ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Спасибо, это очень мило. – Изумленная Марион забыла дать девушке чаевые. Неся букет в дом, Марион посмотрела, из каких он состоит цветов. Гвоздики! Гюнтер прислал на ее пятидесятипятилетие букет гвоздик. Она развернула карточку. Действительно, он поздравляет ее через «Флероп» (европейская организация по доставке цветов) с днем рождения и посылает ей в подарок пятьдесят пять кладбищенских цветов. Это уже слишком! Марион с удовольствием бросила бы букет в компостную яму, но с сегодняшней ночи не принимает близко к сердцу ни поступки, ни слова Гюнтера. Цветы, в конце концов, не предназначены для украшения компостных ям. Марион поставила их в большую вазу и отнесла в гостиную. Наверное, она засушит их после дня рождения. Это будет лучшей благодарностью, потому что в один прекрасный день веничек из этих гвоздик она положит на могильный холмик над гробом Гюнтера.

Вечером в Рёмерсфельде собрались две небольшие группы людей. Одна из них направляется в здание местного совета. Вторая – в Кирхвейлер. Ульрике Гоерхард заехала за Марион.

– Что я вижу! – воскликнула Марион, разглядывая новое авто Ульрике. – Я и предположить не могла, что ты решишься поменять свой маленький автомобильчик на «комби»!

– Но зато у нас теперь больше места для покупок… – Ульрике открыла Марион дверцу машины.

– Я с трудом представляю себе все это, потому что никогда не принимала участия в таких мероприятиях, – сказала Марион. – Я боюсь показаться нелепой!

– Ха, это просто потеха, ничего больше. И чтобы ты сразу знала, наша бридж-компания дарит тебе ко дню рождения полный набор. Можешь выбрать для себя все самое изысканное.

– Да есть ли там хоть что-то моего размера?

– А как ты думаешь? – Ульрике села за руль. – Нижнее белье смотрится красиво только на тех местах, для которых оно предназначено!

Марион рассмеялась.

– Очаровательно, очаровательно. Посмотрим-посмотрим!

Манфред Бушельмейер в растрепанных чувствах встретился со своими коллегами по партийной организации и договорился, где по завершении мероприятия они выпьют пива. Наконец все расселись. Манфред, взяв в руки листок с повесткой дня, прочел последовательно все пункты. Сначала общие вопросы, потом краткую информацию о последнем закрытом заседании президиума, следом за этим пункт три – строительство клуба, пункт четыре – закупка пожарных машин с выдвижными лестницами. Манфред посмотрел на обер-бургомистра. Иоахим Веттерштейн, кажется, в хорошем настроении.

Манфред стал читать дальше: пятый пункт – строительство общественного туалета на Кирхвейлерштрассс, пункт шесть – проверка финансирования детских садов. Затем час отвечают на вопросы. Н– да, сегодня заседание затянется, подумал Манфред и снова посмотрел на Веттерштейна, который уже пять минут медлил с началом. Когда Манфред еще раз просмотрел вопросы, связанные со строительством, у него перехватило дыхание. Не поверив своим глазам, он прочел снова: ходатайство о начале освоения промышленной зоны Рёмерсфельд-За-пад. Еще вчера говорили, что местность рядом с приютом для животных никогда и ни в какой форме не подвергнется освоению, совершенно бесполезная земля, никаких помыслов, полный бред. Не расскажи об этом Марион, бургомистр до сих пор оставался бы в неведении. А сейчас он сам вносит ходатайство!

Это колоссальная ошибка! Манфред не мог сейчас задать вопрос с места, но умирал от нетерпения. А если не ошибка? И если городской совет утвердит развитие этого района? Тогда ему останется только застрелиться. Нет, он лучше прибьет эту ведьму Раак, потому что теперь совершенно ясно: за всем стоит она. Теперь это совершенно ясно. И на этот раз Манфред использует в качестве оружия совсем не бутылку шампанского!

