ЛитМир - Электронная Библиотека

Время для внезапного нападения было избрано наилучшее – перед самым рассветом, в густой тьме, при зашедшей луне и потускневших звездах.

Плеск волн о высокий борт баркаса заглушал удары весел.

Английский фрегат покачивался темным силуэтом в уютной гавани, отделяющей остров от поселка Брей-Нед.

Не приближаясь до поры к нему вплотную, баркас обошел вокруг фрегата и подошел со стороны поселка, где в домах и лавках еще горели редкие огни.

Примерно в ста футах от цели Брайен перебрался на корму и, держась за планшир, бесшумно скользнул в воду. Колокол на фрегате пробил две склянки. На горизонте проступила серебристая полоска. Рассвет уж недалек.

У поручней, рядом с трапом, смутно виднелась фигура вахтенного матроса. Он окликнул напарника. Теперь их было двое.

По мере приближения к фрегату команда баркаса, следуя указаниям Брайена, затеяла целый спектакль. Раздавался пьяный смех, слышались грубые шутки. Кто-то затянул популярную моряцкую песенку. Кто-то изрыгал проклятия. В двадцати пяти футах от цели Брайен оторвался от баркаса, нырнул и под водой поплыл к фрегату.

– Эй, что это вы там делаете? – окликнул приближающийся баркас вахтенный.

– Не видишь, что ли, приятель? – отозвался Китобой. – Нализались рома, набаловались с девчонками, теперь неплохо бы хоть пару минут вздремнуть дома.

– Это уж точно – пару. Скоро рассвет.

– Ну и ладно. – Баркас подошел вплотную к фрегату. – Бросай трап, парень.

Веревочная лестница полетела вниз. Китобой зацепился за нижнюю ступеньку и полез наверх, не поднимая головы, чтобы сразу себя не выдать.

– А остальные? – крикнул второй вахтенный.

– Ребятам повезло больше. В постелях у ирландских красоток нежатся.

У кормы фрегата покачивалась личная шлюпка капитана. Брайен проверил удерживающий ее канат, убедился в его прочности, ловко полез наверх и вскоре ухватился за поручни. Неслышно перевалившись через них, он бегло оглядел палубу.

Никого не видно, кроме тех двух матросов, что окликнули Китобоя и его парней, а сейчас помогали им взобраться на палубу. Брайен двинулся к ним вдоль правого борта, вооружившись по дороге парой кофель-нагелей.

Капрал Китобой добрался до верха лестницы, и тут один из англичан посветил ему прямо в лицо.

– Ты кто, собственно, такой?

– Теперь это уже не так важно, приятель, – подмигнул ему Китобой. – Так или иначе, я здесь.

– Как это не важно? Боцман, тревога!

Достав Китобоя одной рукой, другой он схватился за пояс с пистолетом.

Второй вахтенный повернулся и бросился бежать. Наскочил он прямо на Брайена, который, орудуя кофель-нагелем, швырнул его на палубу. Меж тем первому удалось вытащить пистолет. Он наставил его прямо в лоб Китобою. Брайен вскинул правую руку и швырнул в противника другой кофель-нагель. Угодив англичанину в голову, он и его опрокинул на палубу. Брайен бросился к веревочному трапу и помог Китобою перелезть через поручни.

– А ну-ка живо, не копайтесь там!

Китобой протянул руку следующему, а Брайен тем временем поднял упавший пистолет. И между прочим, как раз вовремя. Возникший шум разбудил спавших в кубрике матросов, и теперь они один за другим повыскакивали наверх. Китобой вскинул пистолет, но Брайен ударил по дулу, а свой, трофейный, засунул за пояс.

– Не надо, капрал, эти люди не вооружены. А двенадцать бравых ирландцев запросто справятся с этой компанией голыми руками, пусть их и вдвое больше. За мной!

И они с Китобоем бросились на полусонных, не понимающих, что происходит, англичан. Спутники их тем временем рассыпались по всему кораблю.

Впереди английских матросов покачивался огромный малый с лапами, как у гориллы. Уклонившись от пары выпадов, которые, достигни они цели, уложили бы и быка, Брайен впечатал правый кулак прямо в пах противнику. С таким же успехом можно было нанести удар кирпичной стене. Пришлось вырабатывать на ходу другую тактику. Брайен отскочил на безопасное расстояние, начал кружить, сделал ложный выпад левой, и когда «горилла» перехватил его, правой рубанул ребром ладони, как топором, ему по шее. Удар пришелся прямо в сонную артерию, «горилла» с ревом попятился назад, наткнувшись в конце концов на поручни. К ним он словно и прилип, раскачиваясь из стороны в сторону, с повисшими, как веревки, руками. Брайен стремительно кинулся вперед и довершил дело мощным апперкотом, после чего обмякшее тело перевалилось через поручни и полетело в воду.

