ЛитМир - Электронная Библиотека

Брайен глубоко вздохнул.

– Что-то слишком их много, Джордж. Боюсь, Бентину и Рино не прорваться сквозь эту толпу.

– Что за пораженческие разговоры, полковник О’Нил? – гневно спросил Кастер. – Как это не прорваться? Седьмой не знает преград!

Брайен и Том обменялись многозначительными взглядами.

Джордж расхаживал взад-вперед, размахивая руками, как пьяный.

– Ну как же не прорваться? Непременно прорвутся, – без устали повторял он. – Через час, от силы через два будут здесь. – Он ткнул пальцем в поросший травой пригорок на юге, прямо напротив правой оконечности гребня. – Взберутся на этот холм, и эти краснорожие ублюдки пожалеют, что на свет родились! Какого черта! Если понадобится, мы хоть десять часов здесь продержимся. Мы тут как в неприступной крепости. Да этим недоумкам и на пушечный выстрел к нам не приблизиться.

– Десять часов, сэр? – угрюмо переспросил адъютант Кук. – Имея по сто пятьдесят патронов на человека?

– Знаете, кто вы такой, Кук? – презрительно бросил Кастер. – Просто старая баба. – Тем не менее он пошел по рядам и остановил солдат, постреливавших наугад по индейцам, находившимся пока не ближе чем в полумиле.

– Кончайте, ребята! Пусть войдут в зону прицельного огня!

Индейцы осторожно приблизились на расстояние тысячи футов и остановились у подножия холма. Отсюда завязалась перестрелка, в которой у нападающей стороны не было никаких шансов: старинные ружья и стрелы против самых современных карабинов. Через четверть часа индейцы, понеся немалые потери, откатились назад.

– Ну, что я вам говорил! – торжествующе воскликнул Кастер. – Молодцы, ребята, всыпали им по первое число!

Еще в половине шестого казалось, что оптимизм командира вполне оправдан. Но тут со стороны отряда противника, расположившегося на самой вершине гребня, донесся воинственный клич.

Примерно в трех милях от поля сражения, на двуглавой вершине, возвышавшейся над восточным берегом Литл-Бигхорна, откуда Кастер раньше выбирал свою нынешнюю оборонную позицию, появились всадники.

Брайен поднес к глазам бинокль. Точно, никаких сомнений – отряд кавалерии. Кастер трижды выстрелил в воздух.

Издали послышались ответные выстрелы.

– Это либо Бентин, либо Рино, а может, и оба! – радостно закричал Кастер. – Сейчас подойдут.

Прошел час, на протяжении которого индейцы, потерявшие во время перестрелки не менее сотни воинов, не выказали ни малейшего намерения повторить атаку.

Уверенный, что подкрепления, а с ними и боеприпасы вот-вот подойдут, Кастер решил, что патроны можно и не беречь.

– Огонь! – скомандовал он.

– Полковник, – нахмурился Брайен, – по-моему, не стоит.

– Наплевать мне, что там по-вашему! Полком командую я.

Брайен плотно сжал губы.

– А ведь в свое время вы не брезговали советом, полковник, – ровно проговорил он.

Кастер пристально поглядел на него.

– Это верно, но тогда вы еще не превратились в тряпку вроде Кука или моего дорогого братца.

Раздался треск карабинов. Люди Кастера стреляли всякий раз, стоило лишь оперенной голове немного приподняться над травой или высунуться из укрытия.

– Вот здорово! – весело воскликнул какой-то солдатик из Теннесси. – Как будто дома на индеек охотишься.

Вскоре все вокруг окуталось клубами дыма. В неподвижном, душном воздухе он стлался низко, словно рассветный туман.

Все это время Кастер перемещался вдоль фронта, щуря глаза и пристально вглядываясь туда, где только что появились спешащие на помощь остатки полка.

– Ну где же они? – нетерпеливо повторял он. – Давно бы пора быть им на месте.

Между тем сиу продолжали передвигаться по долине. Большинство расположились к юго-западу от гряды холмов. Другие огибали ее с юга и юго-востока.

Индейцы разделились на три группы. Впереди – главные силы. За ними – резерв. Эти разъезжали взад-вперед, подхлестывая лошадей и поднимая собственный боевой дух выстрелами в воздух. И наконец, позади всех – старики, женщины и дети, воодушевляющие пронзительными криками своих воинов.

