ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И командовать ею будет Таркин.

Став командиром такой станции, он поневоле превратится в самого могущественного человека в галактике. Конечно, к нему приходила мысль, что даже император не сможет встать у него на пути, решись он бросить вызов режиму Палпатина. С другой стороны, он хорошо знал императора. На его месте Таркин никому бы не позволил завладеть подобным могуществом, не предприняв соответствующих мер безопасности. Вполне возможно, в какой-то из участков станции уже встроена бомба, а в покоях Палпатина установлена красная кнопка. Или существует некий эквивалент приказа 66, известный лишь определённым офицерам и солдатам. Или что-то ещё более подлое. Таркин был уверен, что у императора есть страховка на случай любого возможного неповиновения. Гранд-мофф не планировал идти таким путём: он не был дураком или самоубийцей.

Кроме самого по себе грозного, способного уничтожить планету "суперлазера" (который был создан на основе проекта "Хаммертонг"[3] и использовал источник энергии, тайно добытый 501-м легионом штурмовиков на планете Майгито ещё во время Войн клонов[4]), станция будет нести на борту множество транспортов, космических и наземных, достаточное для оснащения околопланетной базы: четыре основных корабля, сотни СИД-перехватчиков, дополнительные штурмовые челноки, канонерки, корабли поддержки и посадочные боты – всё это вместе будет исчисляться десятками тысяч. Экипаж будет превышать четверть миллиона, включая около шестидесяти тысяч одних только канониров. Станция сможет без труда перевезти более полумиллиона солдат в полном снаряжении, а число вспомогательного персонала – пилотов, техников и других рабочих – будет достигать половины этого количества. Объем необходимого для всего этого материально-технического обеспечения просто потрясал воображение. Да, это действительно должно быть ужасающее чудовище! Чудовище, укрощённое и находящееся под контролем Таркина, чудовище, покрытое чешуёй из кваданиевой стали, неприступное и неуязвимое.

Ну, почти неуязвимое. В этом вопросе Лемелиск обманул его надежды. Самая большая трудность при создании боевой станции, заявил он, не постройка лучевого орудия, способного уничтожить планету, и не сооружение конструкции размером с луну, которую сможет перемещать гипердвигатель класса 3. Труднее всего обеспечить всё это энергией. Здесь надо искать компромисс, заявил он. Для монтажа основного орудия надо снизить внешнюю защиту до незначительного уровня. Запасы энергии, заявил Бевел, не безграничны, даже на станции такого размера, имеющей самый большой из когда-либо строившихся реакторов, работающих на гиперматерии. Однако при имеющихся средствах защиты от оружия класса "поверхность-космос", множестве истребителей, турболазерных батарей, электромагнитных орудий, протонных торпедных установок, ионных пушек и массе прочих средств обороны ни один космический корабль любого размера даже отдалённо не сможет представлять для неё угрозу. Целый флот звёздных разрушителей типа "император", даже флот звёздных суперразрушителей (если таковой будет построен), не сможет представить реальной опасности для станции, когда она будет функционировать в полную силу. Учитывая это, отказ от системы щитов – не такая уж высокая цена за возможность распылить целую планету.

Когда станция войдёт в строй, официально признанная в Империи Доктрина Таркина возымеет власть над всеми известными мирами. Эта доктрина проста и эффективна: страх будет держать галактику в узде. Однажды Таркин продемонстрирует мощь этой "Звезды Смерти", и одного её существования будет достаточно, чтобы установить мир в галактике. Альянс повстанцев не рискнёт бросить ей вызов. Бунтовщик, который с радостью принял бы собственную смерть, будет трястись от страха за родной мир, который в мгновение ока может превратиться в облако раскалённой плазмы.

