ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

4

Джейн положила трубку, оглушенная разочарованием и злостью. Полдня она бегала по магазинам, а затем весь вечер провела на кухне, готовя праздничный ужин в честь возвращения Ника. И вот сейчас он позвонил и сказал, что задерживается. Но не на несколько часов. А еще на целый день.

– Завтра состоится учредительное заседание бельгийского комитета в поддержку грузовых автоперевозчиков, которое я просто не могу пропустить, – известил ее Ник сквозь треск в мобильном телефоне.

Расстроенная, Джейн вернулась на кухню. Тесто, воспользовавшись телефонным разговором, намертво прилипло ко дну формы, а острый соус «путанеска», который, надеялась она, придаст интимный привкус встрече, подгорел. Джейн давно поняла, что готовка не входит в число ее сильных сторон. С другой стороны, а что входит?

Впрочем, размышляла Джейн, отскребая дряблую белую массу, на кулинарном поприще она все же не последняя: есть еще Тэлли. Если не брать в расчет трех ведьм «Макбета», на свете еще не было такой неумелой стряпухи. Джейн на всю жизнь врезался в память тот вечер в Кембридже, когда Тэлли пригласила ее на домашний ужин.

– Что это? – спросила Джейн, недоуменно уставившись на обугленный кусок хлеба, истекающий липкой сладкой жижей.

– Специальное блюдо шестого класса, – с гордостью ответила Тэлли. – Батончик «Марс», запеченный в тесте. Два куска хлеба обмакиваются в подсолнечное масло, потом между ними засовывается батончик «Марса». Все это кладется на пару минут в микроволновку. В школе мы их обожали.

При мысли о Тэлли, «Маллионзе» и недостающем миллионере Джейн ощутила укол стыда. После бутылки вина на пустой желудок все казалось так просто. Днем, на трезвую голову, стало ясно, что эта проблема представляет определенные трудности. Полистав записную книжку, Джейн поняла, что среди ее знакомых нет не то что миллионера – тысяченера. Из ее знакомых ближе всех к роскоши подобралась Аманда, бывшая подруга по Кембриджу, вышедшая замуж за какого-то банкира и сменившая тесную конуру в дешевом районе на шикарную шестикомнатную квартиру с прислугой в престижном Хэмпстеде. У Джейн мелькнула мысль возобновить старую дружбу.

Снова зазвонил телефон. Джейн бегом бросилась к аппарату. Неужели Ник передумал?

– Привет, это я, – послышался в трубке похоронный голос Тэлли.

– А я как раз вспоминала тебя, – сказала Джейн, надеясь, что ее голос звучит бодро.

– Наверное, это потому, что после возвращения мамочки «Маллионз» превратился в огромный излучатель телепатической энергии, – угрюмо заключила Тэлли. – Пока я сейчас разговариваю с тобой, мама разжигает ритуальный костер во славу убывающей луны, а Большой Рог со всеми необходимыми почестями сооружает на конюшне меркурийскую арфу.

– Что?

– Ты все равно не поймешь. Достаточно сказать, что эта штуковина основывается на плане Стоунхенджа[16] и геометрии магического квадрата планеты Меркурий.

А венчает ее, в прямом смысле, камень из древнего городища Чизринг в Корнуолле.

– Нет! – воскликнула Джейн.

– Увы! Судя по всему, это должно принести в наш дом гармонию и мир, но, уверяю тебя, для меня, мистера Питерса и миссис Ормондройд это равносильно объявлению войны. Проклятие!

– Что у тебя случилось? – встревожилась Джейн.

– Я лучше побегу. Только что упала дверь в бильярдный зал.

По-видимому, сейчас Тэлли требовалась не только моральная поддержка.

Если честно, ей самой тоже неплохо бы немного взбодриться. Предательство Ника едва ли способствовало созданию праздничного настроения.

Вернувшись в крошечную гостиную, Джейн с грустью посмотрела на пламя свечей, дрожащее от тянущего из-под двери сквозняка. Бросив взгляд на аккуратно упакованный скромный подарок по случаю возвращения Ника домой (новые запонки), она вдруг испытала острый приступ жалости к самой себе. Бокалы, сверкающие в отблесках горящих свечей, только и ждали, чтобы их наполнили шампанским и каким-то там «Пуйи», купленным после мучительно долгого раздумья в дорогом магазине «Сейфуэй».

Налив себе джина и разбавив его тоником, Джейн решила провести вечер, лежа на диване и читая любовный роман. В конце концов, судя по всему, уютно устроиться в обнимку с книжкой Джилли Купер – это вся сексуальная жизнь, на которую ей можно сейчас рассчитывать.

Десять минут спустя Джейн, погрузившаяся в приключения похотливого телевизионщика и его своенравной взбалмошной любовницы, вдруг вынуждена была вернуться к серой действительности. Причина этого находилась вверху. Приподняв голову, Джейн прислушалась. Доносившиеся из квартиры сверху гулкие удары заставили ее вздрогнуть. Похоже, там разверзлась преисподняя. Похоже, Том решил поиграть в салки со стадом слонов, обутых в туфли на платформе.

Джейн снова попыталась сосредоточиться на книге. У телевизионщика и его сладострастной подруги наступил период горячих постельных сцен. Джейн жадно следила за чужими вздохами и стонами. Грохот наверху продолжался под аккомпанемент глухого ритма музыки.

Крепко схватив старушку Джилли за корешок, Джейн старалась сосредоточиться на сюжете, но через десять секунд, отчаявшись, отбросила миссис Купер и, выскочив из квартиры, взбежала вверх по лестнице и забарабанила кулаками в дверь Тома.

Дверь открылась, и Джейн увидела Тома с обнаженным торсом и раскрасневшимся лицом.

– Привет, – улыбнулся он, отбрасывая с блестящего от пота лба прядь волос.

При этом Джейн успела мельком заглянуть ему под мышку, и у нее в паху что-то вспыхнуло, подобно газовой горелке.

– Привет, – ответила она, переминаясь с ноги на ногу. – Э, вообще-то вы очень шумите, и…

– Правда? Простите, ради бога! Я просто собираю вещи. Видите ли, я переезжаю отсюда.

– Переезжаете?

Джейн посмотрела на статную фигуру, заполнившую дверной проем. Мускулистый, загорелый торс Тома вдруг показался ей очень лакомым.

– Да. Я перебираюсь в Нью-Йорк. Если быть точным, завтра. Я как раз закончил собираться.

– О! Хорошо!

Джейн вдруг ощутила непреодолимое желание рухнуть перед Томом на колени, умоляя его производить столько шума, сколько это в человеческих возможностях.

17
{"b":"95599","o":1}