ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вперед! – Не выпуская руки Равены, Брайен взбежал по вырубленным в стене ступенькам, ведущим в тесное, не более двух футов в ширину, дефиле, плавно поднимающееся на сто ярдов и обрывающееся очередным карнизом, повыше. Оттуда они кое-как добрались до верхушки обрыва и далее, через густую чащу, до того места, где повстанцы устроили нечто вроде бруствера из толстых бревен как раз на случай внезапного нападения.

Огонь немного утих.

– Ну, что там? – спросил Брайен майора.

– На сей раз отбились. Можете сами убедиться. – И он указал на трупы английских гренадеров, густо усеявшие открытое пространство перед бруствером. Брайен поднял к глазам бинокль и осмотрел местность. Англичане отступили к холму, сильно напоминающему своими очертаниями тот, где Кастер нашел свое последнее пристанище.

– Ясно теперь, почему нам так легко удалось уйти из Корка, – сказал Брайен. – Англичане играли с нами, как кошка с мышью. Вместе с драгунскими частями они подтягивали сюда артиллерию. А у нас нет ни средств, ни опыта удерживать позицию вроде этой. Укол – отход, вот это мы умеем.

В довершение ко всему корабли начали обстреливать берег, по сути дела полностью накрывая его огнем. Снаряды ложились в лес, на опасно близком расстоянии. Раздался треск падающих деревьев.

– Пока они стреляют вслепую, – заключил Брайен. – Но рано или поздно достанут нас.

– Ну и что же делать? – спросила Равена.

– Вот и я думаю – что делать?

Артиллерия перенесла огонь немного в сторону, давая возможность кавалеристам изготовиться к атаке.

– Внимание! – крикнул Брайен. – Стрелять только по моему приказу!

– Стойте! – Равену вдруг словно озарило. – Я знаю, как нам выскочить из этой ловушки.

– Да ну? – Брайен вместе с остальными недоверчиво посмотрел на нее.

– Честное слово, знаю. Свяжите мне руки за спиной, живо!

– Умом тронулась, женщина?

– Это единственный способ спасти свою шкуру. Брайен, поднимай белый флаг и скажи парламентерам, что тебе нужно переговорить с командиром. А ему скажешь, что у тебя заложница: жена бригадного генерала Роджера О’Нила.

– Вот это здорово! – восхищенно захлопал в ладоши Кленовый Лист. – Миссис О’Нил, у вас смекалки и мужества больше, чем у всех нас, вместе взятых.

– Мне это не нравится, – заявил Брайен.

– А мне на это совершенно наплевать. Не надо указывать, что мне делать и чего не делать, Брайен О’Нил. Тебе бы уже давно пора понять, что это совершенно бесполезно.

Дружный смех немного разрядил напряжение.

Брайен растерянно улыбнулся и почесал затылок.

– Боюсь, выбора у нас нет. Ладно, делайте, как она говорит, и поднимайте белый флаг. Голыш, а ну-ка порви рубашку. А ты, Танцор, вместе с Поросенком бегите в загон да отведите лошадей вон в ту лощинку.

Огонь с военных кораблей переместился на восток, в направлении этих самых загонов. Он косил молодые деревья, но для людей особой опасности не представлял.

Брайен укрепил самодельный флаг на штыке винтовки и высоко поднял ее над бруствером.

– Прекратить огонь! – скомандовал он своим людям. Убедившись, что начальник английского отряда заметил флаг, Брайен поднялся на бруствер. Рядом с ним поставили Равену со связанными за спиной руками.

– Ну, я пошел, – негромко проговорил он. – Скрести-ка свои славные пальчики на счастье.

Он спрыгнул с бруствера и двинулся через открытое поле, держа высоко над головой белое полотнище.

Навстречу ему из окопов противника вышли трое. Капитан и два лейтенанта. Приблизившись, они так и застыли от изумления. Вид у них, по мнению Брайена, был совершенно комический.

– Ничего себе!

– Глазам своим не верю!

– Быть того не может!

– Да их же не отличишь друг от друга!

Брайен глубоко вздохнул. Так, выходит, этими людьми командует Роджер.

Капитан не замедлил подтвердить это:

– Мистер О’Нил, генерал предупредил нас о такой возможности. Разведка у нас поставлена не хуже, чем в ИРБ. О том, что вы вернулись в Ирландию, давно уже известно.

