ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лифт остановился, и Гюнтер вышел. Опустив свободную руку в карман, он слегка пошарил там. «Мой дорогой дружок, мой проныра говорит, что мы, наконец, у цели».

Марион до смерти рассердилась. Этого болвана, этого бумажного червя снова нет на месте. Коллега, с которой он делит свой кабинет, показала на его заваленный бумагами рабочий стол и с сожалением заметила, что под ворохом бумаг скорее всего и отыщутся сведения, интересующие Марион, но она не может позволить себе залезть в чужие документы. Коллега, оказывается, отбыл на очень важную встречу и сегодня будет вести прием только после обеда. Потом с легким ехидством добавила, что о визите следует договариваться предварительно по телефону.

– С человеком, которого постоянно нет на месте, трудно договориться по телефону, – возразила Марион, закрывая за собой дверь.

Она сама просмотрела бы почту этого бездельника. Ей понадобилось бы не более пяти минут, чтобы найти интересующие ее документы. Марион задумчиво стояла посреди длинного коридора городской управы. Может, дождаться, пока эта женщина выйдет из кабинета и быстро заскочить туда? Будь у Марион с собой сотовый телефон, она позвонила бы в кабинет и попросила эту мадам подойти к выходу. Времени хватило бы. А что, если кто-нибудь зайдет в кабинет? Как тогда оправдываться? Рыться в бумагах государственного служащего? Попытка подлога? Кража государственных документов? Или шпионаж? Отвергнув эту идею, Марион пошла к широкой лестнице, ведущей к выходу из городской управы. Она так и не узнала, кто и за сколько купил этот участок земли, но не сомневалась, что если бы это был Гюнтер, то еще сегодня утром он сказал бы ей об этом – не словами, так поведением. Может, она еще успеет вбросить в игру свои карты, может, купивший эту землю даже не догадывается, что у него в руках. Пожалуй, стоит рассчитывать на этот вариант, но прежде чем вступать в игру, хорошо бы понять, как высоко она может поднимать ставки. Марион посмотрела на часы. Времени еще хватит, чтобы спокойно оценить свои возможности.

Линда увидела через глазок Гюнтера, подходящего к ее двери. «У тебя есть еще время одуматься, – сказала она себе. – Можешь не открывать дверь, если у тебя нет настроения!» Но, похоже, желание иметь мужчину, который ухаживает так изящно, как Гюнтер, у нее давно уже есть. Тем более что он готов положить мир к ее ногам. Это ее шанс в игре, и первый ход тоже за ней. Линда решительно открыла дверь еще до того, как он нажал на кнопку дверного звонка.

– Добро пожаловать, Гюнтер, хорошо, что ты так быстро приехал. – Линда отступила в глубину коридора.

– Мать честная! – воскликнул Гюнтер.

Он выглядел таким озадаченным, что Линда едва сдержала смех. Но уже через мгновение озадаченность сменилась его обычной уверенностью в себе, и Гюнтер перешел к комплиментам:

– Ты выглядишь, как Афродита! – Он преподнес Линде огромный букет. – Маленький знак внимания и уважения от дома Шмидта!

– Надеюсь, он не украден из цветочной вазы твоей жены? – съязвила Линда.

Но Гюнтер только улыбнулся и расцеловал ее в обе щеки.

– Скоро ты станешь моей женой, – прошептал он, но так тихо, что Линда не знала, не ослышалась ли она.

Линда пошла впереди него в комнату. Из-под короткой черной юбки видны стройные длинные ноги, а кофточка так коротка, что и живот почти открыт. Линде ясно, что это вызов, но она хочет проверить, способна ли на это. Так она решила сегодня ночью.

Гюнтер удовлетворенно ухмыльнулся, следуя за ней. Это чертовски здорово, думал он и не отрываясь смотрел на ее юбку, которая при каждом шаге поднималась, почти открывая трусики. Есть ли они вообще на ней?

Линда вошла в кухню, взяла ведерко, наполнила его водой и поместила туда букет. Гюнтер, морща лоб, помог ей расставить цветы.

– Совсем забыл, я же хотел принести ведерко для льда, даже два. Потому что для шампанского тоже нужно.

– А как насчет цветочной вазы? – спросила Линда, наклоняясь перед холодильником, чтобы вынуть оттуда бутылку.

Ага, думает Гюнтер, это ее первое требование с момента их знакомства. До этого Линда лишь благодарила за то, что сделано для нее. Теперь все стало совсем иначе.

Вот озвучено первое желание. Значит, игра началась.

