ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Марион, кстати, тоже уже давно не спала. Она лежала в кровати, закрыв глаза и прислушиваясь к тому, как бесцельно бродит по дому муж. Марион лежала и думала. Думала вчерашнем празднике, о сцене, которая разыгралась ночью в их спальне. Марион не находила объяснений такому поведению Гюнтера. Сначала она приняла это за внезапный порыв страсти. Потом, когда все так же неожиданно закончилось, как и началось, а Гюнтер сразу отвернулся от нее и захрапел, Марион сочла это оскорблением. И вот, лежа в постели, она рассматривала произошедшее и так и эдак и не находила объяснений. Праздник был организован блестяще, все прошло без единого сбоя. Авторитет мужа теперь еще больше вырастет. Что же вызвало недовольство Гюнтера?

Несколько раз за это время Марион решала подняться с постели, подойти к мужу и прямо спросить его, что случилось. Но какой-то необъяснимый страх удерживал ее от этого шага. Потом послышалось щелканье кнопок телефона. Он кому-то звонил! В такое время! Кому? Что заставило его звонить кому-то в восемь утра в воскресенье?

Марион спускалась по лестнице, намереваясь вести себя так, словно ничего не случилось. Она не спеша накроет на стол, и непринужденно поболтаете мужем о вчерашнем празднике. А там будет видно.

Моника Раак тоже провела не самую лучшую ночь в своей жизни. Поднявшись с постели, она довольно долго сидела перед накрытым к завтраку столом, но не притронулась к пище. Вот уже целый год почти каждое утро начиналось так – одна в пустой трехкомнатной квартире. Ухоженные цветы на подоконниках, книги, аккуратно расставленные на полках. Моника встала и начала ходить из угла в угол, злясь на себя, на весь белый свет и даже на уборщицу, буквально вылизывающую каждый угол в ее доме. Потом мысли Моники переключились на события вчерашнего дня. То, что Клаус был приглашен на праздник к Шмидтам вместе с Региной, невероятно разозлило ее. Ах, с каким удовольствием Моника подмешала бы им обоим в коктейли яд! Какой разразился бы скандал! Подумайте, эта парочка откинула лапки прямо во время праздника в доме Гюнтера Шмидта! Моника, так или иначе, привыкла быть одна. Более того, Клаус ей теперь не нужен ни за какое золото мира! Монике повезло: она отстояла хоть кое-что из добра, нажитого совместно, и уже этим была довольна. Но она потеряла свое место в обществе, за что ей хотелось линчевать бывшего мужа. Ведь это не просто общество. Это их общие друзья, традиции, общий театральный абонемент, новогодние каникулы с лыжными прогулками в Церматте. Двадцать лет подряд они ездили в один и тот же отель. И вот Клаус по-прежнему живет во всем этом, а ее выкинули на обочину той жизни. Он теперь сидит в театре рядом с Региной. Регину приглашают на каждый праздник к их общим друзьям. Как ни в чем не бывало Клаус ездит со своей новой супругой в Церматт, и они от всей души развлекаются там. И все это словно, само собой разумеется. Монике же пришлось искать для себя новую гостиницу, потому что в обществе не поймут, как это нынешняя и бывшая фрау Раак внезапно встретились в холле одного отеля. И на вечеринки к друзьям ее не приглашают из тех же соображений. Да, Моника теперь неизлечимо больна. И диагноз ее болезни звучит как приговор: она навсегда останется «бывшей».

Прекрасно отыграв спектакль под названием «Воскресный завтрак в кругу семьи», Гюнтер вернулся в свой кабинет. Оттуда он наблюдал, как Марион руководит уборкой сада после вчерашнего праздника. А сам раздумывал, как узнать фамилию и адрес Линды. На ум приходит Иоахим, обер-бургомистр. Уж он-то наверняка знает, как зовут пассию сына и где она живет.

Гюнтер порылся в своих записях. У Иоахима есть секретный номер телефона, только для близких друзей и родных. Гюнтер записывал его. Но где? Гюнтер просмотрел свои личные записи, переложил на столе отдельно лежащие бумаги, прочитал их. Одни он вернул назад, другие порвал и выбросил. В записных книжках полно номеров, напротив которых нет ни имен, ни фамилий владельцев. Нет, так ничего не найти! Но Гюнтер хорошо помнил прямой номер в кабинет бургомистра в ратуше. И еще раздумывая, позвонить ли по этому номеру, поймал себя на том, что пальцы сами начали набирать нужные цифры. К его удивлению, трубку сняли сразу.

– Веттерштейн.

