ЛитМир - Электронная Библиотека

Клипер круто лег на правый борт, и Равена пошатнулась. Брайен успел подхватить ее.

– Все шутишь. Лучше подумала бы, как качку перенести, скоро такое начнется…

– А что, плохо дело?

– Сейчас еще нет, но будет. Оставайся в каюте, а то еще за борт смоет.

Она закинула руки ему за шею и тесно прижалась всем телом.

– Смотри, платье промочишь.

– Да наплевать мне на платье, я за тебя волнуюсь. Тебя ведь тоже может смыть.

– Обо мне не беспокойся, – улыбнулся Брайен. – Буду смотреть в оба. Через все судно, от носа до кормы, протянули веревки, так что держаться есть за что. Справлюсь. – Брайен помрачнел. – Другое худо. Что-то капитан мне не нравится – белый как полотно, потеет, весь дрожит.

– Лихорадку, должно быть, подцепил.

– Самое время, ничего не скажешь. Может, Карсон и прав. Может, на самом деле лучше бы зайти в Рио-Гранде. Ладно, пора на мостик.

Брайен поцеловал Равену и ущипнул за ляжку.

– Человечество явно должно быть благодарно вам, дамам, за то, что отказались от всяких там кринолинов и турнюров.

Равена ответила не менее сильным щипком.

– Вообще-то говоря, – подмигнула она Брайену, – «дамы» как раз не отказались.

– Не важно. – Он снова поцеловал ее и вышел из каюты.

Добраться до кормы оказалось совсем не просто. Это путешествие напомнило Брайену, как он однажды объезжал диких мустангов, присланных в кавалерийскую школу. Небо раскалывалось от мощных ударов грома, над клипером, то взлетающим на гребне волны, то проваливающимся глубоко вниз, быстро сгущался туман. Верхушек мачт уже не было видно, и еще до наступления сумерек на судно обрушились мощные потоки дождя со снегом, и эта ледяная крупа впивалась в кожу, точно песок, а натянувшиеся до предела паруса жалобно стонали.

– Мыс Горн дает прикурить, – проворчал штурвальный, выбивая зубами крупную дробь.

– Это уж точно. Погодка, конечно, паршивая, но, по моим расчетам, к ночи худшее останется позади. – Заметив вдруг, что и Брайен, и штурвальный не сводят глаз с его дрожащих рук, капитан Свифт поспешно сунул их в карманы.

Брайен был не на шутку встревожен состоянием капитана. Тот горел как в лихорадке, зрачки неестественно расширились, речь становилась все более невнятной.

«Западный ветер» круто качнулся влево, и, если бы Брайен не успел поддержать его, Свифт упал бы на палубу.

– Сэр, вам, наверное, стоит пойти к себе и немного полежать. А мы тут с Флинтом как-нибудь вдвоем управимся.

Свифт потер лоб.

– Да, пожалуй, вы правы. Как-то мне не по себе. Наверное, съел что-нибудь не то. Рыба вчера вроде попахивала.

Брайен окликнул ближайшего из матросов:

– Дженкинс, проводите капитана к нему в каюту. Он неважно себя чувствует.

Ночью ветер сменил направление и теперь со всевозрастающей силой дул с юго-востока. После двенадцати часов почти беспрерывной вахты Брайен совсем обессилел и вынужден был уступить место на мостике боцману Принсу. Добравшись до каюты, он тяжело рухнул на койку. Равена кинулась вскипятить чая.

Глядя, как она наливает кипяток в жестяную кружку, Брайен слабо улыбнулся:

– Знаешь, ты чертовски привлекательна даже в этом жутком наряде. С наслаждением бы занялся с тобой любовью, да, боюсь, ничего не получится. Беспомощен, как младенец.

– Ну что ж, тогда я за тобою, как за младенцем, и поухаживаю, – сказала Равена, сбрасывая мокрый плащ. Она села на край койки и прижала его голову к своей груди.

– Хорошо, – вздохнул Брайен.

– Вкусно? – Она наклонила кружку, чтобы ему было поудобнее.

– Нектар. – Он сжал ее бедро. – Материнское молоко.

В глазах у нее мелькнула какая-то искорка.

– К концу года целые потоки будут. Впрочем, нет, только в апреле.

– Потоки чего?

– Материнского молока.

Брайен непонимающе уставился на нее:

– Какого такого материнского молока? Что-то у тебя ум за разум зашел, дорогая.

– Ничего подобного. – Она крепко прижалась к нему. – Скоро я буду матерью.

