ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В декларации содержались требования немедленного изменения внешней политики и восстановления конституционного управления. Казалось, этот документ мог бы послужить основой создания единого общенационального фронта оппозиции. Однако после получения из Москвы директивы ЗБ ЦК БРП подписание декларации коммунистами было сочтено тактической ошибкой. Партия ориентировалась теперь на самостоятельный захват власти Отечественным фронтом, без каких-либо компромиссов с легальной оппозицией.

20 августа Димитров Г. направил ЦК БРП письмо с новыми директивными указаниями. В нем говорилось о необходимости разоблачать политику Багрянова И., отрицательно относиться ко всем предложениям по созданию новых правительственных комбинаций, направленных на раскол Отечественного фронта (Антифашистская борьба в Болгарии. Документы и материалы. Т. II. София, 1984. С. 501-503).

Письмо Димитрова Г. было воспринято болгарскими коммунистами как руководство к действию. Именно исходя из содержавшихся в нем указаний БРП отказалась участвовать в будущем правительстве буржуазно-либеральной оппозиции, дала ему негативную оценку и призвала к его свержению.

24 августа делегация Национального комитета Отечественного фронта, начавшего действовать легально, посетила Багрянова И. и предложила ему немедленно передать власть ОФ. Премьер ответил отказом, но не посмел арестовать делегацию. Неудачная попытка взять власть мирным путем означала, что предстоит сделать это насильственно.

26 августа ЦК БРП издал циркуляр № 4, руководствуясь которым Главный штаб НОПА направил всем партизанским отрядам приказ повсеместно предпринять наступательные операции и установить власть ОФ (Антифашистская борьба в Болгарии. Документы и материалы. Т. II. София, 1984. С. 505-507).

Подробно о политической линии ЦК БРП был проинформирован Димитров Г. В начале сентября Фитин П. передал ему полученную через работника НКГБ информацию Терпешева Д., датированную 29 августа. «Ваша директива от 20 августа 1944 г. нами получена, – говорилось в этом письме. – Очень довольны, что она пришла вовремя. Мы разоблачаем багряновцев, отрицательно относимся к попыткам Багрянова И., регентов и буржуазной оппозиции втянуть нас в кабинет Багрянова-Гичева-Мушанова. Мы боремся за самостоятельную власть Отечественного фронта. Расширяем партизанское движение и укрепляем Отечественный фронт как в центре, так и на местах. Усилили работу в армии, привлекая кадровых офицеров и союзников в наши штабы… Наши союзники стремятся стать министрами, но до настоящего времени они с нами и слушаются нас. Они идут с нами, но оглядываются назад, так как боятся народных масс и возможной борьбы в будущем. Полагаем, что сумеем преодолеть трудности настоящего момента» (Димитров Г. Дневник. София, 1997. С. 420). В заключительных строках письма сообщаем, что правительство находится в состоянии кризиса. С 24 августа регенты и Багрянов И. непрерывно ведут переговоры с представителями политических партий о формировании нового правительства.

Стремясь не допустить внутреннего взрыва с поддержкой его извне – со стороны Красной армии, – власти пошли на компромисс с либеральной оппозицией. 30 августа 1944 г. был образован кабинет во главе с одним из лидеров БЗНС – «Врабча-1» Константином Муравиевым. Политической платформой кабинета стала Декларация 13-ти. Создание правительства Муравиева К. представляло собой попытку разрешения политического кризиса в стране в соответствии с планами буржуазно-либеральной оппозиции.

2 сентября 1944 г. Муравиев К. объявил о создании «правительства национальной концентрации», в которое вошли пять деятелей БЗНС – «Врабча-1», три члена Демократической партии, один представитель Народной партии и один беспартийный. Для предотвращения революционного выхода из государственно-политического кризиса правительство наметило три основные задачи: совершить поворот во внешней политике, порвав отношения с Германией, заключив перемирие с Англией и завоевав доверие СССР; восстановить конституционные порядки и буржуазно-демократические свободы; привлечь БРП и ОФ к управлению страной (Димиторов И. Буржуазная оппозиция в Болгарии. 1939-1944. София, 1969. С. 193-196). В декларации от 4 сентября 1944 г. правительство Муравиева К. провозглашало «истинно демократическое правление», а в области внешней политики – нейтралитет Болгарии. Правительство Муравиева К. отменило нормативные акты, запрещающие деятельность политических партий, расформировало жандармерию, объявило полную амнистию политзаключенных, запретило все организации с фашистской и национал-социалистской идеологией, разорвало дипломатические отношения с Германией (6 сентября) и объявило ей войну (8 сентября), обратилось к СССР с просьбой о перемирии и приказало своим военным подразделениям не только не оказывать сопротивления Красной армии, но и содействовать ее продвижению по болгарской территории (Болгария – непризнанный противник Третьего рейха: Сборник документов. София, 1995. С. 83-86).

Попытка легальной оппозиции перейти к традиционной партийно-парламентской демократической системе оказалась бесперспективной и заранее обреченной на провал. Судьба Болгарии была предрешена союзниками по антигитлеровской коалиции с учетом их собственных интересов и планов. Для Великобритании и США Болгария уже находилась в советской зоне. Это нашло подтверждение позже, в октябре 1944 г., когда на встрече Сталина и Черчилля сферы влияния на Балканах были конкретизированы в процентах (75% преобладающего влияния в Болгарии получал СССР) (Болгария – непризнанный противник Третьего рейха: Сборник документов. София, 1995. С. 89-98). Для Англии и США не было смысла поддерживать новый кабинет с риском осложнить отношения с СССР, и правительство Муравиева К. осталось в полной изоляции.

Внутренняя обстановка также не благоприятствовала успеху политики кабинета Муравиева К. К августу – сентябрю 1944 г. процесс радикализации, резкого полевения народных масс под воздействием побед Красной армии достиг кульминации. Правительство Муравиева К., поднявшее знамя буржуазной демократии, не могло уже удовлетворить политически активную часть болгарского общества, воспринявшую смену кабинета как простую «смену вывески».

18
{"b":"95591","o":1}