– Примите мои поздравления, капитан, – улыбнулся Брайен. – Ну как там поживает мой милый братец Роджер?

Капитан, угрюмого вида мужчина, скривил губы в подобии улыбки:

– Неплохо, а когда увидит вас на привязи, так и вообще будет счастлив, пари готов держать.

– Ну и проиграете. Я ведь, как видите, не на привязи. По крайней мере пока.

– Если вы просто надеетесь потянуть время, сэр, то это бесполезно. У вас всего две возможности. Либо безоговорочная капитуляция, либо мы отправим вас к праотцам.

– Вы забываете о даме. – Брайен ткнул пальцем в сторону Равены. Она хорошо играла свою роль заложницы, стоя с поникшей головой и бессильно опущенными плечами. Одета она была в грубую рубаху и брюки, одолженные у одного из повстанцев более или менее подходящего роста.

– Это женщина? – прищурился капитан.

– Вообще-то мои солдаты, как правило, не заплетают волосы в косы, – фыркнул Брайен.

Он услужливо протянул капитану его собственный бинокль, болтавшийся у того на поясе.

– Убедитесь сами.

Капитан убедился.

– О Господи, действительно женщина. И настоящая красотка к тому же.

– Боюсь, генералу О’Нилу это замечание не слишком понравится. «Красотка» – его жена.

– Жена генерала? Бред какой-то. Вы что, за идиотов нас принимаете?

– Вы будете больше, чем идиотами, если не захотите меня выслушать и возобновите огонь. Равена О’Нил, жена генерала и дочь герцога Ольстерского, погибнет вместе с нами. А если не верите, что это именно она, позовите старого петуха, пусть сам посмотрит.

– Ничего не понимаю. Ведь генерал считает, что его жена пребывает в замке Тайрон, в полной безопасности.

– Боюсь, объяснить ситуацию я могу только ему лично. Слушайте, по-моему, лучше всего будет, если вы немедленно проводите меня к нему в штаб. Уверяю вас, мы с ним договоримся.

Офицеры отошли в сторонку и принялись переговариваться. Судя по голосам, они пребывали в явной растерянности. В конце концов решение было принято.

– Ладно, О’Нил, пошли.

– К вашим услугам. – Брайен опустил белый флаг и протянул винтовку одному из лейтенантов. – Полагаю, моему брату не понравится, если я приду к нему с оружием, к тому же заряженным. Да, и еще одно, капитан. Передайте на корабли, чтобы прекратили огонь. Если какой-нибудь шальной снаряд упадет поблизости и осколком заденет миссис O’Нил – все, с флотом этот молодец-капитан может распрощаться.

Это был, конечно, чистый блеф, но слова Брайена явно произвели впечатление, об этом можно было судить хотя бы по уважительному обращению с ним.

– Будет сделано, сэр. Лейтенант Хеммингс, распорядитесь, да поживее. Одна нога здесь, другая там.

Штаб-квартира полка королевских драгун располагалась примерно в пятистах ярдах, за каменистым склоном, на котором солдаты выстраивали ряды перед атакой.

Над входом в генеральскую палатку развевались два вымпела: один, украшенный цветами полка – красное, золотое и голубое, на другом, повыше, красовался герб Тайронов.

Часовой, здоровенный малый ростом в шесть футов четыре дюйма или поболее того, стоявший перед входом, вытянулся по стойке «смирно» и отдал честь.

Офицеры ответили на приветствие.

– Мне надо переговорить с генералом О’Нилом, сержант, – сказал капитан.

Сержант повернулся и отдернул полог палатки. Генерал О’Нил сидел за столом, на котором были разложены карты и схемы.

– К вам капитан Пирс, сэр.

– Пусть заходит. – Генерал откинулся на походном матерчатом стуле. Вид у него был довольно мрачный. – Ну что там у вас, Пирс? Выкладывайте, только поскорее, у меня масса дел. Надеюсь, вы пришли, чтобы доложить, что очистили эту крысиную нору.

– Не совсем, сэр. – Капитан густо покраснел. – Возникли осложнения.

– Осложнения! – взревел Роджер. – Какие там еще, к черту, осложнения? Неужели даже такую чепуховую операцию никому нельзя поручить? А ведь у вас даже поддержка с моря была. Ну валяйте, выкладывайте, что это за так называемые осложнения?

104
{"b":"95600","o":1}