– Вот это да! Вот уж никак не ожидал! Приветствую тебя, это я!

– Гюнтер!

– Ты ждал другого звонка?

– Не от тебя… Но все равно здорово, что ты позвонил. Я собирался сам позвонить тебе попозже, чтобы поблагодарить за прекрасный праздник!

– Я тоже хочу сказать тебе спасибо за твое выступление перед гостями. Ты говорил так сердечно. У тебя здорово получилось. Это заметили все!

– Я рад. Да, Марион умеет устраивать мероприятия такого масштаба!

– Ах да! Вот о чем я хотел спросить тебя, Иоахим… Девушка, что приходила вчера с твоим сыном, она…

– Ты имеешь в виду Линду?

– Да, наверное, ее. Понимаешь, мы нашли чью-то косметичку, и Марион считает, что она принадлежит Линде. Может, у тебя есть номер телефона девушки? А еще лучше адрес. Тогда я отправил бы ей эту вещицу.

Гюнтер зажал трубку между плечом и ухом и подвинул листок, готовясь записывать.

– Да, конечно, она обрадуется. – Голос Иоахима утратил прежнюю настороженность, тон стал более мягким и доброжелательным. – Только незачем оказывать ей такую честь. Я скажу сегодня сыну, и он сам приедет и заберет косметичку у Марион. Еще раз большое спасибо, Гюнтер. Все было великолепно!

– Рад слышать это.

Иоахим положил трубку.

– Черт! – прошипел Гюнтер. Карандаш в его руках сломался. Где теперь взять косметичку и как объяснить это Марион? Примерно так: «Посмотри, сокровище мое, что забыла вчера в мужском туалете малышка сына нашего обер-бургомистра».

А если придется объясняться еще и с сыном Иоахима? Надо как-то предотвратить этот позор. Но как?

Гюнтер листал телефонную книжку. Он сам позвонит Дирку Веттерштейну. Может, парню проще принять услугу Гюнтера, чем тащиться за вещью подружки через весь город.

Гюнтеру повезло. Номер телефона Дирка нашелся в записной книжке. Вдруг юноша, польщенный такой честью, даст ему координаты девушки? Гюнтер набрал номер.

Прошло довольно продолжительное время, прежде чем сняли трубку.

– Аппарат Веттерштейна.

Женский голос. Неужели она?

– Это Гюнтер Шмидт. Добрый день!

– Добрый. Вы хотите поговорить с Дирком?

– Ну… – Гюнтер от волнения ломает грифель второго карандаша, так дрожит его рука. – Скажите, это вы были вчера с Дирком у меня на юбилее?

– Да. Было очень мило, спасибо большое!

Гюнтер судорожно соображал, что говорить дальше, но в голову не приходит ничего подходящего.

– Это, случайно, не вы забыли у нас косметичку? Сегодня утром мы нашли ее.

– Нет. Точно нет. Передать трубку Дирку?

– Спасибо, не надо, фрау… фрау…

Но Линда уже сунула телефон дружку.

– Господин Шмидт? Вот так честь!

– Я… собственно, хотел позвонить вашему отцу, но нашел только этот номер с вашей фамилией…

– У него же есть специальный номер. Для определенного круга лиц. Запишите, если угодно: 6– 06–06.

– Спасибо, я записал!

6– 06–06. Гюнтер нацарапал номер обломком карандаша на клочке бумаги. «Теперь ситуация стала еще глупее. Иоахим расскажет Линде историю про косметичку, а та вспомнит, что я сам спрашивал ее об этом».

Злясь на себя, Гюнтер встал и направился в сад. Двое рабочих убирали мусор и начали разбирать сцену и буфет. Марион убирала пепельницы и составляла пакеты с мусором в одно место, чтобы их можно было вывезти. Гюнтер какое-то время наблюдал за ней. Потом вспомнил, что был список приглашенных. Ну конечно! Там должны быть данные на каждого из них. Как он раньше не догадался!

А Линда в это время нежилась в постели Дирка в его комнате. Погруженная в мечты о светлом будущем, она в который уже раз разглядывала книги, расставленные на простых деревянных полках и сложенные в стопки на полу. Вдоль стены напротив в такие стопки сложены политические журналы. Книги и журналы лежат и на письменном столе. Среди этой массы литературы, словно нечто сверхъестественное, – две кофейные чашки. Дирк восседает на складном стуле, вокруг которого также разбросано огромное количество книг. Окутанный облаком сигаретного дыма, он пишет работу к предстоящему семинару. «Чертова юриспруденция», – бормочет он время от времени.

5
{"b":"95584","o":1}