ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 43

"Звезда Смерти", сектор Н-1, палуба № 106, библиотека

– Стой смирно, Перси.

– Я неподвижен, сэр.

Атур нахмурился. Если так, значит, это его руки слегка дрожат. Он что, действительно настолько стар?

– Почти закончил, – сообщил он. – Ещё капельку терпения...

– Моё терпение не имеет границ, сэр, ведь я дроид. Однако я вынужден заметить, что ваши действия в настоящее время могут подпадать под действие Имперского Уголовного кодекса, часть 14, статья девятая, параграф С.1, который запрещает вмешательство в автономные функции дроидов без официального разрешения.

– Может быть. Но у меня есть разрешение. – Он вставил фотонный кабель и повертел им, пока тот не встал на место.

– Я не видел никаких записей об этом разрешении, сэр.

– Его доставили сегодня утром, но не по обычным каналам, а мне в собственные руки, – сказал Атур. – Чрезвычайная секретность.

– Действительно, сэр? Это в высшей степени необычно. Я должен прове...

Атур тронул кнопку "Передача" на инфостержне, и Перси умолк на полуслове. Содержащаяся в стержне программа начала грузиться в память дроида. Перси поник, фоторецепторы погасли.

Основа личности дроида останется без изменений: Атур не хотел влиять на его способности, ведь хорошего помощника найти так трудно! Существенно он изменил лишь две вещи. Во-первых, шпионское ПО, предназначенное для слежки за рабочей средой и докладов обо всём, что хоть отдалённо могло трактоваться как нарушение имперских законов, можно было на короткое время отключить. Во-вторых, был изменён основной модуль лояльности, устанавливавший благополучие Империи на высший уровень приоритетов дроида – теперь тот был верен лично Атуру.

Перси стал слугой Атура Райтина, и впредь всё, что он увидит или услышит о делах своего хозяина, он будет держать при себе. Любое вмешательство в микросхемы в попытке обойти новую программу приведёт к полному стиранию памяти вплоть до исходников. То, что останется, будет в состоянии лишь ходить, говорить и исполнять свои основные обязанности. В конце концов, ему не слишком нужен помощник, способный вольно или невольно предать его имперским агентам, тайным или явным.

В течение многих лет занимаясь каталогизацией и описанием документов, Атур имел доступ к поразительным материалам. Эта программа, перестраивающая приоритеты дроидов, была одной из его удачнейших находок. Подключаешь, запускаешь, и – раз! у тебя уже есть лучший друг, который сделает всё, чтобы уберечь тебя от неприятностей. Любой, кто решит расспросить Перси о хозяине, получит ответ, что коммандер Атур Райтин замечательный человек, его честность сравнима с широтой галактики, причём дроид будет гнуть своё вне зависимости от того, насколько настойчив будет спрашивающий. Если допрос дойдёт до определённой точки, у Перси сотрётся программное обеспечение, и не останется никаких признаков того, что это подстроено, даже если что-то подобное и заподозрят.

Сама память о смене приоритетов также должна быть стёрта из сознания Перси. У дроида не останется ни единой зацепки, говорящей о том, что произошло вмешательство, или о том, что в нём что-то изменилось, пока он находился в кабинете хозяина.

Загрузка завершилась, о чём возвестил негромкий гудок. Вся операция заняла лишь пару секунд. Атур отсоединил и убрал кабель и сосчитал до десяти.

Фоторецепторы дроида вспыхнули точно вовремя.

– Что-нибудь ещё, сэр? – спросил Перси.

– Нет, пока всё. Проверка систем.

Дроид немедленно ответил:

– Все цепи, модули и механика работают оптимально, сэр.

– Очень хорошо, – произнёс Атур и махнул рукой. – Пока-пока!

Дроид вышел, и Атур почувствовал себя спокойнее. Он не мог делать многих привычных вещей, пока рядом ошивался этот болтливый дроид и передавал всё в компьютер местной службы охраны. Шансы, что у Перси станут что-то выпытывать до тех пор, пока у него не расплавятся цепи, были крайне малы – но шансы всегда на стороне того, кто хорошо подготовился.

