ЛитМир - Электронная Библиотека

Брайен кивнул и направился к выходу. Равена поспешила вслед за ним.

– Думаешь, справимся?

Он пальцем приподнял ей подбородок.

– А то как же? Думаешь, я соглашусь потерять тебя во второй раз?

Он нежно поцеловал ее и двинулся на негнущихся ногах в сторону мостика.

Час спустя барометр показывал двадцать девять – двадцать.

В шесть пополудни шторм вроде бы начал стихать.

К восьми барометр подскочил до двадцати девяти – восьмидесяти трех, порывы ветра сменились ровным дуновением. Черные облака рассеялись, и на небе появилась полная луна.

Люди на мостике хохотали как бешеные, выкрикивали что-то, поздравляли друг друга с победой над силами дикой природы.

– Ну что ж, О’Нил, выходит, мы все-таки справились, – широко ухмыльнулся Карсон.

– Да, благодаря старому бульдогу, который лежит там, у себя. – Брайен мотнул головой в сторону палубы. – Тому самому, у кого вместо сердца обломок киля, – иронически добавил он.

– А, вы об этом… – смущенно протянул Карсон. – Видите ли, я…

– Не стоит, – оборвал его Брайен. – Что бы там каждый из нас раньше ни сделал дурного, за последние двенадцать часов все мы полностью оплатили счет. Пойду проведаю старика.

С первого взгляда видно было, что капитан клипера возвращается к жизни. Это чувствовалось и по голосу – давно он уже не звучал так звонко и решительно:

– Хватит болтать! А ну-ка живо на палубу и велите боцману пошевелить людей. Приготовиться поднять паруса! Все!

– Слушаю, сэр! – Брайен вытянулся по стойке «смирно» и отдал честь как положено.

Выходя из каюты, он привлек к себе Равену.

– Следующая остановка – Сан-Франциско. Вот так, дорогая, все беды позади.

Обогнув мыс Горн, «Западный ветер» пошел вдоль западного побережья Южной Америки. Погода стояла прекрасная, ветер благоприятствовал путешественникам. Команда из кожи вон лезла. Капитан, которого не оставляли своими заботами жена и Равена, уверенно шел на поправку.

– Таких красивых сестер милосердия в мире не сыщешь, – как-то шутливо бросил он, когда они с Брайеном разлеглись в шезлонгах на палубе под палящим тропическим солнцем.

Брайен перевел взгляд на женщин, оживленно беседовавших о чем-то, облокотившись о поручни. Их длинные волосы – у одной темные, у другой светлые – развевались на ветру.

– Прямо как две русалки, – заметил Брайен.

– Ну конечно, вы, ирландцы, все склонны романтизировать. – Капитан посерьезнел. – Скажите-ка, Брайен, ну доберемся мы до Сан-Франциско, а дальше-то что? Как жить думаете? Не такое это место, чтобы женщины вроде Равены вили там домашнее гнездо. Это рассадник разврата, порока, преступлений, включая и убийства.

– Меня это тоже беспокоит, Джейсон, – нахмурился Брайен. – Особенно если иметь в виду, что Равена беременна.

– Да, Мэри страшно о ней беспокоится. Слушайте, а почему бы вам не остаться на борту? Женщины прекрасно ладят друг с другом, а вы сделались мне незаменимым помощником. Так что пойдем вместе в Нью-Йорк.

– Спасибо, Джейсон, вы очень добры, но ведь ребенок… Не может же Равена рожать прямо в море.

– Это верно. – Свифт почесал подбородок. – Об этом я как-то не подумал.

– И еще одно. На Восток нам после всего, что случилось, путь заказан. И пожениться мы с Равеной не можем из-за брата. Он не успокоится, пока хоть одного из нас не сведет в могилу. Знаю я его – мы одной крови. Он и на краю света отыщет нас с Равеной.

Свифт задумчиво потер дочерна загоревший лоб. Внезапно лицо его осветилось:

– Знаю, что надо делать! Вы дойдете с нами до Гавайев. Там у меня есть старый друг, некто Джордж Дил. У него сахарная плантация, и я об заклад биться готов, что вы со своим умом и хваткой ему ой как пригодитесь. Там катастрофически не хватает управляющих.

