ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не надо! – снова крикнула Инга – так же бесплодно и бесполезно, как и раньше. Отец словно не слышал ее.

Шофер быстрыми уверенными движениями прокапался к двери…

– Правда, Димка, может, не стоит? – Из второй машины выглянул дядя Игорь. – Что-то тут не то…

– Вот и надо разобраться, – усмехнулся отец. – Все-таки наша теперь территория.

Он распахнул дверь и скрылся в доме. Инга стиснула зубы и пошла за ним.

Крашеные доски пола резко скрипели под ногами. Ровненько, будто только что расстеленные, лежали цветные домотканые половики. Составленное из пестрых кусочков одеяло на солидной деревянной кровати сбилось, будто обитатель этого дома лишь только что выбрался из теплой постели. В кухонной мойке небрежно свалены пара щербатых тарелок и закопченная сковородка.

– Никого, – отец приподнял и снова поставил на стол белую с красным ободком фаянсовую кружку. На дне плескался недопитый чай. Инга не удивилась бы, если бы он оказался еще теплым.

– «Мария Селеста» [2], – прошептала девочка, останавливаясь посреди этой вроде бы всего несколько минут назад покинутой комнаты.

– Не нагнетай саспишес [3], и так перебор, – резко ответил отец, впервые показав, что он ее все-таки слышит. – А в других домах? – спросил он у шофера, направляясь обратно во двор.

Витя перескочил через низенький заборчик и, подсунув лезвие лопаты, отжал ставню в соседнем доме.

Инга пошла к машине. Хоть бы у них хватило ума не проверять все дома – и так ведь ясно, что деревня пуста!

Дверца мини-вэна распахнулась, и наружу выбралась Амалия. Пухлощекая физиономия фройляйн светилась энтузиазмом. Немка глубоко вдохнула и восторженно зажмурилась.

– Ах, как хорошо! – Она подставила ладонь в пестрой вязаной перчатке под неспешно планирующие с темнеющего неба крупные, будто мультяшные, снежинки. – Гюнтер, хватит сидеть машина, выходить свежий воздух!

– Danke, я есть вполне хорошо тут, – пробурчал с заднего сиденья Гюнтер, подливая себе коньяку.

Амалия скорчила досадливую гримаску.

– Ты есть schlaff! – фыркнула она. – Инга, идти смотреть, что здесь есть!

Меньше всего Инге хотелось шастать по загадочно опустевшей деревне. Но Амалия, не дожидаясь ее согласия, уже шла по улице. Ее куртка ярким пятном выделялась на фоне снежной белизны.

И тут она вдруг замерла, словно ее схватили за ноги. Дернулась, будто пытаясь освободиться. И исчезла, точно заснеженная дорога втянула ее в себя. Инга остановившимся взором глядела на белое полотно – оно было совершенно пустым.

Девочка закричала.

– Чего вопите, Инга Дмитриевна? – поинтересовался мрачный охранник.

– Там… Там… – дрожащим пальцем Инга указала на цепочку следов, обрывающуюся посреди дороги. – Амалия… Пропала…

Охранник скептически хмыкнул и, переваливаясь в снегу, двинулся к месту исчезновения немки. Остановился… Снег будто взорвался, и из него высунулась рука! Вцепилась охраннику в ботинок…

Из снежных глубин вынырнула красная физиономия немки.

– Wie entsetzlich! [4] – отирая лицо и отплевываясь набившимся в рот снегом, прохрипела Амалия. Ухватившись за протянутую руку охранника, она с трудом выбралась на край здоровенной ямы, прятавшейся под покровом снега. – Я слышать, что у вас очень плохие дороги, но даже не представлять себе – яма посреди улица!

Инга тихонько попятилась, вернулась и побежала к машине. Все, в салон и не вылезать оттуда!

Чей-то плотный, как прижатая к лицу подушка, взгляд уперся в нее. Инга вскинула голову. Прямо над их машиной на крытой потемневшим шифером крыше стоял старый китаец в теплом зимнем халате с вышитыми драконами. Заплетенные в две коротенькие косицы седые волосы свисали вдоль желтого морщинистого, как засохшее яблоко, лица. Щелочки глаз буравили Ингу, в руках китаец держал маленький округлый лук. Наложенная на тетиву тонкая стрелка целила точно ей в переносицу.

– Ой! – отчаянно выдохнула девчонка, зажмуриваясь.

– Что, деточка? – раздался сзади спокойный мамин голос.

– Прячься! Скорее! – Инга стремительно развернулась к выглядывающей из машины маме и толкнула ее обратно в салон.

– Опять собака? – ужаснулась мама.

– Нет! Китаец! С луком! – выкрикнула Инга.

– Пусть Витя скажет ему, что нам не нужен его лук, мы ничего не покупаем.

– У него лук, из которого стреляют! – выдохнула Инга, крутанувшись на месте и чувствуя себя живой мишенью.

