ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– 3-значит… – запинаясь, проговорил Го, не сводя взгляда с конверта, – решение принято на самом верху?

– Да, на самом верху. Послушайте, вы же умный человек. Должно быть, У кое-что рассказал вам о том, как пытался меня отстранить. И что? Я по-прежнему старший инспектор, а кроме того, директор городского управления автоинспекции. Почему? Подумайте хорошенько.

– Значит, там что-то затевают против старых кадров?

– Это ваши слова, не мои, – возразил Чэнь. – Но если вы думаете, что У вам поможет, вы глубоко заблуждаетесь. У с радостью сделает из вас козла отпущения.

– Вы уверены, что вам удастся смягчить мне наказание?

– Постараюсь, но вы должны рассказать мне все.

– Погодите… – Го перевел взгляд с конверта на Чэня и еще сильнее вжался в спинку стула, отчего горб стал заметнее. – С чего начать?

– Как вам стало известно о связи между У и Гуань?

– Сначала я познакомился с Гуань – как с одной из девушек на вечеринке. На вечеринках в доме У всегда бывало множество девушек. Они сами приходили туда. Некоторые хотели развлечься, выпить, спеть караоке и все остальное, а некоторые стремились познакомиться с У. Были такие, которым просто было любопытно взглянуть на его дом. А некоторым хотелось, чтобы он их сфотографировал… Вы ведь видели эти снимки, правда?

– Да, все до одного. Продолжайте.

– В доме У Сяомина имеется самое современное фотографическое оборудование. И даже фотолаборатория. Он часто печатался. Некоторые из девчонок ради рекламы были готовы буквально на все. У пользовался у них определенной известностью. А еще он умеет с ними поладить. Не говоря уже о том, что он часто делал им другие предложения.

– Что значит – «другие предложения»?

– Например, обещал устроить на хорошую, выгодную работу. При его связях У это нетрудно. Ему охотно идут навстречу, потому что он в состоянии оказать ответные услуги. Кроме того, нескольких девушек У устроил в модельные агентства.

– Значит, взамен они позволяли ему их снимать – в том числе делать порнографические снимки?

– Ну, некоторые просто влюблялись в него и ничего не требовали взамен. Они позволяли ему снимать себя в разных позах, голышом. Думаю, не нужно говорить, что бывало после таких фотосессий, товарищ старший инспектор одна девушка прямо так и признавалась мне, что готова спать с ним только в обмен на фотографии. Она так и говорила: «Я отработаю». Ее подлинные слова!

– Почему У стремился делать такие снимки?

– Не знаю… У не из болтливых. Он поделился со мной только однажды. Наверное, в ту ночь перепил.

– Что же он вам сказал?

– Сказал, что с помощью таких снимков он страхует себя от неприятностей.

– Ясно. Вы сказали, что впервые увидели Гуань на вечеринке. Значит, она была такой же, как другие?

– Видите ли, сначала я не знал, что она – Всекитайская отличница труда. На таких вечеринках никого ведь не знакомят официально. Но я сразу увидел, что она не такая, как остальные. Когда я впервые пригласил ее потанцевать, она держалась очень скованно.

– У что-нибудь говорил вам о ней?

– Сразу – нет. Но должен сказать, она отличалась от других. В отличие от остальных девушек она воспринимала все всерьез.

– Что именно она воспринимала всерьез?

– Свои отношения с У. Большинство девушек приходили к У только развлечься. Можно сказать, связь на одну ночь. Некоторые из них гораздо распущеннее, чем вы можете себе представить. Они предлагали себя сами. Гуань была не такая.

– Значит, Гуань серьезно отнеслась к их связи? А знала она, что У женат?

– Прекрасно знала, но надеялась, что У ради нее разведется с женой.

– Ну и дела! Всекитайская отличница труда бегает за женатым мужчиной! С чего она взяла, что ей удастся женить его на себе?

– Не знаю.

– А вы почему решили, что Гуань хотела, чтобы У на ней женился?

– Это было очевидно. Она все время льнула к нему, как жена, и на остальных смотрела свысока, как будто осуждая их разврат.

– У обращался с ней как с остальными девушками?

– Нет, с ней У тоже вел себя по-другому.

