ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 32

"Звезда Смерти", палуба № 69, кантина "Холодное сердце"

Документы Ратуа отнюдь не были идеальными, однако выдержали бы все обычные проверки, за исключением деструктивного анализа. И он не уставал поражаться, что никто так и не потрудился попросить его их предъявить. Судя по всему, действующая станция будет неприступна для внешних атак: никто не сможет выстрелить в неё чем-то настолько мощным, чтобы это вызвало настоящие проблемы. А пока что он жил здесь, и разгуливал по станции, как по своему собственному кораблю – якобы он здесь работал. Будь он агентом повстанцев, и будь его заданием саботаж, он устроил бы целое море проблем, причина которых не обнаружилась бы и за несколько недель. Какая ирония!

Конечно, он не был повстанцем – ни под каким видом. Он не привык интересоваться политикой, никогда этого не делал и не собирался. Тому, кто обладает его, скажем так, профессией, на самом деле не важно, кто стоит у руля – Альянс, Империя или дорогой дядюшка Туни. Если только "Чёрному солнцу"[21] не удастся захватить власть, любой, кто будет командовать парадом, захочет увидеть Ратуа за решёткой.

Но теперь он не был за решёткой – наоборот, он устроился в очень уютном местечке. В разных местах у него припрятано немалое количество кредитов, поддельным удостоверением личности никто не интересуется, есть даже вполне законная, почти собственная комната – взятка от клерка с небольшими проблемами по части азартных игр. Всё, что только можно пожелать.

Ну, почти всё. Хорошо бы ещё завести подружку, и сейчас он именно этим занимался. В нескольких этажах от места, где он жил, только что открылась новая кантина. Он слышал, что о ней отзывались весьма заманчиво, поэтому решил проверить. Он не увлекался "дурью", но был не против пропустить время от времени кружку эля, чтобы скрасить скучную действительность.

Кантина, над двойными дверями которой сияла вывеска "Холодное сердце", была переполнена. Он вошёл и почувствовал обычные запахи паба – аромат дыма, тепло от напитков, запах пота посетителей, которым перед походом в кантину не мешало бы принять душ. В основном флотские, несколько контрактников, мужчин больше, чем женщин – эка невидаль! В основном посетители были людьми или принадлежали к настолько близким гуманоидным расам, что трудно было найти различия. Освещение приглушили, чтобы создать некую интимность обстановки, но было не настолько темно, чтобы не видеть в привычном спектре. Его раса немного лучше видела в ультрафиолете, чем остальные, и немного хуже – в инфракрасном свете. Ладно, всё равно здесь он не будет натыкаться на стены.

Столики были заняты, но имелось несколько свободных мест у барной стойки, занимавшей почти всю правую стену. Ратуа пробирался между столиками с лёгкостью, порождённой долгой практикой, и старался никого не задеть и никому не помешать – некоторые субъекты от неожиданности стреляют, не раздумывая, а военные – быстрее гражданских.

Но здесь подобных проблем не ожидалось. Он заметил над зеркалом за стойкой значок б/о, что означало "без оружия". Хорошая идея. Похоже, флотские обожают всюду таскать с собой личное оружие. А если они злятся или напиваются? Тогда случайные бластерные выстрелы могут причинить серьёзный ущерб. Хуже некуда разозлить кого-нибудь настолько, что он будет готов вытащить бластер и поджарить тебя, но ещё хуже, занимаясь своими делами, поймать выстрел, направленный в кого-то другого.

Ратуа добрался до бара. В кантине работали трое: пара дроидов-стюардов, один в зале, один за барной стойкой, и очень привлекательная женщина-тви'лека с кожей красивого зеленовато-голубого цвета – её открытое платье позволяло увидеть вполне достаточно.

– Чем могу служить? – спросил один из дроидов.

– Домашнего эля, – ответил Ратуа.

– Два кредита. Ваш кредитный номер?

– Плачу наличными. – Зелосианец кинул два кредита в лоток для денег, выдвинувшийся из корпуса дроида. Через мгновение из головы дроида появилась кружка с элем янтарного цвета и сантиметровым слоем пены.

– Спасибо, – сказал Ратуа. Эль был свежий, холодный, с неуловимой кислинкой. Превосходно.

