ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Видите ли… – начала уклончиво Джейн, вспоминая про зеленые бобы.

– Мы как раз собирались уходить, – поспешила ей на помощь Тэлли.

– Очень хорошо, – рассеянно бросила Джулия. – А теперь прошу меня извинить; у меня на сегодня намечено много дел. Мистер Питерс очень обеспокоен тем, что уже давно не было дождя и его розы могут засохнуть. Поэтому мы с Большим Рогом собираемся обратиться к Великой богине Земли и передать ей просьбу мистера Питерса. Нам предстоит совершить церемонию призыва дождя.

Шелестя пышными одеждами, она прошествовала мимо девушек.

– Теперь ты понимаешь, что я имела в виду? – удрученно спросила Тэлли.

Джейн обняла подругу за плечи.

– Пойдем перекусим в «Мрак», – предложила она, подталкивая Тэлли к двери.

Местный трактир «Рак и слон», перекрещенный Пирсом в «Мрак и стон» из-за царящей в этом заведении погребальной викторианской атмосферы, являлся идеальным лекарством от депрессии. Как плохо ни чувствовал себя человек, у него невольно поднималось настроение при виде вытянутых унылых физиономий завсегдатаев, грустящих у стойки.

Подруги ехали молча. «Ситроен» трясся и подпрыгивал на ухабистой дороге. Когда они объехали пруд, Джейн оглянулась на «Маллионз». В мягком вечернем свете возвышающийся за водной гладью дом, казалось, безмятежно парил над перламутровой поверхностью. Розоватая рама в обеденном зале, подобранная на развалинах соседнего монастыря, весело сверкнула в лучах солнца, упавших на древние переплеты; эркер у входной двери радостно сиял стеклами. Каменная балюстрада эпохи короля Георга, окаймляющая террасу перед домом, извивалась вдоль стены, а на фоне ярко-синего неба четко вырисовывались золоченые шпили и башенки. На расстоянии замок выглядел символом могущества и власти землевладельческой знати. Взглянув на него со стороны, никто бы не заподозрил, что древнее строение разрушается и его нищие обитатели, чьи предки жили здесь на протяжении четырех столетий, вынуждены выставить на продажу свое родовое гнездо. Никто, подумала Джейн, не заподозрил бы, что в доме живет настоящий индеец, не говоря про увлекшуюся новыми веяниями хозяйку. Унылое молчание продолжалось до тех пор, пока «Ситроен» не проехал мимо таблички «Продается».

– Почему никто не давал вам субсидий? – спросила Джейн, поймав себя на мысли, что никогда не заводила разговор на эту тему.

Это действительно выглядело странно. Со стороны «Маллионз» выглядит настоящим сокровищем. Идиллическая картина даже превосходит рекламные плакаты с изображением залитых солнцем замков, окруженных изумрудно-зелеными лужайками, которые туристические агентства словно в издевку над пассажирами развешивают на стенах вагонов метро.

– Наверняка Национальный трест или кто-нибудь еще смогли бы помочь.

Вздохнув, Тэлли издала странный резкий звук, подозрительно похожий на скрежет зубов.

– Неужели ты думаешь, я не пробовала? – с обидой произнесла она. – Но «Маллионз» слишком запущен, чтобы им заинтересовался Национальный трест. Но даже если он и привлечет чье-то внимание, потребуются огромные вложения средств, чтобы привести его в порядок. Однако сейчас «Маллионз» просто никому не нужен. Судя по всему, он не представляет архитектурной ценности.

– Да? – удивленно спросила Джейн. – А почему?

– О, что-то не в порядке с крестовыми сводами главного зала, – устало ответила Тэлли. – И, по-видимому, пазухи перекрытий невысокого качества. Переплетающийся орнамент эпохи короля Якова не выдерживает никакой критики, а неоклассические колонны в холле, как выяснилось, созданы не самым талантливым учеником братьев Адамс.

– Бедный Йорик, – сказала Джейн, подъезжая к «Мраку и стону».

Тэлли нахмурилась.

Выйдя из машины, подруги направились в паб. Внутри их встретила обычная кладбищенская атмосфера. В очаге угрюмо плевался искрами огонь; несколько деревенских жителей, по всей вероятности, не двинувшихся с места с тех пор, как Джейн в последний раз была здесь, уныло потягивали «Старый Никерсплиттер», кислое пиво местного приготовления. Кроме этого пива и джина с тоником, в меню больше почти ничего не было.

– Значит, Джулия по-прежнему настроена продать «Маллионз»? – сразу перешла к главному Джейн, вскрывая пакетик с сыром, настолько древним, что уже нельзя было определить его сорт.

Тэлли убито кивнула:

– Да. Агенты по недвижимости осаждают ее со всех сторон. И это несмотря на то, что дом в таком запущенном состоянии. Электричество бывает с перебоями – качество проводки привело бы в ужас самого невзыскательного жильца. Вместо отопления какое-то недоразумение. За несколько миль слышно, как скрипят и гудят трубы, но до батарей ничего не доходит. Все трубы водопровода забиты свинцом.

Она заерзала на жесткой скамье.

– И это тебя нисколько не бесит? – спросила Джейн.

– Нет, наверное, тогда в таких домах иначе не делали… – начала Тэлли. – О, поняла, о чем ты. Да, водопровод из свинцовых труб считается одной из причин краха Римской империи. По-видимому, рано или поздно обязательно сходишь с ума.

– Возможно, именно это и произошло с Джулией, – предположила Джейн.

Тэлли покачала головой:

– Она больше не пользуется водопроводом. А лицо умывает собственной мочой.

– Нет! – воскликнула Джейн.

Подержав поднесенный к губам стакан, она поставила его на стол.

– Боюсь, это правда, – сказала Тэлли. – Мамочка утверждает, что, помимо всех прочих чудес, которые якобы дает умывание мочой, это быстро, дешево и к тому же жидкость теплая. В отличие от той, что течет из кранов «Маллионза», говорит она.

Тэлли с отчаянием посмотрела на мутную жидкость в грязном стакане. «Старый Никерсплиттер» навел ее на еще более грустные мысли.

– Так или иначе, – закончила она, – от новой электропроводки и непротекающей крыши было бы больше толку, чем от фэн-шуй во всем Китае.

Джейн сосредоточенно нахмурилась.

– Нам нужно срочно найти тебе богатого жениха, – решительно заявила она. – К тому же красивого и сексуального.

Но во взгляде Тэлли, обращенном на Джейн, не сверкнуло ни искорки.

31
{"b":"95599","o":1}