ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Через минуту она стояла в ближайшей телефонной будке, пытаясь дозвониться Монике. Дома ее, кажется, еще нет, а в офисе сработал автоответчик. Поколебавшись, Регина уехала.

– Мне очень жаль, Бобби, что твою прогулку пришлось немного отложить. Но раз обещала – значит, обещала. Мы пойдем гулять чуть позже.

Дирк и Ричи, запершись в каморке Дирка, доводили до ума последние детали плана нападения. Дирк достал из шкафа обернутую в целлофан дубинку.

– Такой можно свалить и быка! – с гордостью воскликнул он и потряс ею в воздухе.

– Разве такое можно купить? – усомнился Ричи.

– Никогда! – Дирк замахнулся так, словно в руках у него клюшка для гольфа. – Такие вещи достают только благодаря связям.

– Ага! И каковы эти связи?

– У нас в университете сложился особый, независимый от внешних факторов, мир. Своего рода автономия. Поэтому не проблема достать такие вещи.

Ричи встал и пошел на маленькую кухню.

– У тебя есть пиво в холодильнике?

– Конечно. Более чем достаточно. Принеси и мне!

Не успел Ричи вернуться с двумя бутылками пива и открывалкой, Дирк достал из шкафа два дамских чулка.

– Не забывай, твоя задача лишь проучить его, – предупредил его Ричи. – Ты не должен его убить!

Дирк взял у него из рук бутылку и открыл ее.

– Я хочу увидеть поверженным на землю этого господина Шмидта. Хочу увидеть, как он наложит в штаны от страха!

– Довольно странно для человека, придерживающегося пацифистских взглядов.

Дирк сделал большой глоток и, высоко вскинув голову, посмотрел горящими глазами на Ричи.

– И пастор может сменить сутану на кольчугу!

– Действительно, – кивнул Ричи. – Сравнение убедило меня.

Регина приехала к офису Моники. Ее машина там, как и предполагала Регина. Теперь нужно как-то обратить на себя внимание. Регина поставила машину посреди стоянки, чтобы ее было хорошо видно из всех окон здания, и надавила на клаксон. Бобби спрыгнул со своего места как ужаленный и громко залаял. Наконец в здании открылось одно из окон, Регина увидела Монику и кивнула ей. Та показала знаками, чтобы Регина шла к главному входу.

Через минуту они сидели перед компьютером Моники.

– Будем надеяться, что он работает с Word, а не с какими-то экзотическими программами, – сказала Моника, вставляя дискету.

– Могу вас успокоить. – Регина придвинула стул, и они, тесно прижавшись друг к другу, листали страницу за страницей привезенного документа.

– Вы просто класс! – дойдя до последней фразы, воскликнула Моника. – Еще позавчера я не потерпела бы вас рядом с собой ни одной минуты, а сейчас понимаю, как глубоко ошибалась!

– Спасибо, нечто подобное испытываю и я, – засмеялась Регина.

Моника сняла телефонную трубку.

– Этой дискете нет цены. Правда, Марион это может показаться непорядочным.

– Но если Гюнтер так обманул ее! – возмутилась Регина.

– Да и наш – простите, сегодня уже только ваш – муж тоже хорош!

Они посмотрели друг на друга.

– Меня тошнит от этого, – задумчиво сказала Регина.

– Маленькая мразь. Я всегда знала это! – Моника, злобно кивнув, начала набирать номер.

– Ах, так не надо бы, – возразила Регина, но рассмеялась, увидев лицо Моники. – Я еще ни разу не говорила ему, какого я о нем мнения. Сегодня вечером, похоже, взорвусь, когда он придет домой. Тем временем Моника дозвонилась.

– Анна? Представь себе, Регина Раак, да, да, моя преемница, выкрала секретные материалы. Да, все доказательства лежат передо мной! Тянет на параграф 314 УК? Можно арестовать их прямо сейчас? – Регина ошеломлена. – Анна, можешь приехать ко мне в офис? Теперь мы дадим бой Шмидту! Да-да, Марион я позвоню немедленно.

Положив перед собой лист бумаги, Дирк записывал последовательность того, что следует говорить.

