ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Разреши себе скучать. Неожиданный источник продуктивности и новых идей
Заветный ковчег Гумилева
Пустошь. Возвращение
Цена вопроса. Том 2
Любовь. Секреты разморозки
Пираты сибирской тайги
Тихий уголок
Книга-ботокс. Истории, которые омолаживают лучше косметических процедур
Происхождение
Содержание  
A
A

– О боже, какая дыра, – громогласно протрубила Шампань, закуривая сигарету.

Взгляд ее сверкающих изумрудной зеленью глаз безжалостно пробежал по мокрым, осыпающимся кирпичам и отсыревшим оконным рамам, от дождя казавшимся прогнившими насквозь.

– Вы бы не могли передать тому, кто здесь командует, – властным и снисходительным голосом продолжала она, – что мисс Шампань Ди-Вайн приехала осмотреть дом.

– Вообще-то это я, – смущенно пробормотала Тэлли. – Я здесь живу. Меня зовут Наталия Венери. Здравствуйте.

Протянув руку, она вдруг с ужасом заметила, что ладонь еще хранит следы штукатурки с потолка Китайской опочивальни. Шампань отшатнулась от нее.

– Я полагала, вы приедете не одна, – разочарованно заявила Тэлли.

Она поймала себя на том, что втайне ждала встречи со знаменитой сексуальной рок-звездой, о которой рассказывала Джейн. В конце концов, музыкант такого высокого уровня не посещал «Маллионз» с тех пор, как в 1580 году сюда заглядывал сэр Томас Таллис.

– Увы, Конэлу пришлось остаться, – отрезала Шампань. – Сегодня утром он занят, а поскольку все равно его деньгами распоряжаюсь я, я решила сама осмотреть этот дом.

– Представляю, как он занят, – вежливо произнесла Тэлли.

Шампань нахмурилась.

– Я тоже чертовски занята! – с негодованием воскликнула она. – До конца недели у меня десять званых вечеров, три премьеры, примерка у портного и посещение косметолога. А Конэла ждут лишь получение Всебританской музыкальной премии и повестка в суд.

– Повестка в суд? – растерянно переспросила Тэлли. – Господи, какой ужас!

– Да, – протянула Шампань, направляясь следом за ней вокруг дома и царапая каблуками замшелый булыжник. – Смертная скукотища! Какой-то отвратительный тип, игравший в «Липосомах действия» на барабанах задолго до того, как группа стала знаменитой, вдруг вылез неизвестно откуда с заявлением, что это он написал «Жаркий галоп» и именно ему принадлежит весь доход. И вот этот тип подал на Конэла в суд. Вы можете в это поверить?

– Какой кошмар, – сказала Тэлли, мысленно благодаря Джейн за блиц-курс по поп-культуре, благодаря которому она узнала, что «Жаркий галоп» – это мегахит рок-группы «Липосомы действия», а не беговая лошадь, как она могла бы предположить.

– О, разумеется, от этого шума все равно не будет никакого толку, – небрежно бросила Шампань, застывая в картинной позе у двери кухни. – Конэл говорит, этот парень просто хочет попортить ему нервы. Видите ли, зависть. Никто не может смотреть на то, как к другим приходит слава. Это самое отвратительное, что бывает с теми, кто знаменит. Поверьте, уж я-то хорошо знаю. Люди понятия не имеют, как упорно приходится работать, чтобы добиться успеха. Какие жертвы приходится приносить. Нет-нет, все только и думают о том, как бы бросить в тебя комок грязи. Вот меня все время пытаются облить грязью.

– Неужели? – удивилась Тэлли. – Не могу поверить!

– Да, – заныла Шампань, охваченная приступом жалости к самой себе. – Я хочу сказать, все почему-то уверены, что у меня поразительно шикарная жизнь. Но это не так Мне приходится платить за парковку своего «Роллс-Ройса», как и всем остальным. Однажды я даже была вынуждена ждать задержанный рейс «Конкорда».

Наступило молчание. Тэлли переминалась с сапога на сапог, не находясь, что сказать.

– Не желаете осмотреть дом? – наконец решилась предложить она.

Кивнув, Шампань сделала глубокую затяжку.

– А ведь здесь захолустье, правда? – вдруг спросила она, словно до нее это только что дошло.

Ее глаза подозрительно посмотрели по сторонам из-под накрашенных ресниц. Шампань склонила голову набок, прислушиваясь к отдаленному щебету птиц.

– Как тихо, – проголосила она. – Где здесь ближайший «Иосиф»?

Тэлли недоуменно раскрыла рот.

– Мм… наверное, в деревенской церкви, – озадаченно сказала она.

Шампань не произвела на нее впечатление человека набожного.

– Что? – протрубила та, презрительно усмехаясь. – Я имею в виду «Праду», «Гуччи», «Иосифа». Куда вы ходите за пополнением припасов? – крикнула она, словно обращаясь к полоумной. – Где у вас магазины?

– О… мм… за молоком, почтовыми марками и разной мелочью мы ходим в деревню, – запинаясь, выдавила объятая ужасом Тэлли. – Она называется Нижний Балдж.

Закинув голову, Шампань расхохоталась.

– Нижний Балдж![21] Определенно, самое подходящее для меня место. Кстати, а Верхний Балдж в природе существует?

Тэлли кивнула, стараясь не показать, что обиделась:

– Да, такая деревня тоже есть.

Затрясшись от смеха, Шампань едва не потеряла равновесие на скользких растрескавшихся камнях. Для того чтобы скрыть краску смущения, Тэлли завозилась с дверью на кухню, разбухшей от сырости и намертво застрявшей в косяке. На то, чтобы ее открыть, у нее ушло несколько минут.

– И когда приходится вставать, чтобы подоить ваших фазанов? – спросила Шампань.

Отстранив Тэлли, она решительно направилась вперед и едва не столкнулась с миссис Ормондройд, держащей в руках большую кастрюлю, наполненную каким-то зловещего вида варевом.

– А-аа-ай! – пронзительно взвизгнула Шампань. Экономка, казалось, была готова разразиться громом и молниями.

– Это миссис Ормондройд, – пробормотала Тэлли. – Она здесь экономка, кухарка и все остальное. Миссис Ормондройд, познакомьтесь с мисс Ди-Вайн. Она приехала осмотреть дом.

– Я очень рада, – буркнула миссис Ормондройд, хотя по ее виду этого никак нельзя было сказать.

Она одним убийственным взглядом окинула скудный наряд Шампань. Та, подобно почуявшему опасность павлину, тотчас же выпятила грудь вперед, презрительно глядя на нейлоновый фартук кухарки. Немое противостояние завершилось лишь тогда, когда миссис Ормондройд, сжимая в руках кастрюлю, с грузной величественностью вышла на улицу и с шумом выплеснула варево прямо на землю. Тэлли с облегчением вздохнула. Оказывается, эти помои все-таки не были супом.

– О господи, – сказала Шампань. – Прямо драконша какая-то.

– Зато у нее доброе сердце, – поспешно вступилась за служанку Тэлли.

38
{"b":"95599","o":1}