ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Точно! Кредитные карточки Дея! «Вы мечтаете о традиционной свадьбе? Да. И чтобы мой дорогой маленький пудель Гуччи тоже принял в ней участие».

У Джейн кончилось терпение. Поскольку Виктории Кавендиш все еще не было, она решила заглянуть в туалетную комнату. К тому же это позволит ей на время ускользнуть от вьющихся вокруг официантов. «Похоже, они приняли меня за проститутку», – подумала Джейн и тотчас же сообразила, что на этом конкретном пятачке проститутки, вероятно, одеты гораздо лучше ее.

Оглядев себя в зеркало, Джейн с отчаянием отметила блестящие нос и лоб. А ярко-алый джемпер подчеркивал красноту глаз.

Вернувшись в холл, Джейн заметила женщину в шлеме черных волос, с яркой полосой губной помады, в туфлях на тонких шпильках, занявшую крохотное пространство на одном из диванов. Джейн видела достаточно фотографий главного редактора «Шика» и сразу поняла, что это она. Женщина оживленно разговаривала по сотовому телефону. Впрочем, разговаривала ли? Подойдя ближе, Джейн разглядела, что к внутренней стороне откидного микрофона прикреплено крохотное зеркало. Судя по всему, Виктория Кавендиш в стиле деловой женщины проверяла, как накрашены губы.

– Здравствуйте, – сказала Виктория, протягивая холодную руку, унизанную перстнями. – Пожалуйста, два шампань-коблера, – добавила она, повелительно махнув проходившему мимо официанту.

Джейн испытала облегчение. С первого взгляда Виктория произвела на нее впечатление тощей особы, отказывающей себе во всем и считающей самым пикантным напитком коктейль из газированной и негазированной минеральной воды.

Хотя Виктории Кавендиш было уже далеко за сорок, фигурой и, что не так похвально, одеждой она походила на девушку вдвое младше. Однако этой девушкой никак не могла быть Джейн. Элегантный замшевый жакет и мини-юбка Виктории были значительно элегантнее и гораздо дороже любой вещи из гардероба Джейн. На плечах Виктории лежала тончайшая вязаная шаль дико дорогой ручной работы, если Джейн правильно помнила, получаемой из бороды какой-то редчайшей породы тибетских горных козлов. Несомненно, шерсть, из которой была связана шаль Виктории, была выщипана с лица самого далай-ламы.

Осторожно опустившись на край кресла, Джейн закинула ногу на ногу, чтобы ее бедра не показались такими широкими. Сейчас она как никогда остро пожалела о том, что забыла почистить туфли. Впрочем, неплохо было бы также сделать прическу, сбросить несколько фунтов веса и провести полдня в роскошных магазинах на Бонд-стрит с золотой карточкой «Америкен экспресс».

– Итак, как вы уже поняли, мне нужен заместитель, – сказала Виктория, прикуривая сигарету с ментолом от зажигалки в форме тюбика губной помады.

Она закинула одну черную ногу, похожую на лапу птицы, на другую, едва не задев острым как бритва каблуком по костлявой лодыжке. Джейн поежилась, невольно подумав о Розе Клебб, коварной шпионке из фильма «Из России с любовью».

– Вас рекомендовали с самой хорошей стороны, – продолжала Виктория. – Похоже, вы прекрасно ладите с авторами, а мне как раз нужен надежный человек, чтобы общаться с очень капризным новым автором, которого мы собираемся пригласить в журнал.

Джейн ощутила восторженную дрожь. Ей предстоит работать со знаменитым писателем. Отлично!

– Кто же он?

– Боюсь, я не смогу вам этого открыть до тех пор, пока вы не подпишете контракт, – ответила Виктория, изящным движением поднося ко рту принесенный официантом бокал. – Но мы надеемся, этот человек поможет нашему тиражу взлететь в стратосферу.

Мысли Джейн лихорадочно заработали. Кто это, Мартин Эмис? Или кто-то из молодых? Она радостно предвкушала постоянную работу с настоящим мастером.

– Предложение заманчивое, – промолвила Джейн, протягивая руку к своему бокалу.

Слишком поздно она осознала, что бокал пуст. Как и вазочка с орешками. Только сейчас до нее дошло, что, забывшись от волнения, она незаметно для себя успела со всем расправиться.

– Насколько я поняла, вас оно заинтересовало, – сказала Виктория, щелкая пальцами с металлически-голубыми ногтями, подзывая официанта.

Джейн кивнула:

– Да.

– Хорошо. Завтра я пришлю вам контракт. – Виктория поднялась с дивана. – А теперь я должна бежать. – Последнее показалось Джейн совершенно неосуществимым, учитывая то, во что была обута ее собеседница. – Свяжусь с вами завтра.

Она стремительно удалилась, оставив после себя облачко утонченного аромата. Джейн инстинктивно почувствовала, что такие духи в тех магазинах, куда она ходит, не продаются.

Медленно пройдя по холлу отеля, Джейн вышла в сгущающиеся сумерки и направилась к станции метро. Ее «Ситроен» уже несколько дней беспомощно пылился на обочине улицы в Клепхэме, ожидая конца своих страданий. Похоже, бедная машина уже смирилась с тем, что ей не дожить до следующего Рождества. Об этом позаботились рытвины и ухабы «Маллионза».

Подобный интерес к ее персоне очень лестен, и все же в этом есть что-то подозрительное, рассеянно размышляла Джейн, спускаясь на станцию «Грин-парк». Странно, что Виктория Кавендиш так торопилась подписать контракт, что даже не спросила ее о том, что она думает о журнале. Так называемое собеседование обошлось без резюме, рекомендаций и, самое главное, без россыпи искрометных идей, которые неизменно требуют в таких случаях, но никогда не используют в дальнейшем. Все это было особенно необъяснимо, поскольку у Виктории, если верить слухам, были свои особые способы отбора персонала.

Поговаривали, что она приглашала соискателей места в ресторан, где проверяла, не тычут ли они в салат ножом и вообще не входят ли в когорту ДНСР («Держать нож словно ручку»). Помимо того, Виктория, якобы пользуясь случаем, убеждалась, что ее потенциальные сотрудники в приличном обществе не совершат какую-нибудь faux pas,[29] что без суда и следствия отправляло бы их в так называемую категорию ПМНТ («Пардон, мне нужно в туалет»). Джейн верила во все эти рассказы. Виктория, как было всем известно, действовала совершенно беспощадно во всем, что касалось успеха ее журнала. Из уст в уста передавались ее слова: «Снобизм – это проявление осознания преимуществ социального неравенства».

57
{"b":"95599","o":1}