ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В школе старшей ступени, после ежедневного обязательного изучения цитатника председателя Мао, Юй с компанией одноклассников шатался по разным районам города. Иногда они даже отваживались заходить в магазины, хотя ничего там не покупали. Время от времени под конец своих экскурсий они угощались в какой-нибудь дешевой забегаловке. Однако по большей части они просто бродили по улицам, оживленно разговаривали, наслаждаясь своей дружбой. Так они познакомились с различными частями Шанхая.

Кроме одного района, а именно местности вокруг улицы Хэныпаньлу. Тот район им приходилось видеть только в кино, в фильмах, посвященных дореволюционным событиям. На экране показывали баснословно богатых капиталистов, иностранные машины, шоферов в ливреях, молодых горничных в черных платьях, белых фартучках и в накрахмаленных шапочках. Однажды они все-таки забрели туда, но сразу почувствовали себя не в своей тарелке. За высокими стенами виднелись особняки – такие же, как в старых фильмах, внушительные, но безличные. Перед ними, торжественная и тихая, тянулась улица Хэныпаньлу. Улица была почти безлюдной, если не считать вооруженных солдат. Часовые стояли неподвижно по обе стороны железных ворот. Мальчишки знали, что в этом районе живут высокопоставленные партийные кадры и их уровень жизни на порядок выше, чем у всех. Тем не менее тогда всех потрясло, что в огромном особняке живет всего одна семья, тогда как в их квартале в домиках гораздо меньшего размера ютилось по двенадцать и больше семей. Они как будто оказались в чужой, враждебной сказке. Наверное, они задержались перед одним из особняков слишком долго. Им навстречу вышел солдат и велел убираться; они не из этого района. Больше они туда не заходили.

Сейчас, ранним июньским утром, следователь Юй оказался здесь снова. Он больше не был школьником, но атмосфера этого места по-прежнему действовала на него угнетающе. Когда они проходили мимо, часовой в военной форме отдал им честь. Солдаты, конечно, другие – не те, что охраняли вход много лет назад. Но люди, которые сейчас живут за высокой стеной, не очень-то изменились.

Белая стена, окружавшая дом У, как будто тоже не изменилась; разве что в нескольких местах поросла плющом. С улицы видна была только красная черепичная крыша, мелькавшая между верхушками деревьев. Дом стоял на огромном участке земли. Сейчас солдат не охранял железные ворота, украшенные спиральными башенками, но от этого особняк еще больше напоминал старые фильмы о дореволюционном Шанхае.

Следователь Юй нажал кнопку звонка.

Через какое-то время ворота чуть приоткрылись. На них смотрела женщина лет тридцати пяти, одетая в черно-белую кофточку с короткой юбкой в тон. У нее были искусственные ресницы; веки покрывали ярко-синие тени. Женщина с любопытством воззрилась на них:

– Кто вы такие?

– Управление полиции Шанхая. – Юй помахал перед носом женщины удостоверением. – Нам нужно поговорить с У Сяомином.

– Он вас ждет?

– Нет, не ждет. Мы расследуем убийство.

– Идите за мной. Я его младшая сестра.

Она пропустила их в ворота.

Так следователь Юй впервые увидел весь особняк целиком. Дом У представлял собой внушительных размеров трехэтажное здание, похожее на осовремененный замок, с резными шпилями и башенками, оставшимися от первоначального проекта. Крылечки и застекленный зимний сад явно пристроили позже. Дом окружала большая ухоженная лужайка с несколькими цветочными клумбами. Посередине находился плавательный бассейн в форме раковины; на фоне ярко-голубого кафеля, которым были выложены стенки и дно бассейна, чистая прозрачная вода казалась еще голубее.

Поднявшись вслед за сестрой У Сяомина на несколько ступенек, они пересекли просторный холл и оказались в огромной гостиной. Посередине находилась винтовая лестница, ведшая на верхние этажи. Напротив камина, выложенного зеленым мрамором, стоял секционный черный кожаный диван; у дивана – кофейный столик со стеклянной столешницей.

– Садитесь, пожалуйста, – пригласила их сестра У Сяомина. – Выпьете что-нибудь?

– Нет, спасибо.