Позже придут несколько новых младших библиотекарей, которых надо ввести в курс дела, а до их прихода надо переделать ещё множество дел. Его личные файлы были хорошо защищены – никто не обнаружит, что он обладает сверхсекретной информацией, ни случайно, ни намеренно. Он считал само собой разумеющимся, что один или несколько новых сотрудников окажутся стукачами. Они существовали в любой организации, и даже если их не было, лучше ошибиться в предположениях, чем попасть в тюрьму из-за того, что недооценил власть предержащих. Человек не достигнет его возраста и положения, будучи безрассудным, хотя он и сам переходил черту – один раз, а может, десяток. В своей вечной войне против власть имущих он выиграл больше битв, чем проиграл – хотя они об этом и не подозревали.

Надо ещё многое сделать, напомнил он себе, а времени осталось мало. Значит, лучше поторапливаться.

Глава 44

"Звезда Смерти", административный уровень, каюта гранд-моффа Таркина

Даала вышла из душа в облаке горячего пара. Таркин улыбнулся, глядя, как она вытирается новым чёрным полотенцем из хлопка с полей Сулианы и накидывает такой же халат. Она высушила свои короткие волосы, прошла в спальню и села в ногах кровати.

– Чувствуешь себя лучше? – спросил Таркин.

– Намного. Насколько всё же горячая вода лучше акустического душа!

– Да. Звание даёт свои преимущества. У тебя есть новости?

– Есть. Но они тебе не понравятся.

Он сел и окинул её взглядом.

Даала подошла к столу, выдвинула ящик и достала инфодиск. Потом включила его терминал.

– У тебя есть мои коды доступа? – Он выскользнул из постели, и трение шёлковой пижамы о простыни создало электростатический разряд. Ткань защёлкала и прилипла к телу, но он не обратил на это внимания, подошёл и встал рядом с ней.

Она улыбнулась.

– Конечно.

– Разве я их тебе давал?

– А ты не помнишь? Если и не давал, то собирался.

Таркин не знал, как отнестись к подобному проявлению смелости – должен он рассердиться или воспылать от желания. Но не успел он принять решение, как появилась голограмма. На ней виднелись стоящие по три в ряд грузовые контейнеры – белые омнипластиковые коробки. Похоже, стандартные модули по два с половиной метра – хотя по изображению трудно разобрать.

– Снято камерой системы охраны, – пояснила она. – Кормовой трюм "Бесстрашного".

– А что, эту камеру взрыв не уничтожил?

– Она превратилась в пыль вместе с кораблём. Но сигнал передавался на ресивер, и я нашла запись.

– И что с того?

– Одну минуту. Смотри.

Таймер в правом нижнем углу картинки отсчитывал секунды.

В поле зрения появилась фигура. Таркин нахмурился. Пока что трудно было судить о её размерах.

Будто прочитав его мысли, Даала провела рукой над сенсором, и на изображение легла размерная сетка. Рост фигуры составлял чуть менее двух метров. Это мало о чём говорило. Учитывая, что его скрывал плащ и капюшон, незваный гость мог оказаться представителем сотни различных видов.

Таинственное существо шло по проходу между контейнерами. Оно остановилось на середине кадра и принялось нажимать клавиши дверной панели.

– Почему там не было биосканеров? – сердито спросил он. – Были бы данные о виде, поле, возрасте...

– Шшш, – прервала она. – Нам повезло, что есть хотя бы это. Смотри.

Люк открылся, фигура вошла в контейнер.

Прошло тридцать секунд. Фигура вышла, закрыла за собой дверь и исчезла из кадра.

Даала выключила запись и выжидающе посмотрела на него.

Таркину не надо было ничего объяснять.

– Бомба находилась в контейнере. Агенту оставалось лишь активировать взрыватель.

51
{"b":"95604","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Земное притяжение
Война на восходе
Нелюдь. Великая Степь
Наследство золотых лисиц
Telegram. Как запустить канал, привлечь подписчиков и заработать на контенте
Эссенциализм. Путь к простоте
Девушка с тату пониже спины
Древний. Расплата
Стигмалион