– Хрусталь, голубое дымчатое стекло? Или оранжевое? Что предпочитает дама?

– Главное, чтобы как можно больше.

У Гюнтера в брюках началось шевеление. Как можно больше? Пожалуйста!

– У меня есть определенные претензии. – Линда повернулась к нему и протянула бутылку.

Неясное сомнение закралось в душу Гюнтера. Что этот Дирк, этот студентишко, способен делать лучше, чем он? Больше, толще, тверже? Надо было все-таки принять эту чертову таблетку, идиот. Вчера он был страшнее атомной бомбы. Но это было вчера. Марион скорее всего, ничего не почувствовала.

– Пойдем, – сказала Линда, взяв бокалы. – Пойдем в комнату. Диван там, конечно, не самый новый, но, уверяю тебя, очень удобный.

Диван, думает Гюнтер, направляясь следом. Следующим шагом станет автомобиль. Торг начался.

Линда села и посмотрела на него снизу вверх. Как отчетливо выражает лицо Гюнтера все его мысли и желания, подумала она улыбаясь.

– Проходи же, садись, – сказала Линда, легонько разглаживая покрывало. – Ты откроешь наконец бутылку? Нам надо выпить за нашу вылазку в Париж. Я уже предвкушаю все очарование этого путешествия!

«Может, все-таки ей нужен не новый диван, а я?»

Гюнтер сел рядом с ней.

Марион потеряла дар речи. Она думала, что ее хватит удар. Кровь ударила ей в голову, через мгновение прошиб озноб. С последней выпиской со своего счета в руках она стояла перед банкоматом, не в силах пошевелиться. «Соберись, – сказала она себе, – это какая-то ошибка. Скорее всего, компьютер, а может, и вся банковская сеть дали сбой. Миллионы со счетов не исчезают. Миллион, исчезнувший просто так, – такого не бывает!» Она повернулась, чтобы пойти и задать вопрос операционисту банка, а еще лучше – самому директору.

Позади Марион стоял пожилой мужчина и внимательно наблюдал за ней.

– Вам нужна помощь? – спросил он. – Со мной часто бывает здесь что-то подобное. Пенсия настолько…

– Беспокойтесь о своих проблемах! – в сердцах бросила ему Марион и направилась прямо к кабинету директора. Миллион пропал! За такую ошибку банк ответит ей сполна. Они заплатят за это такие проценты! Если она расскажет Гюнтеру, тот примчится сюда пулей и устроит им!

Гюнтер снова налил себе и осушал уже второй бокал, тогда как Линда не торопясь допивала первый. Он рассказывал ей о сегодняшнем утре, но Линда ничего особенного в этом не нашла.

– Другие фирмы вынуждены оплачивать своим секретаршам дорогие курсы английского, а твоя секретарша сама повышает свой образовательный уровень. Она должна получать за свои знания прибавку к жалованью! – Взглянув на Гюнтера, Линда заразительно засмеялась. – Тебе надо бы изменить свое первое впечатление.

– Вот это да! – Он покачал головой. – У тебя революционный подход! Я немедленно введу его в практику у себя на фирме.

Линда продолжала смеяться. Гюнтер словно невзначай положил руку ей на бедро.

– Готова проводить для тебя занятия. – Тон Линды насторожил Гюнтера.

– На какую тему? – спросил он и сильнее сжал ее бедро.

– Вот на такую! – Линда положила свою руку поверх его и сдвинула его ладонь чуть выше.

Сердце Гюнтера забилось с удвоенной силой. Он почувствовал дрожь ее тела: для него недвусмысленный намек. Рука Гюнтера двинулась дальше, и его бросило в жар. Хорошо еще, что не прошиб пот. Испарина на лбу в подобных обстоятельствах не слишком возбуждает. Он все еще чувствовал руку Линды на своей, она сжала ее и положила голую ногу ему на колено. Гюнтер судорожно сглотнул, кровь у него вскипела. Вместо трусиков – тонкая полоска ткани. Его это возбудило сильнее, чем, если бы на ней вообще ничего не было. Дрожащими пальцами Гюнтер нащупал сквозь полоску ткани то, о чем мечтал с самого начала. Сдвинув тонкую преграду, он провел кончиками пальцев по влажной теплой коже. Тихий стон подсказал ему, что он прикоснулся к той самой точке ее тела, к которой следовало. Гюнтер опустился на колени и начал стимулировать Линду языком. Ее пальцы гладили его голову, ласкали за ушами, ее бедра двигались все быстрее. Он должен действовать, пока поезд не ушел. Гюнтер прошептал:

39
{"b":"95584","o":1}