Брайен сел на койке и напряженно посмотрел на нее:

– Нельзя шутить такими вещами, Равена.

– А я и не шучу. Я буду матерью, а ты отцом.

– Ушам не верю!

– Я тоже долго не могла поверить, и тем не менее это правда. Годами я ждала этого момента. Мы с Роджером оба были бесплодны.

– А ты уверена, что… – Брайен не договорил.

– Что это твой ребенок? – засмеялась Равена. – Совершенно уверена. Сколько уж месяцев мы с Роджером… – Ее оборвал громкий стук.

Равена поднялась и открыла дверь. На пороге стояла Мэри Свифт. Глаза у нее безумно блуждали, тело сотрясала крупная дрожь.

– Джейсону гораздо хуже. Все это время он бредил.

– Входите, милая, выпейте горячего чая.

Равена взяла ее за руку и проводила к столу.

Мэри беспомощно уронила руки и заплакала.

– Мне страшно. По-моему, он умирает. Все время говорит о каких-то белых китах, об акулах, плавающих по каюте, о жутких призраках. Сейчас он забылся.

– О Господи, Брайен, что же делать?

Крепкий чай придал Брайену немного сил.

– Боюсь, – заговорил он, поднимаясь с койки, – ничего не остается, кроме как… В одиночку с судном мне не справиться. Придется взять на себя ответственность и призвать на помощь Карсона. Повернем назад и направимся в Рио-Гранде. Капитану нужна срочная медицинская помощь.

Он пошел в каюту первого помощника и объявил свое решение. К удивлению Брайена, Карсон не стал торжествовать победу.

– Вы правильно поступили, полковник О’Нил. Говорил же, старик вот-вот копыта откинет, но никто меня не слушал. Ладно, слава Богу, еще не поздно. Как-нибудь доберемся до порта. – Он живо натянул бушлат. – Так, я иду на мостик, а вам, мой друг, лучше бы немного отдохнуть. А то, глядишь, и сами свалитесь.

– Спасибо. Действительно, поспать часок-другой не помешает. Если что – будите.

Брайен заснул, едва щека его коснулась подушки. Но не прошло, кажется, и пары минут, как кто-то принялся изо всех сил трясти его за плечо.

– Брайен! Брайен! Да проснись же ты наконец!

Брайен очухался, как пловец, вынырнувший на поверхность. Перед глазами покачивалось, упорно не попадая в фокус, лицо Равены.

– Сколько я проспал?

– Шесть часов. Тебя зовет капитан.

– Он в сознании?

– Да. Мэри говорит, что кризис миновал. Лихорадка проходит, он в здравом уме и твердой памяти.

Брайен потянулся за брюками, висевшими на стуле подле койки, и опустил ноги на пол. Вскоре они с Равеной уже стояли у кровати Джейсона Свифта. Мэри отирала мужу лоб полотенцем, смоченным в спирте. Выглядел капитан еще измученным и осунувшимся, но неестественный румянец уже исчез. Голос у него был слаб, но ясен.

– Как вы, сэр? – участливо спросил Брайен.

– Как кошка, только что родившая дюжину котят. Словно весь воздух из тела выкачали. Но ничего, живой. – Он слабо улыбнулся. – Хотя вчера ночью были моменты, когда казалось, что все, кончаюсь. Ладно, а теперь вот что. Я слышал, будто «Западный ветер» поворачивает назад, к Рио-Гранде?

– Это верно, сэр. Вам нужен врач. К тому же не думаю, что нам с Карсоном удастся без вас обогнуть мыс Горн.

– Почему же без меня? Я в полном порядке. Есть слабость, но голова ясная, и я могу управлять клипером прямо отсюда, с кровати. А вы сделаетесь моими глазами, ушами, руками. И приказания передавать будете. Словом, нечто вроде моста между мной, командой и кораблем. Минуточку, минуточку, не перебивайте меня. Вы всего лишь второй помощник, а я капитан. А теперь отправляйтесь на мостик и передайте, что я велел идти вперед. Ясно?

– Так точно, сэр! – Брайен с улыбкой покачал головой и поднял руки.

Когда он появился на мостике, Карсон о чем-то говорил со штурвальным Бенсоном и помощником боцмана.

– Ну как, оклемались, О’Нил?

– Да, все в порядке. И капитану тоже лучше.

Первый помощник насторожился:

– Ах вот как? Но все равно ему нужен врач.

– Я вообще-то согласен, а вот он – нет. И он – командир. Бенсон, – обратился Брайен к штурвальному, – полный поворот кругом. Мы идем к мысу.

56
{"b":"95600","o":1}