Таркин отвернулся от иллюминатора. Диверсии и неудачи уже случались, и их будет ещё больше – это неизбежно для такого огромного проекта. Рабы предпринимали попытки побега, дроиды выходили из строя, а умные, казалось бы, люди мечтали лишь о влиянии, приобретённом путём политических интриг. Вдобавок ко всему Дарт Вейдер, ручной зверь императора, приобрёл привычку время от времени налагать свою тяжёлую длань на процесс строительства. Вейдер, к сожалению, не отчитывался перед Таркином, хотя тот, будучи первым из новых гранд-моффов, являлся человеком, чьи прихоти были законом на территории всего Внешнего кольца. Манера поведения самого Вейдера, по существу, основывалась на той же философии, что и Доктрина Таркина (разве что в меньших масштабах), но уж больно пугающей выглядела его способность заставить стоящего в противоположном углу генерала или адмирала рухнуть на пол, как подкошенного. Вейдер называл это Силой – таинственной энергией, которой, по общему мнению, пользовались исключительно джедаи и ситы. Таркин видел, как он отбивал на лету бластерные импульсы мечом – а иногда даже просто руками, затянутыми в чёрные перчатки – совсем без усилий, будто отмахиваясь от мошкары. Вейдер был загадкой: говорили, что джедаи вымерли – как и ситы, – но человек в чёрном обладал оружием, характерным для тех и других, и умел им пользоваться. Странно. Таркин слышал, что под доспехами Вейдер скорее машина, чем человек. Он также знал, что генерал-киборг Гривус мог управляться с четырьмя клинками одновременно: вероятно, нет ничего удивительного в том, как Вейдер владеет одним. Но в чём все были абсолютно уверены: об истинной личности Вейдера, скрытой под чёрным шлемом, не знал никто, кроме, разве что, самого императора.

Тем не менее, у Таркина имелась собственная теория насчёт прошлого тёмного повелителя, основанная на информации, по крупицам собранной из конфиденциальных файлов и разговоров, а также из открытых источников. Он знал, что герой войны, джедай Энакин Скайуокер, предположительно, погиб на Мустафаре, и знал, что тело его так и не нашли. Конечно, оно могло просто исчезнуть в раскалённом лавовом потоке. Но неужели то, что Дарт Вейдер, заключённый в доспехи, поддерживающие в нём жизнь, и демонстрирующий совершенное владение Силой, которого, по общему мнению, мог достичь лишь могущественный джедай, стал новым фаворитом императора сразу же после того, как Скайуокер сошёл со сцены – в самом деле простое совпадение?

Таркин вздрогнул. Неважно, откуда взялся этот Вейдер, – у него была власть и расположение императора. Однако всё это ерунда. Для Таркина имело значение лишь то, что строительство станции шло быстрыми темпами. Если Вейдер или кто-то другой попытается этому помешать, с ними придётся разобраться раз и навсегда. Его самая большая мечта должна воплотиться. Всё остальное по сравнению с этим неважно.

Неважно.

Глава 3

Имперский тюремный транспортник ГТЛБ-3181, направляющийся по суборбитальной траектории к сортировочной станции № 9 "Звезды Смерти"

Тила Карз сидела, уставившись на пустую стену слева от себя. В пассажирском трюме челнока иллюминаторов не было, поэтому и смотреть было не на что – разве что на других заключённых. Их было сотни три – представители десятка различных гуманоидных рас, плотными рядами набитые в транспортник. В воздухе стоял сильный кислый запах – смесь испарений разнообразных тел. Кроме неё, других мириалан видно не было. Она знала, что вместе с ней на проклятую планету Безнадёга попало ещё несколько обитателей её родного мира, и они должны быть здесь, если ещё живы. На тюремной планете опасность подстерегала повсюду: дикие животные, ядовитые растения, ужасающие бури и резкие перепады температуры, причиной которых была непостоянная орбита. Ни один из представителей её расы, да и любой другой, не поехал бы сюда добровольно – разве что имея суицидальные наклонности.

вернуться

3

Подробнее это описано в рассказе Т. Зана "Хаммертонг: история сестёр Тонника".
вернуться

4

Одна из миссий в компьютерной игре Star Wars: Battlefront II.
4
{"b":"95604","o":1}