ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Да, – подхватила Тэш, радуясь перемене темы. – Определенно, она первый борец за окружающую среду, чей гардероб полностью куплен по каталогу «Вояж». И, по-видимому, Майклджону приходится раз в неделю присылать в Гэтуик парикмахера, чтобы придавать ее волосам модный растрепанный вид. На нее смотреть без смеха нельзя, правда?

– Очень хорошо, что Шампань пытается спасти Землю, – вставил Лэрри, – но я не уверен, что мы и она живем на одной и той же планете.

Разговор о Шампань снова напомнил Джейн о том, что у очередного номера «Шика» до сих пор нет обложки. За последние несколько дней она перебрала самые различные варианты и так и не нашла ничего удовлетворительного. За исключением Лили Эйри, но Виктория наложила на нее категорическое вето. Джейн с вызовом подумала, что, раз Виктория отправилась в путешествие по многочисленным роскошным местам Европы, оставив журнал на нее, пусть теперь пеняет на себя. Решив в кои-то веки действовать, повинуясь минутному порыву, не давая себе времени подумать, Джейн сняла трубку, набрала номер агента Лили Эйри и предложила поместить в следующем номере большое интервью и фотографию на обложку.

– На обложке следующего номера будет Лили Эйри, – объявила Джейн сотрудникам редакции на вечернем совещании.

Агент актрисы охотно ухватился за это предложение. Джейн уже успела связаться со своим знакомым журналистом, свободным художником, и поручила ему взять у Лили интервью. Теперь ее одолевало смешанное чувство тревоги и торжества. Шаг был очень смелым, но он должен был принести свои плоды.

– А как же ее лодыжки? – неуверенно произнесла Тэш. – Они ведь считаются ужасными.

Джейн покачала головой, стараясь не смотреть на массивные, раздутые икры самой Тэш.

– Лодыжки у Лили что надо, – твердо заявила она. – Итак, у кого какие мысли?

Последовало гнетущее молчание.

– Я недавно читала об одной художнице, – робко подала голос Тэш. – Она – дочь графа Стейнза, делает абажуры из папье-маше, используя для этого визитные карточки проституток.

Снова наступила тишина.

– Что ж, – весело произнесла Джейн, стремясь подбодрить коллегу, – нам действительно нужно больше внимания уделять миру искусства. Ты на верном пути, Тэш.

«Вот только бы ты при этом свернула в боковой проход и застряла в тупике», – мысленно добавила она.

Но все-таки ее послание, судя по всему, дошло до адресатов. Все сотрудники редакции засуетились, и кое-кто даже осмелился заглянуть на страницы газет, не имеющие отношения к гороскопам.

– Ты это видела? – спросила через пару дней у Джейн Тош, протягивая номер нового литературного журнала. – В этом месяце «Графоман» взял интервью у какого-то писателя по имени Чарли Сетон, которого провозглашают новым Джеймсом Джойсом.

Джейн скептически подняла бровь.

– Судя по всему, он очень сексуален, – вздохнула Тош. – Я знаю это от своей подруги, работающей в «Графомане». По ее словам, Чарли Сетон просто великолепен. Просто потрясающе красив. Да, и, конечно, очень-очень талантлив, – поспешно добавила она.

Охваченная любопытством, Джейн пробежала взглядом статью.

– Школа в Итоне, Оксфорд, работает дома в Сохо.

Да, Тош права, материал об этом Сетоне очень подойдет «Шику». Джейн прищурилась, разглядывая фотографию. Было видно, что над ней потрудился художественный редактор. Понять за отретушированными бликами от вспышек, как выглядит Чарли Сетон, было невозможно.

– Я думаю завтра утром взять у него интервью, – сказала Тош.

Джейн окинула ее строгим взглядом. Тош и без всяких подсказок знала, что у нее накопились горы неотложной работы.

– Извини, – сказала Джейн. Лицо Тош отправилось в свободное падение. – Ты слишком занята. Тебе надо подправить материал о новой губной помаде синего цвета.

Тош недовольно поджала губы.

Нисколько не тронутая этим, Джейн взяла журнал и перечла статью. Быть может, стоит позвонить этому Чарли Сетону? Возможно, он окажется интересным собеседником. А те кусочки его лица, что проглядывали сквозь ретушь, определенно выглядели многообещающими.

«Черт побери, я это заслужила, – подумала Джейн. – Пойду к нему сама. В конце концов, в последнее время я нечасто встречаюсь со знаменитостями. Если точнее, я вообще ни с кем не встречаюсь».

Криво написанная вывеска на обшарпанном здании в Сохо гласила: «Пышные модели». Проходя мимо по противоположной стороне улицы, Джейн посмотрела на молоденькую девицу в черной клеенчатой курточке и мини-юбке, прислонившейся к двери. Девица лениво жевала резинку, поджидая клиента. Пышной ее никак нельзя было назвать, подумала Джейн. Впрочем, с серой кожей и блеклыми волосами, забранными в жиденький безжизненный хвостик, на модель она тоже совсем не была похожа. Девица подозрительно покосилась на Джейн.

Та ее прекрасно понимала. Вот уже минут десять она таскалась взад и вперед по улице, пытаясь отыскать квартиру Чарли Сетона. Джейн предположила, что писатель, как личность творческая, должен жить в мансарде. Но, заглядывая в окна верхних этажей с перекошенными, облупленными рамами, за которыми желтели давно зачахшие растения, она пришла к выводу, что писать при свете красного ночника весьма неудобно. Кашлянув, Джейн пересекла усеянную мусором улицу и подошла к девице в клеенчатой курточке.

– Вы не знаете, где здесь живет писатель по имени Чарли Сетон? – спросила она.

Девица продолжала работать челюстями.

– Нет, – сказала она. – Тут нет никаких Чарли.

На удивление, у нее был приятный мягкий голос жены викария.

Джейн разочарованно отвернулась. Судя по всему, она ошиблась адресом. Странно, название улицы она вроде бы не перепутала. Что ж, ничего не попишешь. Джейн направилась назад.

– Но один писатель здесь живет, – бросила ей вдогонку девица.

Джейн обернулась. Девица улыбалась, не переставая жевать.

– Вот тут, на первом этаже. – Она показала себе под ноги. – Передавайте ему привет от меня.

Джейн поспешно вернулась назад. Наклонившись, она заглянула в освещенное окно полуподвального помещения, расположенное на уровне мостовой. Комната была освещена лампочкой без абажура. У окна стоял письменный стол, засыпанный вывалившимися из переполненной пепельницы окурками. На полу лежал матрац, накрытый смятым одеялом. Повсюду были разбросаны исписанные листы бумаги. Да, похоже, здесь действительно жил писатель. Переведя взгляд вправо, Джейн разглядела согнувшуюся над столом спину в футболке. Очевидно, Чарли Сетон напряженно трудился.

99
{"b":"95599","o":1}