ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Он многозначительно умолк.

– Ну и… – жадно спросила Джейн, не отрывая от него взгляда.

– Но она не может быть счастливой, – с вызовом закончил Вэлентайн.

– Не может? – удивленно переспросила Джейн. От необходимости отвечать его избавил телефон, зазвонивший на столе Джейн. Вэлентайн быстро прошел к себе и скрылся за кипой только что присланных ему на рецензию кухонных рукавиц из расшитой золотом парчи.

– Я звоню, чтобы сказать, – с ходу заявила Шампань, – что, когда будет готова моя колонка, ищите меня в «Ланкастере».

– В «Ланкастере»? – повторила Джейн. «Ланкастер» считался одним из самых дорогих и роскошных лондонских отелей. Расположенный в квартале от Пиккадилли, этот новый отель, состоящий только из номеров люкс, быстро затмил «Метрополитен». В каждом номере был прекрасный вид из окна, своя собственная горничная, индивидуальный номер факса и даже указатель температуры на улице, установленный в гардеробе, чтобы постоялец мог выбрать самую подходящую одежду для того, чтобы бороться с разгулом стихии во время короткой перебежки от вестибюля отеля до двери лимузина.

– Но почему? – удивилась Джейн.

Неужели огромная квартира на Итон-сквер больше не устраивает Шампань?

– Горничная уволилась, и в квартире теперь полный разгром, – недовольно протянула Шампань. – Поэтому я позвонила в «Ланкастер», и мне бесплатно предоставили люкс. Я обещала упомянуть об этом в своей колонке, так что вставьте пару слов, хорошо? Да, и не забудьте рассказать про сеансы красоты. Нам с Гуччи еще никогда не было так хорошо. В данный момент он парится в сауне, а потом его укутают в морские водоросли.

– Конэл вместе с вами? – спросила Джейн, беззвучно скрежеща зубами.

Если скандальной рок-звезде вздумается устроить погром в номере, пусть он первым делом швырнет в Шампань телевизор, мысленно взмолилась она. А следом за ним переносной бар и поднос с завтраком.

– Понятия не имею, где он! – рявкнула Шампань. – Не видела его целую вечность. С тех самых пор, как он спросил меня, не хочу ли я отправиться вместе с ним в Латвию.

– В Латвию?

– Да. Но я сказала, что, если ему так хочется, пусть идет туда один. Судя по всему, ужасное заведение. Я о нем нигде не читала.

– О, я не сообразила, что вы говорите о ресторане, – смутилась Джейн.

Оказывается, в Лондоне появилась еще одна шикарная обжираловка. По крайней мере, если верить Шампань.

– Ну да, а о чем же еще? – удивленно протянула Шампань. – Ах, это страна? Вот как? Что ж, тогда понятно, почему Конэл пропал на целую неделю. А я-то испугалась, что он не смог заплатить по счету.

Так прошло несколько недель.

Возвращаясь после работы домой, Джейн первым делом поднимала взгляд на окна второго этажа, остававшиеся темными. После этого настроение оказывалось испорченным на весь вечер. Она не сомневалась, что Том поселился в вилле на побережье вместе с длинноногой блондинкой и пишет свой бестселлер, время от времени выбираясь в шикарные рестораны. Понимая, что он находится за тысячи миль от нее, Джейн тем не менее видела его повсюду. Внезапно весь Лондон оказался заселен одними высокими мужчинами со светлыми взъерошенными волосами и глубоко посаженными глазами. Она ощущала себя так, словно попала в Стокгольм – к крупным и светловолосым шведам.

А вот воспоминания о Нике выцвели и поблекли. Несколько раз он заезжал за такими предметами первой необходимости, как лосьоны после бритья, пахнущие перцем, диски с рок-музыкой и деревянные плечики, бывшие для него символом успешной карьеры, но при этом не помещавшиеся в шкаф. Они обменялись парой ничего не значащих слов, но чашка чая на столе разделяла их непреодолимым барьером. Этим и ограничивалось их общение. Джейн не могла поверить, что еще совсем недавно они жили под одной крышей. Страшнее всего, она ведь собиралась выйти за него замуж. Джейн не сомневалась, что хотя бы Тэлли обрадуется такому повороту событий.

Размышляя об этом, Джейн вдруг поймала себя на том, что уже целую вечность не имеет от подруги никаких известий. Ее захлестнуло чувство вины. Подумать только, она столько времени убивается из-за того, что потеряла мужчину, в то время как ее лучшая подруга вот-вот лишится своего дома. С мучительной болью Джейн поняла, что не сделала ровным счетом ничего для того, чтобы найти Тэлли ее «маллионзнера».

– Ник от меня ушел, – первым делом сказала она Тэлли, когда в «Маллионзе» наконец сняли трубку телефона.

Джейн ощутила облегчение. По крайней мере, семейство Венери, или хотя бы то, что от него осталось, еще не выбросили на улицу. Она ждала, что Тэлли издаст торжествующий вопль, однако этого не произошло.

– Ну вот, теперь мы с тобой снова молоды, свободны и ничем не связаны, – продолжала Джейн. – Можно сказать, находимся в одной лодке.

– Да, но только твоя мать не пишет губной помадой «Долой» на зеркалах из венецианского стекла, – вздохнула Тэлли. – И не бегает по парадной галерее с сачком, утверждая, что ловит мечты.

– О господи! – Сердце Джейн стиснуло сознание вины. – Послушай, а что, если я приеду к тебе? Прямо в эти выходные?

Тэлли радостно ухватилась за это предложение.

– Это было бы просто замечательно, – с чувством произнесла она. – Тогда ты сама увидишь, с чем мне приходится иметь дело. Дорогу помнишь?

– Разумеется. – Джейн мысленно прокрутила в голове запутанные указания. – Доехать до Нижнего Балджа, затем первый поворот направо. Дальше следить внимательно, чтобы не пропустить нужную развилку…

– Сейчас мимо нее никак не проедешь, – печально заметила Тэлли. – На домике привратника красуется огромная, бросающаяся в глаза красная табличка «Продается».

Положив трубку, Джейн включила телевизор и воткнула вилку в макароны. И тут же поперхнулась, увидев на экране Шампань, шествующую на какую-то премьеру в сопровождении Конэла О'Шонесси. Брызжа слюной от ярости – насколько это было возможно с набитым ртом, – Джейн поспешно переключилась на другой канал и сразу же увидела Джеймса Моррисона, министра транспорта, опять общающегося с защитниками окружающей среды.

26
{"b":"95599","o":1}