ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Восхождение Луны
Сварга. Частицы бога
О темных лордах и магии крови
Кукловод судьбы
Внутренняя инженерия. Путь к радости. Практическое руководство от йога
Держи голову выше: тактики мышления от величайших спортсменов мира
Как лечиться правильно. Книга-перезагрузка
Тонкое искусство пофигизма: Парадоксальный способ жить счастливо
На волне здоровья. Две лучшие книги об исцелении
Содержание  
A
A

В конце концов Джейн обессиленно опустилась на скамейку на Сохо-сквер и залилась слезами. Никто не обращал на нее никакого внимания.

Джейн пришла на завтрак к Арчи Фитцгерберту, опоздав на полчаса. Ей казалось, она постарела на сто лет. Завтрак уже почти закончился, но Джейн было все равно. Ей было наплевать на то, что растрепанные волосы липли к лицу, а тушь растеклась, несмотря на попытки подправить ее перед зеркалом в туалетной комнате, выполненные на автопилоте. Полмили от Сохо-сквер до редакции «Шика» Джейн прошла в полном оцепенении, гоня от себя прочь жуткую правду: она была в каких-нибудь футах от мужчины, о котором практически непрерывно думала с тех самых пор, как рассталась с ним, и упустила его. Снова.

– Джейн! Доброе утро, – поздоровался с ней управляющий директор, привстав в кресле. – Я так рад, что вы все же смогли прийти.

Похоже, он произнес это искренне. Джейн последним усилием покидающей ее воли изобразила на лице улыбку. Предложив ей сесть, Фитцгерберт махнул загорелой ухоженной рукой, показывая на булочки и тосты, завернутые в салфетки.

– Угощайтесь, – улыбнулся он.

Кивнув, Джейн пододвинула стул, отмечая, что никто из присутствующих не притронулся к еде.

Она была слишком расстроена, чтобы обращать внимание на что-то еще. Ей бросились в глаза лишь безупречный бледно-лиловый костюм и модный ярко-оранжевый галстук Арчи Фитцгерберта, а также исходящее от него сосредоточенное воодушевление. Управляющий директор буквально излучал энергию и деловитость. Короче говоря, его вид лишь усугубил тревожное состояние Джейн. Меньше всего на свете ей сейчас хотелось видеть именно такого мужчину, добившегося успеха в жизни, уверенного в себе.

Фитцгерберт представил Джейн сидящих за столом, редакторов и заведующих отделами реклам других изданий своего концерна. Судя по всему, он гордился тем, что называет имена и фамилии по памяти, но Джейн, не пришедшая в себя от потрясения, забыла их, едва услышав.

– Мы как раз говорили о «Помаде», – сказал Арчи Фитцгерберт, не отрывая от нее проницательного взгляда.

Поднося к губам чашку с кофе, Джейн услышала безошибочный звук брошенной перчатки, упавшей на пол. От нее ждут мнения на этот счет. Что ж, пусть будет так. «Помада», иллюстрированный журнал для женщин, выпускаемый конкурирующим издательским концерном, только недавно появился на и без того насыщенном рынке. Новичок произвел настоящий фурор в журналистских кругах, но Джейн нашла его нудным и скучным. Так она сейчас и сказала.

– Вот как? – спросил Арчи Фитцгерберт, подаваясь вперед. Его пальцы непроизвольно скомкали край скатерти. – Очень интересно! Пожалуйста, расскажите, почему вы так считаете.

– В журнале нет ничего оригинального, – сказала Джейн, ловя себя на том, что в кои-то веки ей абсолютно наплевать на мнение окружающих. – Он вторичен, выхватывает удачные места из других изданий и компилирует их вместе, но собственной души, изюминки в нем нет.

Наступила натянутая тишина. Джейн догадалась, что перед ее появлением «Помада» удостоилась хвалебных отзывов. Но ей это было неважно. Мысли ее, хотя и четкие, стали какими-то отрешенными, словно потрясение от встречи с Томом, окончившейся так плачевно, не оставило ей сил беспокоиться по поводу пустяков. Джейн отпила кофе, чувствуя на себе пристальный взгляд Арчи Фитцгерберта. И взгляды всех присутствующих.

Управляющий директор вдруг посмотрел на свой золотой «Ролекс».

– Благодарю всех за то, что пришли, – сказал он, с вежливой улыбкой поднимаясь с кресла.

Приглашенные повскакивали с мест, поспешно допивая остатки кофе. Кто-то неловко уронил на пол ложку. Бормоча слова благодарности, все потянулись к выходу, хватая плащи и сумки. Джейн тоже направилась было к двери, но Фитцгерберт остановил ее.

– Мне бы хотелось задержать вас на пару слов, – сказал он, снова усаживаясь за стол и жестом предлагая Джейн последовать его примеру.

Последние из приглашенных, выходившие из зала, с любопытством обернулись, но у них за спиной уже захлопнулись двери.

– Поскольку вы придерживаетесь таких решительных взглядов, позвольте у вас спросить, что вы думаете о вашем собственном журнале? – тщательно выверенным нейтральным тоном спросил Фитцгерберт, глядя Джейн прямо в глаза.

Только сейчас она обратила внимание, какой же он красивый. Но она заметила и обручальное кольцо у него на пальце. Ну что ж, значит, и этот участок уже застолблен.

Джейн размышляла. Она понимала, что это приглашение сказать пару лестных фраз о Виктории, превознести ее до небес, заявить, что таких способных и вдохновенных редакторов считанные единицы.

– Если честно, он весьма скучный и вялый, – сказал кто-то. Услышав этот голос, отчетливо раскатившийся по пустому залу, Джейн вдруг поняла, что он принадлежит ей. – По-моему, – продолжал звучать голос, – «Шику» необходимо идти в ногу со временем. Журнал довольно остроумен, что очень важно, и в какой-то мере обладает обаянием. И все же над ним еще надо работать и работать.

– И что вы предлагаете? – спросил Фитцгерберт. Его легкие, приятные интонации по-прежнему никак не выдавали его мыслей.

Джейн набрала полную грудь воздуха. Судя по всему, своими высказываниями она уже лишила себя работы, так что теперь можно уже говорить правду. Что ей терять? Где-то там, под насмешливыми лучами солнца, гуляет по Лондону Том, но она не может его найти. Судьба предоставила ей второй шанс, но она его упустила. Какое теперь имеет значение, что она скажет?

– Ну, во-первых, я считаю, журнал должен быть лучше информирован, – словно со стороны услышала свой голос Джейн. – У меня сложилось впечатление, что сотрудники «Шика» не считают нужным читать свежую прессу, если не считать гороскопов, – а это очень плохо. Из этого следует, что другие издания замечают крупные события раньше нас и первыми получают интервью. А не вам объяснять, что именно свежие новости и эксклюзивные интервью в первую очередь привлекают читателей.

Фитцгерберт молча кивнул. Казалось, он подталкивает ее продолжать. Возможно, рассчитывая, что после таких заявлений ей придется самой написать заявление, а это будет проще, чем выгонять ее силой. Ну и пусть. Раз уж он спросил…

72
{"b":"95599","o":1}