На крыше никого не было.

К машине вернулся отец.

– Ни единой души! – он покачал головой и, запрокинув голову, с тревогой вгляделся в затянувшие небо тучи. Снег, сперва падавший медленно и торжественно, усилился, засыпая деревню частой россыпью. Отец распахнул дверцу. – Приедем, разберемся!

– Ты… все еще хочешь ехать в замок? – неуверенно переспросила Инга.

– Куда ж еще? – рявкнул отец. – Мы вроде туда собирались!

– Но папа! Ты же видишь – тут творится что-то странное! Собаки бешеные, целая деревня исчезла! – Про китайца Инга благоразумно упоминать не стала – она уже сама не очень верила, что действительно его видела.

– Она с самого начала не хотела ехать! Твердо решила испортить нам Новый год! – тоном детсадовской ябеды-корябеды откликнулась из салона мама. – Дима, скажи ей!

Отец перевел на дочь тяжелый взгляд:

– Инга, если на счет «раз» ты не окажешься в машине, я оставлю тебя здесь… – Его жест подразумевал в этом «здесь» и пустую деревню, и многие километры заснеженной дороги, оставшиеся позади. – И делай, что хочешь!

Инга исподлобья поглядела на отца. При каждом подобном заявлении она чувствовала нестерпимое желание взять и проверить. Вот сейчас, без единого слова, повернуться, уйти в пустой дом и посмотреть, действительно ли родители спокойно уедут встречать Новый год, бросив ее в мертвой деревне на растерзание бешеным псам и китайцам. Честное слово, она не удивится, если уедут!

– Кто-то в этой ситуации должен быть умнее! – Стекло опустилось, из окна второго мини-вэна выглянула тетя Оля. – Дмитрий ведет себя, как ребенок. Придется тебе, Инга… Садись в машину, девочка.

– Ольга, можно я сам разберусь со своей дочерью?

– Вижу я, как ты разбираешься, – проворчала тетя Оля, скрываясь за поднятым стеклом.

Инга мрачно полезла в машину. Может, она сейчас и ведет себя умнее, но своего добился именно отец. Невольно начинаешь задумываться. Насчет пользы ума.

– Настоящий средневековый замок в Карпатах! – восторженно стискивая ладони, воскликнула мама. – Мы станем давать там балы, устраивать настоящие, большие охоты! – Глаза ее блестели, на щеках вспыхнул нервический румянец.

Инга фыркнула. Мама часто ведет себя как ребенок, ну честное слово! Лучше бы подумала: затерянный где-то у самой границы с Польшей замок им продали потому, что иначе он бы просто развалился! В него для начала не немецкого архитектора, специалиста по замковой архитектуре, вместе с его сестричкой-художницей везти надо – Инга покосилась на Амалию с Гюнтером, синхронно кивавших в такт каждому маминому слову, – а бригаду слесарей-сантехников! Хоть один туалет построить!

– Папа так старается, чтобы у нас была…

– Самая крутая дача, – не отрывая глаз от окна, закончила Инга. – У кого-то грядки с огурцами, у кого-то альпийские горки с фонтанами, а у нас донжон [5] и подъемный мост!

– А также надвратная башня и две полностью уцелевшие угловые с переходной галерей! Во внутренних покоях, конечно, все запущено, сами понимаете, бюджетных денег на содержание нет… Зато каменная кладка в отличном состоянии – она пятьсот лет простояла и еще пятьсот простоит! – Брокер суетливо выхватил из портфеля пачку документов. – И совсем недорого, правда же, многоуважаемый Дмитрий Сергеевич? – Он с робкой надеждой покосился на отца. – Даже с учетом капитального ремонта замок обойдется вам миллионов на десять дешевле, чем аналогичная недвижимость в Восточной Европе! Фонтана, конечно, нет, зато есть замковый колодец! – Он перевел умоляющий взгляд на Ингу и теперь докладывал персонально ей: – На случай осады! А если вы хотите огурцы, так это очень просто, около замков всегда разбивали огороды…

вернуться

2

«Мария Селеста» – судно, экипаж которого исчез по невыясненной причине, оставив полностью целое и неповрежденное судно. Опустевший корабль был найден 4 декабря 1872 года в 400 милях от Гибралтара.

вернуться

3

Подозрение (англ.)– в фильмах ужасов художественный прием, означающий нагнетание у зрителя недоброго предчувствия.

вернуться

4

Какой ужас! (нем.).

вернуться

5

Донжон (фр. donjon) – главная башня в европейских феодальных замках. В отличие от башен на стенах замка донжон находится внутри крепостных стен (обычно в самом недоступном и защищенном месте) и зачастую не связан с ними – крепость внутри крепости. Наряду с оборонительной функцией донжоны являлись непосредственным жилищем феодалов. Также в них часто располагались различные оружейные, главный колодец, пищевые склады и пр.

2
{"b":"95586","o":1}