– А на каком из островов он живет?

– По-моему, на Мауи.

– И впрямь край света, – задумчиво сказал Брайен. Ему вспомнилась родная Ирландия. Путь от нее до Гавайев действительно долог.

– Что вы сказали?

– Хорошая, говорю, мысль. Спасибо, Джейсон, за все, что вы для нас делаете. Посоветуюсь с Равеной.

– Прекрасно придумано, – живо откликнулась она, услышав о предложении капитана. – Знаешь, девчонкой я читала в отцовской библиотеке о Гавайях все, что могла откопать. Эти места всегда казались мне страной чудес.

Брайен поцеловал ее в затылок и ласково улыбнулся:

– Иногда ты бываешь таким младенцем.

– Скажешь тоже, – хмыкнула Равена. – Не забывай когда родится ребенок, мне будет почти двадцать восемь.

– В моих глазах ты всегда останешься десятилетней девочкой, какой я увидел тебя на балу у вице-короля.

Равена обняла его и потянула вниз, к себе на койку.

– Опять за свое?

– Но это же чистая правда, радость моя.

– Да я не против, мне даже нравится, когда ты говоришь, какая я молодая. – В глазах у нее зажегся огонек, а на лице появилось хитрое выражение. – Тем не менее сейчас я хочу, чтобы ты вспомнил, что я женщина.

– А тебе можно? – озабоченно спросил Брайен. – Я имею в виду – ребенку не повредит?

– Пока не жаловался, – захихикала Равена. – Когда начнет, сразу дам тебе знать.

Брайен погладил ее по спине и покачал головой.

– Да, Равена О’Нил, бабенка ты каких поискать. – Он усмехнулся. – И в то же время честная женщина, в том смысле, что я дал тебе свое имя, пусть, так сказать, и по доверенности.

Они дружно рассмеялись и занялись любовью.

Холодным, неприветливым январским утром 1865 года «Западный ветер», сворачивая один за другим паруса, горделиво вошел в бухту Сан-Франциско.

Брайен и Равена, обнявшись, стояли у поручней.

– Знаешь, мне не терпится начать новую жизнь, а тебе?

– Сказал бы – надо держать ухо востро.

– Пусть так, но ведь такова жизнь, родной. Новый опыт. Путешествие в неведомое. Как в тот день, на лугу в Доунгэле, когда мы впервые были вместе. Вот это было переживание! Жизнь – нечто вроде книги. Кончается одна глава, переворачиваешь страницу, и начинается новая.

Брайен прижал ее к себе.

– Романтики в тебе на пятерых хватит. – Он бросил взгляд на ее округлившийся живот. – Ну как он там у нас сегодня?

– Все хорошо. А почему ты решил, что это он?

– Отцовский инстинкт.

– Ладно, он или она – все равно это моя самая большая любовь.

– Ах вот как?

– Кроме тебя, но в этом есть что-то святое, потому что он или она – это наша любовь. Наша взаимная любовь.

– Точно.

С причала донесся свист и шум – береговая команда ждала, пока с клипера бросят чалки. Брайен с Равеной перегнулись через поручни.

– Какие вести с фронтов? – крикнул Брайен, обращаясь к начальнику береговой команды.

– Не сегодня завтра все будет кончено. Мятежников бьют повсюду.

– Линкольна переизбрали?

– Конечно. В Белом доме по-прежнему наш добрый честный Эйб.

Брайен молча вознес благодарственную молитву Богу и святому Патрику.

– Это мой святой, – вслух сказал он.

– Кто?

– Авраам Линкольн. А ведь он ирландец, дорогая, известно тебе это?

– Хорошо, если так. Жаль только, что в Англии такого нет. Нет англичанина, у которого хватило бы мужества освободить ирландских крестьян.

– Все будет, дорогая, все будет.

Подошли Джейсон Свифт и Мэри.

– Ну что, полковник О’Нил, готовы сойти на берег?

– Ко всему готов, капитан Свифт.

58
{"b":"95600","o":1}