Большинство из этих резервистов и, так сказать, лиц гражданских подъезжали от северной части Мэдисин-Трейл и сосредоточивались к югу от места боевых действий, позади возвышенности, откуда Кастер ожидал подкрепление.

Стрельба переместилась куда-то в сторону, и, чувствуя, что в стане противника происходят какие-то приготовления, Кастер вновь принял столь нетипичное для себя поспешное решение.

– Эй, лейтенант Харрингтон, лейтенант Смит, Том, Кук, О’Нил – все немедленно ко мне! – закричал он что было силы, сложив ладони рупором.

Когда все подъехали, он распорядился:

– По-видимому, люди капитана Бентина ввязались в драку с индейцами по ту сторону гряды, в полумиле отсюда к югу. Поэтому приказываю: пусть третья и пятая роты немедленно идут к ним на помощь. Для краснорожих дьяволов это будет большой сюрприз. Брайен, мальчик мой, мы ударим им во фланг, как при Геттисберге и Йеллоу-Таверн. – От возбуждения он даже подпрыгнул и захлопал в ладоши, что явно не оправдывалось суровой действительностью.

Больше молчать Брайен не мог:

– Это безумие, Джордж! Мы не в Геттисберге! Вообще, где вы тут видите какой-то фланг? Да нас просто задавят количеством. К тому же почему вы решили, что там сражается именно Бентин? Судя по звуку выстрелов, это совсем не карабины, которыми вооружены наши кавалеристы.

– Он прав, Джордж, – поддержал Брайена Том Кастер, и по выражению лиц остальных офицеров видно было, что и они согласны.

Кастер воспринял возражения с удивительным спокойствием.

– Знаете, друг мой, – терпеливо заговорил он, обращаясь к Брайену, – вы просто давно не занимались солдатским ремеслом. Вы забыли, что хороший полк подобен здоровому человеческому организму. Если плохо действует правая рука, на помощь ей немедленно приходит левая. Причем для этого даже и думать специально не надо, все происходит инстинктивно, вроде того, как при ходьбе вы просто переставляете ноги. Вот так и третья с пятой пойдут на выручку к Бентину.

– Полковник, это не Бентин, – вмешался Митч Буйе. – Это мушкеты сиу и шайеннов. Уж можете мне поверить, этот язык я слишком хорошо знаю.

– Так оно и есть, Джордж, – попытался убедить его Брайен. – Бесполезно ждать Бентина и Рино. Они не придут.

– Хватит! Мне надоели эти дискуссии! Я ясно приказал капитану Бентину срочно прибыть с боеприпасами. Бентин – солдат. Он подчиняется приказам. И он будет здесь.

– Я не поведу своих людей на верную смерть, – решительно заявил Том Кастер.

Полковник грозно сверкнул глазами и, подойдя к брату вплотную, поднял руку, словно в ней был пистолет.

– Трус! Ничтожество! Я отстраняю тебя от командования ротой. Лейтенант Харрингтон, отныне третью возглавляете вы.

Десять минут спустя две роты стремительно спустились по склону и, беспрерывно стреляя на ходу, помчались в направлении гребня, за которым, как упрямо продолжал считать Кастер, Бентин сражался с индейцами. В переводе с языка индейцев племени сиу этот гребень назывался Скользкая Трава.

Как Кастер и предполагал, индейцы в долине спешились и залегли в высокой траве, не оказывая почти никакого сопротивления наступающим кавалеристам. Более того, они обратились в беспорядочное бегство, теряя по пути десятки людей.

Воодушевленные успехом, люди Смита и Харрингтона удвоили скорость, не ожидая, что в овраге, преграждающем им путь к цели, залегли в засаде сотни индейцев. Не успели они доехать до него, как во фланг им ударила кавалерия сиу, прикрывавшая отход пеших воинов. А по центру, сразу разрезав наступавших надвое, нанес удар из другого укрытия еще один отряд противника.

Лейтенант Смит перевел своих людей в галоп, разумно стремясь побыстрее вывести их из зоны поражения индейских мушкетов и луков. Но катастрофическим для себя образом они попали под прямой огонь индейцев, засевших в овраге. Ко всему прочему с востока их атаковал еще один отряд противника. Офицеры, оставшиеся на холме Кастера, наблюдали за этим кошмаром в бинокли.

76
{"b":"95600","o":1}