ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Хорошо.

Они подыскали место, где все должно произойти: короткий отрезок тропинки между двумя изгибами. Здесь Дирк нанесет ему удар, и если Гюнтер упадет, то еще один в солнечное сплетение, чтобы не мог двинуться. А затем скажет: «Это за Линду, свинья! Я мог бы сейчас отрезать тебе яйца, но, полагаю, Линда сама сделает это когда-нибудь. Я дождусь этого дня!» Затем Дирк плюнет ему в лицо и уйдет. В случае чего Ричи подстрахует его.

– А ты уверен, что ради нее стоит это делать? – спросил Ричи, прежде чем натянуть на голову чулок.

– Все нормально. Приготовься, темнеет! – Дирк бросил взгляд на часы. – Без десяти десять. Скоро все начнется.

Они услышали шум подъезжающей машины. Дирк побежал к началу дорожки и тут же вернулся.

– Его машина! Это он!

– Точно?

– Сколько серебристых «мерседесов» с номером GS1, по-твоему, в Рёмерсфельде?

– Ну, тогда – вперед!

Манфред не знал, зачем идет на эту встречу, но очень разочаровался бы в Понтере, если бы выяснил, что дело не имеет под собой серьезной финансовой подоплеки. А раз уж речь идет о том, что надо только поздороваться с незнакомцем и передать ему пару слов, то деньги, судя по всему, немалые! И он не был бы Манфредом Бушельмейером, если бы не попытался вмешаться в это дело. У него будет время, чтобы осторожно расспросить этого парня. Совместный ужин, несколько кружек пива, потом немного водочки – Манфред хорошо усвоил эту нехитрую науку развязывать языки. А уж эти ребята из мегаполисов не очень сильны в выпивке. Поставив лимузин Гюнтера на стоянку, он вышел. Отличный автомобиль! Расправившись с госпожой Раак и получив деньги, он тоже купит себе номера, которые ставят на машины, сильные мира сего. Возможно, встреча с Хойером тоже поспособствует этому! У Манфреда заметно улучшилось настроение.

Дирк слышал, как приближается его враг, но не видел, кто идет. Густые, ветви, за которыми он спрятался, закрывали обзор. Едва шаги приблизились к месту, где стоял Дирк, он выпрыгнул из засады, обрушил на затылок мужчины удар дубинки и тотчас отскочил, занимая позицию для второго удара, на случай если Гюнтер начнет обороняться. Дирк нанесет ему второй удар в живот. И, как только Гюнтер упадет, Дирк произнесет заготовленные слова. Гюнтер будет корчиться от боли и каждый раз, приближаясь к Линде, вспоминать эту минуту.

Гюнтер почему-то не обернулся, а опустился на колени и упал ничком. Дирк неподвижно стоял, готовый к тому, что Гюнтер внезапно нанесет ему удар по ногам, но ничего не произошло. Полная тишина, слышны только ночные шорохи.

В этот момент из своего укрытия появился Ричи.

– Что случилось? – прошептал он.

Дирк опустил свое оружие.

– Не понимаю!

– Он вообще не двигается! – Ричи осторожно приблизился к Гюнтеру. – О! – Он замер. – Это не Гюнтер! Мы завалили совсем другого человека!

– Ты спятил! – Дирк быстро подошел к лежащему человеку. – Черт, так темно и из-за веток ничего не видно! Ничего нельзя было разглядеть!

Ричи достал из кармана зажигалку.

– О Боже милостивый! Это же Манфред Бушельмейер!

Дирк опустился рядом с ним на колени.

– Разуй глаза! – Ричи захлопнул крышку зажигалки и ошарашено посмотрел на Дирка. – Он мертв!

– Не может быть! Нет, это неправда!

– Парень, как же ты бил?

– Ты же все видел… удар был совсем слабый! – Дирк задрожал. – Но почему он? Как Манфред оказался в машине Гюнтера?

– А если сейчас придет сам Гюнтер?

Они оглянулись.

– Ты уверен, что он мертв? – спросил Дирк, поднимаясь с колен.

– Посмотри сам.

– Нет! Это… невозможно! Я не верю в это!

– Веришь или нет, но надо уносить ноги! И как можно быстрее! И анонимно позвонить из ближайшего телефона-автомата в Службу спасения. Только это нам и остается!