– Да, повторяю. Райнер Хойер может прийти на встречу только с наступлением темноты, потому что перед этим у него еще одна важная встреча, а на следующий день, после беседы с нотариусом, он должен отправиться дальше. Время – деньги! Это Гюнтер Шмидт понимает очень хорошо. А в данном случае речь идет о его деньгах!

– Только… – прервал его Ричи.

– Идиот! Путь от стоянки к отелю «Стернен» пролегает вдоль высоких кустов. И если кто-то будет проходить мимо, это обернется злой шуткой.

– Но исключить этого нельзя!

– Ладно, тогда история продолжится. В таком случае Райнер Хойер почему-либо не сможет прийти и позвонит еще раз, в пятницу. Нет проблем. Так или иначе, но мы одолеем его!

– Помни: главное напугать и унизить. Никаких видимых телесных повреждений!

– Считаешь меня убийцей?

– Конечно, нет! Ты позвонишь ему завтра и договоришься о времени и месте?

– Ясное дело!

– Будь осторожен.

– Непременно! – Дирк потянулся. – Последний раз он меня ведь не узнал! А я еще скажу ему, что если мы придем к единому мнению относительно сделки, то на следующее утро отправимся к его нотариусу.

– И не говори слишком много. Иначе он узнает твой голос!

Марион была вне себя, но не понимала отчего: от счастья или от страха. Она пришла в полную растерянность от того, что Гюнтер намеревался с ней сделать, а с другой стороны, не знала, как отблагодарить Регину, сорвавшую его планы сделать ее, Марион, нищей. Моника распечатала документ в четырех экземплярах, вложила листы в скоросшиватель и по прибытии Анны Кель и Марион вручила каждой по папке. И вот они уже почти два часа сидели в комнате совещаний у Моники в конторе за кофе и кексами, внимательно читали страницу за страницей и слушали Анну, которая анализировала прочитанное.

– Теперь все зависит от того, чего вы захотите, госпожа Шмидт, – сказала в заключение Анна. – Мы разработаем программу действий в соответствии с тем, пожелаете ли вы раскрутить это дело по полной программе или поступить более мягко. – Она хлопнула ладонью по документам и, переведя взгляд с одной дамы на другую, улыбнулась. – Это был единственный шанс, и мы его использовали. За все время адвокатской практики мне ни разу не случалось участвовать в подобных заговорах!

– Ну что ж! – Моника поднялась. – За это можно, пожалуй, и выпить! Ведь Регина не только вернула Марион Шмидт ее попранные права, но и объединила нас всех. И кто знает, что еще из этого получится.

Пока Моника ходила за бокалами, Марион крепко пожала руку Регины.

– Я никогда не забуду того, что вы для меня сделали! Скажите, как мне отблагодарить вас?

– Сражение еще не выиграно, – возразила Регина, – боюсь, нам предстоит еще кое-что преодолеть.

Еще никогда Манфред не ожидал с таким нетерпением выхода ежедневной газеты, как утром в четверг. Сегодня, наконец, он получит сатисфакцию. Это не вернет потерянные 90 тысяч марок, но прольет целительный бальзам на его израненную душу. Стоя у окна и глядя на улицу, Манфред пил уже третью чашку кофе. Наконец он увидел приближавшегося к дому почтальона. Бросившись ему навстречу, Манфред нетерпеливо взял свою газету и вернулся в квартиру. Положив газету на стол в гостиной, он развернул ее. На первой полосе – ничего. Жаль! А могли бы анонсировать. Но ничего нет и на второй полосе. Какая досада! Листая дальше, Манфред дошел до спортивной полосы и частных объявлений. Он не верил своим глазам. Манфред медленно переворачивал страницу за страницей в обратном, порядке. Может, в главной теме, на третьей странице? Под заголовком типа: «В Германии процветает коррупция!»? В спешке Манфред уронил вкладку на пол, поднял ее и медленно еще раз просмотрел все материалы. Какие-то совершенно неважные статьи об Индонезии, Косово, Афганистане. Еще несколько коротких новостей из Рёмерсфельда. Растерявшись, Манфред опустился на стул: Она обманула его! Эта дрянь вообще ничего не написала! Кажется, весь город объединился в заговоре против него. Раньше с Манфредом считались. Стоит один раз проколоться, и ты уже никто. Но он отомстит им за все, это дело чести.

60
{"b":"95584","o":1}