ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

15

Живые красивые девушки с длинными светлыми волосами толпились в вестибюле административного здания. Джейн, по случаю первого дня на новом месте закованная в свой лучший костюм, с ужасом заметила, что все они носят одежду по крайней мере на два размера меньше, чем она. И выглядели они совершенно одинаково, то есть не так, как она. У них не только были буквально идентичные вещи – легкие белые блузки, сквозь которые проглядывали соблазнительные пупки, обтягивающие черные брюки и туфли на высоких каблуках, – даже их лица были похожи. Джейн, дожидаясь лифта, чувствовала себя окруженной толпой обаятельных двадцатидвухлетних сестер-близнецов.

У всех были изящные, загорелые носики, скулы выше Анд, блестящие волосы и дерзкая маленькая грудь. Все были почти без косметики, а ногти были выкрашены таким темным лаком, что казались защемленными дверью. Вот и говорите после этого о недопустимости клонирования людей, подумала Джейн. Ученым, считающим овечку Долли прорывом в науке, следовало бы сначала заглянуть сюда, где подобные эксперименты, судя по всему, проводятся уже много лет.

Поднимаясь в кабине лифта, Джейн размышляла, что где-то в здании, предположительно в кабинете управляющего директора, должна находиться машина корректировки внешнего вида. Скорее всего, она называется «красототроном» и представляет собой высокий цилиндр серебристого цвета с раздвигающимися дверями. Именно сюда специалист по кадрам приглашает новоприбывшую сотрудницу. Та заходит в машину – с помятым лицом, всклокоченными волосами, желтыми зубами, кроваво-красными глазами и отсутствующей талией, – проводит внутри десять минут (возможно, в экстремальном случае чуть дольше – точное время определяет специалист по кадрам) и выходит наружу, загоревшая, светловолосая, причесанная, с изящным носиком, дерзкой грудью и высокими скулами. Одетая в легкую белую блузку и обтягивающие черные брюки, с ногтями, защемленными дверью. Джейн почувствовала вскипающий в груди восторг. А ее сегодня пригласят в «красототрон»?

Кабина лифта наконец остановилась на нужном этаже, и Джейн, шагнув в коридор, ощутила тот же самый восхитительный аромат, исходящий, казалось, от всех вокруг. Она вошла в помещение редакции. Как и в редакции «Блеска», примерно треть площади занимала большая стеклянная коробка, обозначающая владения главного редактора. Джейн сразу же бросились в глаза увеличенные фотографии Виктории Кавендиш, еще более многочисленные, чем фотографии Джоша. Виктория вместе с принцессой Дианой, Виктория вместе с Чери Блэр, Виктория вместе с Карлом Лагерфельдом, с Джоном Галлиано и Донателлой Версаче.

Джейн стало интересно, когда же появится сама Виктория. Или хотя бы кто-нибудь. В редакции не было ни души. Джейн погрузилась в привычную работу просмотра свежей прессы, как всегда уделившей прямо-таки радиоактивное внимание Шампань и ее призеру национальной лотереи.

Сегодня на снимках была Шампань и Уэйн Маклтуэйн, самый богатый двадцатичетырехлетний парень Великобритании, едва заметный из-за бесчисленных коробок и пакетов с покупками. «Как тут не вспомнить выражение «dame sans merci»[30] », – подумала Джейн, разглядев на коробках этикетки «Шанель» и «Ла-Перла». Едва ли все эти дорогие вещи предназначались для Уэйна. Джейн с облегчением подумала, что Шампань осталась в прошлом. Мысль о том, что ей больше никогда не придется слушать этот надменный резкий голос, наполнила ее блаженством.

– Привет!

В кабинет вошла бойкая девушка с огромными глазами и длинными светлыми волосами, в короткой юбке.

– Я Тиш, секретарша Виктории. А ты, наверное, Джейн?

Джейн кивнула, внезапно смутившись. В редакции один за другим появлялись сотрудники.

– Наверное, надо познакомить тебя с остальными, да? – предложила Тиш.

Как раз в этот момент в помещение семенящей походкой вошел очень худой мужчина с впалой грудью и в белоснежных брюках. Было совершенно непостижимо, как он при таком щуплом телосложении способен удерживать на носу большие солнцезащитные очки, не говоря о двух больших сумках из магазина беспошлинной торговли. Его морщинистые руки были унизаны многочисленными перстнями.

– Этого мне хватит до самого обеда, – заметил мужчина, театральным жестом опуская сумки на свой стол.

– Это Лэрри, редактор отдела путешествий, – сказала Тиш. – Он только что вернулся из отпуска, – добавила она, хотя последнее замечание было лишним.

– А это кто? – спросила Джейн, увидев входящую в кабинет эффектную женщину в летах с яркой помадой на губах, с коротко остриженными седыми волосами, в обтягивающих кожаных брюках кремового цвета.

– Это Уна, наш художественный редактор, – подсказала Тиш. – Они с Лэрри потрясающая пара. Только посмотри!

– Ну как ты, дорогая? – окликнул Уну Лэрри. – Надеюсь, все хорошо.

– На самом деле все ужасно, – ответила Уна, смотрясь в зеркальце от Шанель. – Мой муж потребовал сегодня ночью секса! Ты можешь себе представить?

Лэрри передернуло.

– Дорогая, секс с твоим мужем – это невозможно!

– Вот именно, – согласилась Уна. – Он такой зануда. – Она захлопнула пудреницу. – Однако, все обошлось без видимых повреждений. Ладно, дорогой, лучше скажи, как Багамы? За гранью блаженства?

– О, за гранью, за гранью, – восторженно произнес Лэрри. – Вот только со мной чуть было не произошел очень неприятный случай. Я надевал плавки и вдруг обнаружил, что ко мне между ног заполз скорпион. Ты можешь себе представить?

– Знаешь, дорогой, если честно, на твоем месте я бы считала, что мне очень повезло, – вздохнула Уна. – Мне между ног уже много лет ничто не заползало. Если не считать моего жалкого, ни на что не годного супруга, конечно. А сейчас, дорогой, мне необходимо переговорить с Джеффри Арчером, urgimento.[31] Есть какие-нибудь мысли, где его можно найти?

– О, полагаю, достаточно высунуться из окна и крикнуть, – предложил Лэрри.

От этой захватывающей пикировки Джейн оторвало появление четырех девушек, сразу же погрузившихся в изучение гороскопов.

61
{"b":"95599","o":1}