В таком дурном настроении Линда никогда еще не отправлялась на свои показы. Сегодня у нее не было никакого желания, и влекла только перспектива заработать деньги. Грета Кремер позвонила ей еще раз сегодня перед обедом и подтвердила, насколько перспективным может оказаться это выступление. Все дамы будут при деньгах и готовы пережить незабываемый вечер. После работы Линда заехала в бутик, просмотрела новые комплекты и, в конце концов, забрала с собой все размеры. Вместе с тем, что у нее уже было дома, получилось великолепно. Она уложила в сумку к вещам переносной CD– проигрыватель, подходящие компакт-диски и наконец выехала. Гюнтеру она сообщила о своем сегодняшнем мероприятии, и он не возражал, потому что вечером будет занят работой.

В Кирхвейлер Линда приехала точно к назначенному времени, незадолго до прихода гостей. Грета поставила большой стол, застелила его светлой скатертью, рядом – маленький приставной столик с бокалами и тарелочками с канапе. Все для предстоящей презентации. Она заранее радовалась предстоящему веселью и с порога предложила Линде бокал шампанского.

– Спасибо, но до работы я не пью, – сказала Линда.

– Прошу вас, – засмеялась Грета и быстро налила себе еще один бокал. – Это позволит расслабиться. Мы же не будем держаться чинно и точно следовать всем правилам. Все должно приносить удовольствие, это самое главное сегодня.

«Самое главное сегодня то, что я заработаю деньги», – подумала Линда, чокнувшись с Гретой.

– Кажется, вечер начнется звоном литавр!

– Что вы имеете в виду? – Линда украдкой огляделась.

Убранство гостиной в этом доме приобретено не раньше, чем два года назад. Почти трехметровый обеденный стол, со вкусом подобранные, обитые кожей деревянные стулья, которые Грета, желая освободить побольше места, расставила только с одной стороны стола, элегантный диван, кресла для коктейля, тоже кожаные, эксклюзивный шкаф, наверняка из какого-нибудь итальянского мебельного салона, и множество дорогих картин на стенах. Над столом огромная люстра, дизайн которой явно разработан по индивидуальному заказу. Глядя на все это великолепие, можно подумать, что у большинства немцев денег куры не клюют, отметила Линда. Но условия жизни многих, в том числе и ее, свидетельствуют о том, что те же самые немцы живут за чертой бедности.

Линда прислушалась к тому, что говорит Грета, но та, похоже, уже забыла про существенный момент начала сегодняшнего вечера.

– Простите, так что с литаврами? – осведомилась Линда у работодательницы.

Видимо, этот бокал шампанского сегодня далеко не первый у Греты, потому что она смеется и жестикулирует так, словно никого нет рядом.

– Как только все соберутся и рассядутся на свои места, я поставлю запись «lean Чget по satisfaction!»[8]

– Ага! – кивнула Линда.

– Одновременно с этим я погашу свет.

– Но еще совсем не так темно!

– Предварительно я закрою все жалюзи. – Грета покачала головой. – Итак, я гашу свет, но при первых аккордах свет зажигается и появляетесь вы!

– Так!

– Да! – Грета показала на дверную арку с натянутым над ней полотном темно-красного цвета. – Вы находитесь перед выходом за этим занавесом, и на вас уже надет самый возбуждающий комплект!

– Обычно я надеваю тот комплект, который дамы предварительно рассмотрели и пожелали увидеть на мне!

– Обещаю вам, что они пожелают увидеть именно этот комплект!

– Хм!

– Хотите хорошо заработать сегодня вечером или нет?

В этот момент Линде больше всего хочется выплеснуть остатки шампанского из бокала в лицо Грете, но она сдерживается. Отец говорил Линде, когда она жаловалась на школьных друзей, презиравших ее за бедность, что «деньги делают людей малопривлекательными». Тогда она находила это неправильным, но с годами и сама пришла к такому выводу.

– Хорошо, я выхожу из-за занавеса.

– Ну да. – Грета беззастенчиво оглядела фигуру Линды. – Вы можете при этом еще, и показать себя!

– Это исключено. Некоторые женщины сочтут это неприличным. Они хотят видеть не голую красотку, а белье.

«Мы же не в стрип-баре», – добавила про себя Линда. Она, конечно, покажет все, что принесла, но к чему все эти эротические шоу?

вернуться

8

«Я не могу получить удовлетворения!» (англ.)

55
{"b":"95584","o":1}