– Вот здесь попрошу поподробнее. – Чэнь протянул Го чашку с чаем, предварительно налив и себе.

– Во-первых, Гуань не любила шумные вечеринки. Она и была-то всего на трех-четырех в общей сложности и после одного-двух танцев уходила в комнату У. У оставался с ней в своей комнате, несмотря на то что снаружи начиналась настоящая оргия. Такое поведение вообще-то У несвойственно.

– Что – уединяться с девушкой в своей комнате? По-моему, это вполне в духе У.

– Нет, не в том дело. Обычно У уединялся с девушками после, а не во время вечеринки. В общем, можно сказать, он заботился о Гуань и всячески старался угодить ей. В прошлом году они даже вместе ездили отдыхать. Кажется, в Желтые горы. Поездку тоже придумала Гуань.

– Там в гостинице они жили в одном номере, как супружеская пара, – сказал Чэнь. – Боюсь, затея принадлежит не одной Гуань.

– Не знаю. Гуань была вполне ничего себе, не дурнушка, но вы бы видели, какие к У приходили актрисы – гораздо красивее и моложе ее. Но У ни с кем никуда не ездил, кроме Гуань.

– Что ж, может, вы и правы, – кивнул Чэнь. – Потом их отношения разладились?

– У понял, что она настроена серьезно и слишком требовательна. Ее отношение стало его тяготить. Видимо, она очень сильно давила на него, но У и помыслить не мог о разводе с женой.

– Почему?

– Родственники его жены – очень влиятельные люди. Вы ведь знаете, кто был покойный тесть У? Лян Сяндун, первый секретарь района Хуадун.

– Но ведь Лян умер в годы культурной революции.

– Возможно, кое-чего вы все же не знаете. Да, тесть У умер, но его зять стал вторым секретарем парткома провинции Аньхой. Более того, его теща, которая жива и полна сил, работает в Пекине – она член центральной комиссии КПК по проверке дисциплины.

– Нам это известно, – сказал Чэнь. – Семейственность и кумовство. А теперь расскажите, как У реагировал на требования Гуань.

– Сначала У просто смеялся – у нее за спиной, конечно. Еще одна ее образцовая маска, говорил, как те, которые надевают актеры пекинской оперы: «в разных сценах – разные маски». Ее требования его не слишком беспокоили. А может, даже нравилась их новизна.

– Когда их отношения начали портиться?

– Если честно, я ничего не замечал до того случая… Дело было после одной вечеринки в декабре прошлого года. Гуань вела себя как обычно – прямая, как бамбуковый шест. Но У силой заставил ее выпить несколько чашек «Маотая». Не знаю, может, он что-то туда подмешал… Вскоре она отключилась. У попросил меня помочь отнести ее в спальню. К моему удивлению, там он начал ее раздевать. Она ни о чем не догадывалась – спала невинно, как овечка.

– Он объяснил, зачем вы ему понадобились?

– Нет, просто начал фотографировать ее в моем присутствии – ну, вы понимаете, о каких снимках я говорю. Помню его слова: «Раздень догола Всекитайскую отличницу труда и получишь очередную распутную шлюху». Для него это не было чем-то необычным – я имею в виду фотографирование ню.

– И для вас тоже?

– Ну, подобные вещи происходили и раньше – один или два раза. Конечно, с другими девушками. У иногда просил меня снять его с какой-нибудь девушкой в постели. Но в ту ночь У захотел, чтобы я позировал вместе с Гуань. Он сделал тот снимок, что у вас. Клянусь, я просто позировал. Между нами ничего не было!

– Да вы просто какой-то Лю Сявэй XX века!

– Не знаю никакого Лю Сявэя. Но я был потрясен. До той ночи У не велел нам, своим друзьям, трогать ее. Он никогда не относился так к другим девушкам. Более того, на других девушек У было попросту наплевать.

– Как вы думаете, почему У в ту ночь вдруг переменил свое отношение?

– Не знаю. Может, У хотел использовать те снимки, чтобы помешать ей втравить его в неприятности.

– И ему это удалось?

Понятия не имею. Потом они продолжали встречаться. А через несколько недель после той съемки они…

98
{"b":"95588","o":1}