ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Марион принесла в контору Анны Кель все, что удалось найти и показалось важным. К несчастью, все документы о фирмах, недвижимости, земельных участках Гюнтера находились либо у него в офисе, либо у советника по имуществу. А не заодно ли с ним Клаус? Такого Марион не могла себе представить. Достаточно уже страхов за последнее время, к тому же еще конец недели, пятница, и в течение двух последующих дней, так или иначе, ничего путного сделано не будет. А как ей быть в выходные? Остаться дома? Попытаться еще раз поговорить с Гюнтером? Но придет ли он домой? Пожалуй, ей остается только ждать.

Чтобы не терять понапрасну времени, Марион села к столу на террасе и начала записывать на листе бумаги все, что ей известно о деловой жизни Гюнтера. Внезапно она вспомнила, что во вторник у нее день рождения. Как такое могло случиться? Совсем недавно Гюнтер предлагал заказать столик по случаю ее пятидесятипятилетия не где-нибудь, а в роскошном отеле «Палас», а сегодня выставил ее из дома. Марион снова ощутила беспомощность. Ей хотелось бы стать ребенком, забиться куда-нибудь в уголок. Ведь все как-нибудь наладится, все плохое пройдет. А еще лучше закрыть лицо руками и громко сказать: «Меня вообще здесь нет!»

Но Марион преодолела свою слабость. Она отпразднует день рождения – если не с Гюнтером, то со своими подругами по игре в бридж. Устроит вечеринку. Такую, какой еще никогда не устраивала для себя самой. Не по законам семьи Шмидт. А по правилам Марион Шмидт! Она быстро подошла к телефону и позвонила Ульрике Гоерхард.

Одна из ее лучших приятельниц удивлена, она никак не ожидала получить приглашение на день рождения Марион.

– Ты же его никогда не празднуешь, – заметила Ульрике.

– Но в этот раз буду! – заявила Марион. – Это должен быть загул по полной программе, с музыкой и, если сочтем необходимым, с мужским стриптизом!

– Мужской стриптиз и ты?!

– Да, я. Что в этом такого?

– Ну, не знаю…

Ульрике Гоерхард – архитектор. Из-за патриархального характера делового мира Рёмерсфельда она не слишком преуспела на своем поприще.

– Я поделюсь с тобой кое-чем, Марион, и, если у тебя есть настроение, можешь прийти. К сожалению, в день твоего рождения вся наша компания собирается совсем на другой праздник.

Это сообщение разочаровало Марион поначалу, но она все же приняла предложение.

– И я тоже могу с вами?

– Конечно, мы будем очень рады. Вечеринка обещает быть весьма потешной!

– Может, объяснишь в двух словах…

Сначала до Марион доносится лишь веселый смешок.

– Ты хоть раз бывала на приватном показе дамского белья? – наконец спросила Ульрике.

– Даже никогда не слышала, что такие бывают. Что там происходит?

– Мы тоже сначала удивлялись. Грета Кремер пригласила, кроме нас, нескольких дам из Рёмерсфельда и Кирхвейлера. Кого, точно не знаю, но абсолютно уверена, что будет очень весело.

Показ дамского белья. Марион даже не представляла себе, что за этим кроется.

– Мы будем праздновать во время показа? Ульрике заразительно рассмеялась.

– На таких вечеринках демонстрируют и продают товар: всякие дамские шмотки. Я тоже никогда не бывала на таких мероприятиях. Ты только возьми с собой немного наличности на случай, если надумаешь что-то купить, и весь вечер принадлежит тебе!

Линда увидела с балкона, как серебристый лимузин свернул с улицы во двор. Она быстро забежала в ванную, чтобы проверить, как выглядит. На обратном пути остановилась возле телефона и критически оглядела маленькую гостиную. В обеденный перерыв Линда сбегала в лучший в Рёмерсфельдс магазин фарфора и присмотрела там три великолепные большие вазы для цветов. По ее прежним представлениям о жизни, они имели запредельные цены, но прсдставления Линды день ото дня менялись. Поэтому она купила их. С нескрываемой гордостью Линда подумала о том, как будут смотреться в них роскошные букеты, ожидая, когда раздастся звонок телефона.

Перед тем как заехать в гараж, Гюнтер позвонил ей.