У дальней стены, рядом со вторым входом, стоял огромный мужчина человеческой расы. Он наблюдал за посетителями, не глядя ни на кого в отдельности. Ратуа почувствовал, как взгляд человека скользнул по нему и перешёл дальше. Должно быть, местный вышибала – судя по внешнему виду, отнюдь не дружески настроенный к тем, кто вздумает с ним спорить. Ратуа видел много крутых парней со многих планет, некоторые из них были такими от природы, другие получили определённые навыки благодаря тренировкам. Этот парень был одним из таких. Попробуй только повести себя неподобающе, и сразу обнаружишь, что тебя без церемоний выкинули в коридор. Поднимешь шум – очень быстро пожалеешь.

– Это Родо, – раздался женский голос из-за барной стойки. – Он не кусается. Ему это просто не нужно.

Ратуа обернулся. Ему улыбалась тви'лека. Он кивнул ей, подняв кружку.

– Полагаю, благоразумному существу не следует его раздражать.

– Всё верно. Меня зовут Мима Рутис, я здесь управляющая.

Ратуа кивнул. Он подумал, не предъявить ли фальшивые документы, но по какой-то причине, которая была далека от понимания, решил назвать ей своё настоящее имя.

– Я Силот Ратуа Дил, – сказал он. – Люблю ходить по кабакам, а после нашей встречи люблю их ещё больше.

– О, да ты бабник. – Её тон стал почти игривым, но в нём присутствовала и нотка заинтересованности. По крайней мере, он на это надеялся.

– Вовсе не бабник, Мима. Просто ценитель хорошего эля и хорошеньких женщин.

– Добро пожаловать в "Холодное сердце", Силот Ратуа Дил. Ты работаешь по контракту?

– Если честно, я недавно сбежал с тюремной планеты. А эта станция просто подвернулась по пути.

Она демонстративно подняла бровь.

– Чувство юмора здесь очень ценится.

Он огляделся. Свет и отделка несколько смягчали, но не сглаживали полностью резкие линии и общую непритязательность интерьера. Может, новое имперское оружие и было впечатляющим, но оно не взяло бы ни единой награды в области архитектуры.

– Да уж вижу. Имелось немало причин, чтобы назвать её "Звездой Смерти". И ещё, – добавил он, – зови меня Ратуа. – Он улыбнулся и поднял кружку. – Могу я предложить тебе выпить?

– Слишком торопишься, – ответила Мима. – Но если посидишь часок, может, я и приму предложение.

Ратуа усмехнулся.

– Теперь меня отсюда даже дикая банта не вытащит.

Она отвернулась и занялась другим клиентом, а он принялся наблюдать, любуясь гибкостью её движений. Да, он действительно сможет славно провести здесь время.

Глава 33

"Звезда Смерти", медцентр, операционная

Операция сразу пошла не так. Ули раздражался всё больше и больше.

– Немедленно зажим на этот сосуд, – скомандовал он.

Ему ассистировал дроид МД-С3, стационарный модуль, входящий в комплект операционного отсека. Он протянул тонкую гибкую руку и зажал перерезанную вену; кровь остановилась. Дроид ловко отсосал кровь из полости, и, громко объявив: "тампон номер четыре", вынул его из эндоскопического разреза и бросил в таз.

– Вытри пот, – сказал Ули.

Одной из своих многочисленных рук дроид провёл по лбу хирурга стерильной салфеткой, стирая пот, заливавший тому глаза. Существовали специальные плёнки, которые наносились на кожу и временно препятствовали потоотделению, но Ули их не любил: они вызывали зуд.

Резать людей и прочих гуманоидов не представляло для него большой трудности – а клонов оперировать он мог и во сне. Наверно, пару раз он так и делал, когда был полевым хирургом и день за днём в течение долгих смен зашивал множество ран. Но генетика иногда преподносит сюрпризы, и органы могут располагаться не совсем типично для данной конкретной расы. Флотский майор, лежавший сейчас на операционном столе, оказался одним из таких сюрпризов, и если Ули не сообразит, что с этим делать, причём быстро, майор рискует стать тяжёлым случаем.

вернуться

21

"Чёрное солнце" – возможно, самый крупный и имеющий самую дурную репутацию преступный синдикат в галактике. На протяжении многих веков он обладал большой силой и влиянием, и запускал щупальца коррупции в галактическое правительство.
37
{"b":"95604","o":1}