от радара, утопив его в реке, отогнал назад фургон, пересел в свою машину и в прекрасном настроении направился в квартал новостроек. Время близилось к восьми вечера, дождь прекратился, воздух свеж и прозрачен, и фонари светят, словно умытые дождем, совсем по-другому. Настроение у него улучшилось, Гюнтер включил радио и начал весело подпевать, думая о Линде.

Линда, расположившись на балконе, красила ногти на ногах. В этот момент с улицы во двор свернул его автомобиль. Первым желанием девушки было сделаться невидимой или такой маленькой, чтобы ее никто не заметил, и не реагировать на происходящее. Но тут она вспомнила огромный букет роз, стоящий на маленьком столике на кухне, и весы отклонились в другую сторону. Тридцать роз баккара в одном букете Линда видела лишь однажды в жизни, в витрине цветочного магазина. Но никогда и нигде в частной обстановке. Просто так, без повода.

Она вздрогнула и осторожно выглянула через балконный парапет. Конечно, следует поблагодарить Гюнтера, пригласив на бокал шампанского. Но что значит выразить свою признательность таким образом, если и шампанское это тоже от него?

Зазвонил телефон. Ну ясно, это он, старая игра. «Я сижу в машине, посмотри хоть краешком глаза вниз».

«А если у меня сейчас нет настроения?» – подумала Линда, но уже поднялась, чтобы подойти к телефону.

Она нажала два раза на выключатель в комнате в ответ на мигание фар «мерседеса». После этого машина исчезла в подземном гараже. Телефон перестал звонить, прежде чем Линда подошла к нему. Черт побери, он впервые прячет свою машину! Линда быстро взглянула на ноги: не смажется ли только что нанесенный на ногти лак, – запихнула в шкаф разбросанные по комнате вещи и нажала кнопку домофона.

Гюнтер выскочил из лифта с юношеской грацией, подбежал к двери квартиры, поцеловал Линде руку и, улыбаясь, спросил:

– Разве сегодня не прекрасный день?

– Прекрасный день? – переспросила она, закрывая дверь. – И это притом, что весь день шел проливной дождь!

– Я этого вообще не заметил! Так радовался предстоящему вечеру!

– А откуда вы знали, – в этот момент Линда вспомнила, что они перешли на ты, и быстро поправила себя, – откуда ты знал, что я буду дома?

Гюнтер остановился перед роскошным букетом.

– Внутренний голос нашептал мне это!

– Большое спасибо за потрясающие розы. – Линда наградила его легким поцелуем в щеку. – Я никогда в жизни не видела таких роскошных букетов! Это просто фантастика!

– Для меня это удовольствие, и я рад, что угодил тебе – впрочем, в ведре они смотрятся не очень стильно. Нет? – ухмыльнулся Гюнтер.

Линда взглянула на ведро, в которое поставила букет.

– Но это была единственная возможность, потому что я…

– Завтра я привезу тебе специальное ведерко для охлаждения шампанского, – прервал ее Гюнтер, – которое подходит для всех подобных случаев: кроме прямого назначения, его можно использовать как цветочную вазу и даже как ночной горшок.

Он громко засмеялся над своей шуткой. Линда откашлялась.

– Хочешь чего-нибудь выпить?

– Красное вино из холодильника?

– Можно и шампанское…

– У нас есть что праздновать? – спросил Гюнтер, бросив на Линду один из тех взглядов, про которые его жена много лет назад сказала, что они способны растопить лед.

Линда задрожала, зная, к чему это приведет, если она сейчас скажет «да». Она посмотрела на него. Он, конечно, не Леонардо Ди Каприо, но Гюнтер, кажется, уже перерос переходный возраст. Мысли об этом посещали ее чуть ли не каждый день последнее время.

– Может быть, – ответила она, наконец, с грустной улыбкой. – Кто знает, какую игру сыграет с нами жизнь в следующий момент.

«Бред, – подумала Линда, – вполне очевидно, какая это будет игра».

26
{"b":"95584","o":1}