– Полковник, сзади!

Брайен круто обернулся, отскочил в сторону, увернувшись от удара кофель-нагелем, направленного ему прямо в голову. Железяка просвистела буквально в миллиметре от виска. Продолжая двигаться по инерции, нападающий ударился о поручень, да с такой силой, что искры из глаз посыпались. Не давая ему опомниться, Брайен сзади сгреб его за ворот и швырнул в воду вслед за «гориллой».

Соратники тоже знали свое дело. Меченосец и Картежник уложили по англичанину, а Китобой даже двоих. Итого восемь, считая тех, кто отправился искупаться, и еще двоих, которых Брайен достал на веревочном трапе.

– Смотри-ка, а я даже не вспотел, – заметил капрал, обозревая поле битвы.

– Ладно, хвастаться потом будем, – оборвал его Брайен. – А ну-ка живо сюда ящики с динамитом. Думаю, после знакомства с ним английский флот кое-чего недосчитается.

– На реи их, полковник!

Никто не хотел пощады противнику.

– Тихо! – заглушая воинственные возгласы, крикнул Брайен. – Послушайте и зарубите себе на носу, недоумки, если хотите, конечно, научиться побеждать по-настоящему. Когда одна сторона начинает соревноваться в жестокости с другой, даже самому благородному делу приходит конец. Нет, англичан надо освободить. Пусть уходят с миром да передадут наши слова своему капитану: вот тебе да и другим английским солдатам и матросам урок. Не трогайте нас. Мы – ирландцы и умеем жалить, как змеи святого Патрика! – Он рывком понял на ноги одного из матросов: – Где капитан и другие офицеры?

– На берегу, у девок.

– Ага, развлечься захотелось? Ну и чудесно. Отправляйся и скажи им от имени полковника Рыжего Хью: мы их так развлечем, что мало не покажется, о девках забудут. Ладно, за дело!

Ящики с динамитом, лежавшие на дне баркаса, ирландцы подняли один за другим на борт корабля, матросам же, все еще не пришедшим в себя, велели занять свое место. Те выловили товарищей, которых купание привело в чувство и которые теперь жалобно взывали о помощи, и налегли на весла, направляя баркас к берегу.

– Ладно, ребята, – весело хлопнул в ладоши Брайен, – давайте-ка посмотрим, что у нас здесь имеется. – И он отправился осматривать корабль, тщательно прочесывая его дюйм за дюймом.

Фрегат действительно был вооружен тридцатью шестью мортирами, по восемнадцать с каждого борта, из тех, где заряд закладывается в жерло, а сами орудия перевозятся на лафетах.

– Старье, – отметил Брайен. – Такие раньше были на вооружении береговой артиллерии. Но ничего, сгодятся. Ладно, парни, все наверх и поднять паруса!

– Слушаю, сэр, а куда направляемся? – спросил Китобой.

– В бухту Корк, куда же еще? Когда наши ребята туда доберутся, сделаем им сюрприз. Не хотелось раскрывать свои планы до времени – а ну как ничего бы не вышло? Наговорил бы с три короба, а до Корка бы не добрались – какой уж тут боевой дух? Все бы носы повесили. А тут вот вам, пожалуйста: зеленый ирландский флаг на британском фрегате. Здорово?

Ответив дружным «ура», команда бросилась к мачтам и принялась споро натягивать паруса.

Чуть позже, уединившись с Китобоем в капитанской каюте, Брайен принялся сосредоточенно изучать морские карты здешних мест.

– Ну что ж, людей у нас, конечно, не много, но если каждый будет работать за двоих, справимся.

– Непременно, – подтвердил Китобой. – И ветер в спину дует.

– Когда ветер тебе благоприятствует, а так оно и было с того самого момента, как мы отплыли из Уилмингтона, это значит, что на твоей стороне Бог. Судьба. Как ни назови. Когда в игре пошла полоса удачи, это не просто чистый случай. Игроку кто-то еще улыбается. – Брайен снова перевел взгляд на карту: – Точно, уж нам кто-то улыбается во весь рот. Видите, здесь обозначены английские огневые точки, расположенные в бухте Корк. Жаль, что майор Кленовый Лист с этой картой не знаком. Ладно, не будем уподобляться жадной собаке, которая, увидев в воде собственное отражение, выплевывает свою кость и старается отнять кость у той, кого видит.

100
{"b":"95600","o":1}