ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

20

Тэлли пронзительно вскрикнула. На девственно белом атласе подвенечного платья быстро расплылось ярко-алое кровавое пятно.

– Черт! – выругалась Тэлли. – Проклятье! Иголка впилась ей в палец. Конечно, очень мило, что Сол предложил расшить свадебный наряд родовым узором Венери – оленями и зайцами. Однако на практике все оказалось не так просто. Зайцы получились похожими на хомяков, а оленьи рога напоминали телевизионные антенны. Сказать по правде, она никогда не была сильна в вышивании гладью. К тому же сейчас, когда начались съемки, ей приходилось, как в заточении, торчать в спальне.

К счастью, кровавое пятнышко оказалось не таким страшным, как показалось вначале. Оно осталось на внутренней стороне рукава, так что, если во время церемонии держать левую руку прижатой к боку, никто ничего не заметит. Впрочем, в любом случае никто ничего не заметит. Сол настоял на том, чтобы все обошлось одной быстрой гражданской церемонией, а это значит, кроме жениха и невесты, на свадьбе никого не будет.

Тэлли снова вонзила иглу в атлас, полная решимости глубоко похоронить все мысли о пышной церемонии в фамильной часовне Венери, о которой она мечтала с детства. О цветах мистера Питерса, застывшего бок о бок рядом с миссис Ормондройд. И о материнской фате, но, увы, не о фамильной диадеме. Последняя была продана давным-давно, покрывая последствия не слишком удачного вечера в Монте-Карло.

В любом случае от фамильной часовни пришлось отказаться еще неделю назад, когда обрушились пилястры ведущей к ней галереи. Тэлли, осмотрев место трагедии с красными от слез глазами, вынуждена была признать, что они с Солом не смогут скрепить свой союз там, где сочетались браком многие поколения ее предков.

– Такая жалость, – сказала она. – Четвертый граф венчался здесь как минимум с тремя женами.

– Что он сделал с первыми двумя? – клацая зубами от холода, выдавил Сол.

В часовне, как и в остальной части дома, несмотря на палящий летний зной, царила арктическая стужа.

– Кажется, они умерли при родах, – неуверенно ответила Тэлли. – Потом был пятый граф, – просияв, добавила она. – Он тоже женился здесь. Бесшабашная была голова. Отправился в свадебное путешествие вместе с женой и любовницей.

– И как к этому отнеслась его жена? – поинтересовался Сол, кутаясь в свитер.

– Насколько я помню, сошла с ума и умерла от дифтерии.

– Что ж, – заметил Сол, у которого по-прежнему зуб на зуб не попадал, – в таком случае, кажется, мы поступаем правильно. Судя по всему, сочетаться браком в этой часовне – худший из возможных способов начать совместную супружескую жизнь. Так что оно и к лучшему, что пилястры обвалились.

«Если бы все ограничилось только пилястрами», – с тоской подумала Тэлли. Казалось, весь дом напряженно застыл, готовый рухнуть в любой момент. Каждый вечер перед сном Тэлли осматривала лепнину, с отчаянием отмечая, что потемневшая позолота, облупленная и покрытая пятнами, срочно нуждается в реставрации. Утешения не приносил и вид потрескавшихся консолей, и щербатые барельефы. В многочисленных подпорках тоже не было ничего радостного. Единственным светлым пятном для Тэлли было то, что ей больше не приходилось чувствовать на себе осуждающие взгляды Предков. Взбешенный и напуганный, Сол приказал снять все портреты со стен несколько недель назад после того, как очередная попытка третьего графа вырваться на свободу едва не стоила ему жизни.

– Нечего жалеть об этих старых угрюмых рожах, – заметил Сол, наблюдая за тем, как еще не уволенный мистер Питерс оттаскивает негодующих и возмущенных Предков в кладовку.

Вздохнув, Тэлли уронила шитье на колени. Куда запропастился Сол? Добрых полчаса назад он сорвался с места, заявив, что услышал внизу какой-то подозрительный шум. Тэлли ощутила укол ревности. Что-то подозрительно похоже на Шампань Ди-Вайн. Пусть она провела последние дни, не отрываясь от наперстка и иголки, но все же ей было прекрасно известно, что бывшая подружка Сола присутствует на съемочной площадке. Этот факт не укрылся бы от любого человека с нормальным слухом, оказавшегося в радиусе четырех миль от «Маллионза».

Тэлли не сомневалась, что Сол что-то замышляет. В последнее время она его почти не видела. Два-три раза, завернув за угол, Тэлли натыкалась на него, разговаривающего по сотовому телефону. Несмотря на все заверения Сола, что он говорит о делах, она ему до конца не верила. Наверняка эти дела имеют отношение к Шампань.

Нет, это у нее от волнения по поводу предстоящей свадьбы расшалились нервы. Тэлли решительно прогнала облепивших ее со всех сторон демонов. Из древней, зачитанной до дыр книги «Советы невестам и молодым женам», купленной в единственном магазине Нижнего Балджа, она узнала, что после помолвки в ожидании бракосочетания молодые пары нередко терзаются страхами и сомнениями. Тэлли решила, что лучшим средством согреть замерзшие ноги будет быстрая пробежка по холодным коридорам на кухню, где на плите уже целую вечность разогревались макароны быстрого приготовления.

Кухня без миссис Ормондройд показалась ей огромной, темной и пустой. От внушительных форм экономки здесь становилось как-то теснее и даже уютнее. Вода в кастрюле успела выкипеть, и макароны приказали долго жить. Тэлли уныло принялась выковыривать высохшие трупики из эмалированного гроба, и тут на кухне появился Сол.

– Это еще что такое? – спросил он, с отвращением глядя на макароны. – Миссис Ормондройд забыла что-то в духовке?

– Знаешь, ты сейчас не у себя на Фулхэм-роуд! – запальчиво воскликнула Тэлли. – И ты разговариваешь не с Ша-ша-шампань Ди-Вайн, – добавила она, гордо выпячивая тощую грудь. – Хотя, очевидно, ты об этом о-о-очень жалеешь.

Она залилась слезами.

Некоторым утешением ей стал абсолютный ужас, исказивший лицо Сола.

– Уверяю тебя, ты ошибаешься, – истово произнес он. Постепенно до него дошло, в чем дело. – Так вот почему ты так завелась, да? – выдохнул он, мысленно благодаря небо, что его страхи беспочвенны и Тэлли не беременна. – Послушай, что я тебе скажу, – продолжал Сол, обнимая сотрясаемую рыданиями невесту. – Эта женщина была самой большой ошибкой в моей жизни. Она меня чуть не разорила. Я избегаю съемок, как чумы, только чтобы случайно на нее не наткнуться. О Тэлли, – закончил он, целуя плачущую девушку в макушку и стараясь не обращать внимания на то, что она не причесывалась по крайней мере неделю, – не надо плакать! Все будет хорошо, вот увидишь. Согласись, идея насчет приглашения киношников была просто великолепна!

86
{"b":"95599","o":1}