– Ты готова?

Она бросила быстрый взгляд в зеркало.

– Тебе понравится, – ответила Линда с легкой эротической интонацией в голосе.

– Опиши себя.

– Сверху на мне короткий топ, плотно облегающий пышную грудь без бюстгальтера, а под моей короткой юбкой… – Бетонные стены подземного гаража не пропустили сигнал, и связь прервалась. Линда с облегчением положила трубку. Пусть лучше сам посмотрит, что она приготовила.

Через несколько мгновений раздался звонок в дверь. Похоже, Гюнтер поставил машину прямо у лифта. Она открыла, и у него перехватило дыхание.

– Ты выглядишь потрясающе! – удовлетворенно констатировал Гюнтер, поцеловал ее и зашел в квартиру, помахивая в воздухе двумя картонными карточками. – Один раз в Гамбург, на разведку, туда и обратно, не очень много?

Много. Линда никогда не была в Гамбурге.

Гюнтер поставил на пол свой кейс, а билеты положил на стол.

Линда бросилась ему на шею.

– Это потрясающе! Классная идея!

– Немного шопинга, небольшая экскурсия, потом покатаемся на канатной дороге. Завтра рано утром вылет, в воскресенье прилет. Не долго, но достаточно… – Ухмыльнувшись, Гюнтер прикоснулся к ее груди.

– С ума сойти! – Линда засмеялась. – Что мне взять с собой?

Гюнтер запустил руку ей под юбку и слегка сжал ягодицы.

– Самое важное у тебя всегда с собой. Обо всем остальном позаботимся по ходу дела. У тебя есть еще что-нибудь выпить, прежде чем я начну лакомиться тобой?

Марион, наверное, даже не представляет, что проделывает ее муж, подумала Линда, идя к холодильнику.

– Основная партия у меня в машине, – услышала она его голос. – Коробочка шампанского, коробочка красного и коробочка белого вина. Как по-твоему, этого хватит на следующую неделю?

Гюнтер громко засмеялся, и когда Линда вернулась с бутылкой, на столе уже стояли два бокала для шампанского.

– Где ты раздобыл их? – удивилась она.

Он указал на свой кейс и заговорщицки подмигнул Линде.

– Это особый ящичек чародеев.

– Что?

– Сейчас увидишь!

В приюте для животных мало-помалу снова воцарился покой. История о том, какую сделку провернула с участком земли Аннемари Розер, быстро разнеслась по округе. Вместе с журналистами в приют явилась целая делегация друзей животных, поддерживающих приют более или менее регулярно финансами или работающих там безвозмездно. Таким образом, набралось больше двадцати человек, и Регине пришлось быстро съездить в город за напитками и бутербродами. Все расселись во дворе, кто на пустых коробках, кто на старых стульях. Настроение было приподнятое, все желали друг другу иметь побольше денег.

– Сначала ты вернешь на ваш общий счет то, что сняла с него, и свое пожертвование, – сразу сказала Аннемари Регине.

– Пожертвование только в том случае, если ты то же самое сделаешь со своим, – возразила Регина.

Тут Аннемари не выдержала и раскрыла Регине свою маленькую тайну.

– Ну и что? – сказала Регина. – Ты заработала эти деньги! По дружбе Манфред ничего не заплатит, не сомневайся.

Гюнтер поставил наполненные бокалы в спальне и пошел в ванную. Линда в нерешительности стояла перед дверью комнаты. Душ она уже приняла, и что будет дальше, тоже ясно. Просто детали несколько смущали ее. Что там, в его волшебном чемоданчике?

Сияющий Гюнтер вернулся, обмотав полотенце вокруг живота. На коже капли воды.

– Где у тебя видеомагнитофон? – Он огляделся.

– У меня его нет.

– Нет? Но это невозможно! – Гюнтер бросил взгляд на телевизор в гостиной. – Почему ты не купила?

– Он мне пока совсем не нужен, – смущенно ответила Линда.

– Если бы я знал! Тебе необходим маленький видеоблок для спальни. Маленькая система со встроенным видеомагнитофоном. Ну, в следующий раз. – Громко вздохнув, Гюнтер добавил: – Если в этом вообще будет смысл.

50
{"b":"95584","o":1}