Юй мельком разглядел цветочный узор на камине, ковер, лежащий на полированном полу, услышал тиканье больших напольных часов красного дерева. Оглядевшись, он поудобнее устроился на диване.

– Я скажу про вас Сяомину, – заявила женщина и вышла в другую дверь.

У Сяомин тут же вышел к ним. Ему было лет сорок с небольшим. У оказался высоким, широкогрудым мужчиной, но при этом выглядел на удивление заурядно. Острые, проницательные глаза настороженно смотрели на незваных гостей. Веки тяжелые, как у сестры; от глаз лучиками разбегаются морщины. Он был совершенно не похож на представителя богемы, каких показывают в телесериалах. И на представителя золотой молодежи тоже. Следователю Юю было трудно отождествить стоящего перед ним человека с «партийным сынком», который изготавливал эротические снимки и спал с Гуань, а может быть, и со множеством других женщин. Однако, несмотря на вполне заурядную внешность, У, несомненно, излучал уверенность и силу. У выглядел таким успешным, уверенным в себе. Об этом говорили и его речь, и жесты. Он почти физически светился властью. Он наслаждался властью и обладал ею на самом высшем уровне.

Может, именно на этот свет власти и слеталось столько глупых мотыльков?

– Давайте поговорим в кабинете, – предложил У после того, как они представились.

Они снова вышли в холл, а оттуда попали в просторную комнату, обставленную довольно просто, если не считать единственной картины в золоченой раме на стене, выдающей вкус хозяина. Застекленная дверь за письменным столом красного дерева выходила на лужайку с цветущими деревьями.

– Это кабинет моего отца, – пояснил У. – Он сейчас, знаете ли, в больнице.

Юй видел в газетах фотографии старика У Бина: морщинистое умное лицо, волевой нос с горбинкой.

Легко постучав пальцами по столу, У с удобством устроился в кожаном крутящемся кресле – наверное, тоже отцовском.

– Чем я могу вам помочь, товарищи?

– Мы хотим задать вам несколько вопросов. – Юй достал мини-диктофон. – Наша беседа будет записываться.

– Мы только что побывали у вас на работе, – вступил Чэнь. – Секретарша сказала, что вы работаете дома. Мы расследуем серьезное преступление. Вот почему мы пришли к вам домой.

– Дело Гуань Хунъин? – спросил У.

– Да, – кивнул Чэнь. – Видимо, вам известно о нем.

– Этот офицер, товарищ следователь Юй, несколько раз звонил мне по телефону.

– Да, – подтвердил Юй. – В последний раз вы сказали, что вас с Гуань связывали на сто процентов профессиональные отношения. Вы опубликовали в газетах и журналах несколько ее снимков. Ведь так?

– Да, в «Жэньминь жибао». Если хотите на них взглянуть, я сохранил некоторые из них. Для другого журнала я тоже снимал ее – делал подборку фотографий. Вот только не знаю, есть они у меня здесь или нет.

– Вы встречались с ней всего пару раз, для съемок?

– Знаете, при моей профессии иногда приходится делать сотни снимков, прежде чем получится хороший кадр. Я точно не помню, сколько раз мы работали с Гуань.

– Других отношений не было?

– Да что вы, товарищ следователь. Нельзя же только снимать, снимать и снимать и больше ничем не заниматься. Фотографу необходимо как следует познакомиться со своей моделью, настроить ее нужным образом, так сказать, чтобы поймать в объектив ее душу.

– Да, – кивнул Чэнь. – Тело и душу. Нужно исследовать все.

– В прошлом году, в октябре, – вмешался Юй, – вы ездили в Желтые горы?

– Да. Ездил.

– Вы ездили один?

– Нет, я купил путевку в бюро путешествий. В горах я был не один, а в составе туристической группы.

– Судя по записям в бюро «Восточный ветер», вы купили билеты для двоих. Для кого еще вы заказывали билет?

– Мм… раз уж об этом зашла речь, – промямлил У, – да, я действительно купил билет для другого лица.

– Для кого именно?

– Для Гуань Хунъин. Я упомянул о том, что поеду в горы. Ей тоже захотелось туда съездить. Вот она и попросила меня купить ей билет.

51
{"b":"95588","o":1}