Рано утром в дверь дома Марион позвонили. Она была в ванной. Марион почти всю ночь не сомкнула глаз, напряженно ожидая, как пройдет встреча с Гюнтером и господином из Лихтенштейна. Марион взглянула на часы. Половина восьмого. Экспресс-доставка? Не находя объяснения столь раннему визиту, она босиком пошла к домофону.

– Да, слушаю вас!

– Полиция. Будьте любезны, откройте дверь!

Полиция? Они нашли спиленный радар! Этого следовало ожидать! Марион нажала на кнопку замка и направилась к двери, размышляя, что скажет в свое оправдание.

Перед дверью стояли два господина в гражданском. Это что, нападение на ее дом? Марион замерла перед дверью.

– Мы из криминальной полиции. Госпожа Шмидт, мы могли бы поговорить с вашим мужем?

– С моим мужем? Позвольте посмотреть ваши документы. – Оба достали служебные жетоны, и Марион открыла дверь. – Прошу, – сказала она и пошла впереди них в гостиную.

Уголовный розыск не будет заниматься спиленным хулиганами радаром, подумала Марион. Что им, делать больше нечего? Или у города так много денег? Посреди комнаты она остановилась и повернулась к полицейским:

– Мой муж? Зачем он вам?

– Он дома?

– Вы объясните мне, наконец, в чем дело?

– Вы знаете господина Манфреда Бушельмейера?

– Конечно, это знакомый и деловой партнер моего мужа. Директор строительного супермаркета. А что с ним?

– Он был найден сегодня ночью с тяжелейшей черепно-мозговой травмой. На него было совершено нападение.

– Нападение? – изумилась Марион. – Но почему? За что?

– Этого мы пока не знаем. Господин Бушельмейер все еще без сознания. Поэтому мы здесь.

– Но как мы со всем этим связаны? – «Мы» выскочило у нее автоматически, и Марион не сразу это заметила.

– Машина вашего мужа найдена на месте преступления. Мы хотели бы узнать, как она там оказалась.

– Где это место преступления? – осведомилась Марион.

– Рядом с гостиницей «Стернен». Точнее, на стоянке отеля. Не пригласите ли вашего мужа?

– Его здесь нет.

– Нет? – Полицейские обменялись многозначительными взглядами.

– Где же он?..

– Очевидно, у своей подруги. – Марион произнесла это так невозмутимо, что полицейские пришли в еще большее изумление.

– Почему же вы не сказали нам об этом сразу? – спросил один из них.

– Как зовут эту подругу и где она живет? – осведомился второй, доставая из кармана куртки блокнот.

– Ее зовут Линда Хаген. Где она живет, я не знаю, но работает в парфюмерном магазине в центре города.

Гюнтер уже более часа сидел в своем кабинете вместе с Клаусом Рааком, Юргеном Бергером и нотариусом Вальтером Кальтхофом. На столе появились три документа, которые надлежит подписать после переговоров. Один из них о продаже фирмы «Шмидт хохтиф» акционерному обществу в Лихтенштейне, второй – о продаже недвижимости Гюнтера Шмидта тому же АО, и помимо всего, нотариальная доверенность на право продажи акций все того же АО в Лихтенштейне. Едва Гюнтер подписал первые два документа, как раздался громкий стук в дверь, и она тотчас распахнулась. На пороге, сопровождаемая сотрудниками криминальной полиции, появилась секретарша с выпученными от страха глазами.

– Что, Манфред Бушельмейер разбил мою машину? – спросил вместо приветствия Гюнтер, не находя никакого другого основания для появления здесь полиции. Может, хоть обошлось без большого количества пострадавших?

– Манфред Бушельмейер в данный момент без сознания. Он получил черепно-мозговую травму и сейчас в больнице, – сообщил один из полицейских, осматриваясь.

– Черепно-мозговую? Как прикажете это понимать? Автомобильная катастрофа? Но это же чудовищно! – Гюнтер поднялся. – А моя машина?

– Это не было автомобильной аварией. На него совершили нападение. В связи с этим у нас есть к вам несколько вопросов, и мы просим вас проехать с нами в комиссариат полиции. – Второй полицейский крепко сжал руку Гюнтера, словно тот собирался бежать.

– Весьма прискорбно, что Манфред серьезно пострадал, но не понимаю, почему я должен ехать в полицейский комиссариат. – Гюнтер указал на трех собравшихся в кабинете мужчин. – Разве я не могу прийти к вам сегодня после обеда? Эти господа прибыли специально, чтобы встретиться со мной, и должны сегодня уехать.

63
{"b":"95584","o":1}