ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Командир похлопал его по плечу:

– Ты славный парень!

Казалось, он испытал облегчение.

– Так скоро мы будем в полной боеготовности?

– Очень скоро, сынок. Пусть твои ребята поближе познакомятся с рабочими местами. Предполагается, что здесь всё то же самое, но холостыми мы стрелять не будем. Я не хочу, чтобы кто-нибудь оскандалился, когда придёт время стрелять по-настоящему.

– Вас понял, кэп. Мы вас не подведём.

– Знаю, что не подведёте. Поэтому вы и сделаете первый выстрел. Потом правнукам будешь рассказывать, как впервые стрелял из самой большой пушки во вселенной.

– Неплохая перспектива, – откликнулся Тинн. – Конечно, если я всё-таки заведу себе жену и начну делать детишек, чтобы у меня могли появиться правнуки.

Они рассмеялись.

"Звезда Смерти", палуба № 69, кантина "Холодное сердце"

– И всё же я нахожу это совпадение чрезвычайно странным, – сказала Мима. – В галактике полно кантин, а этот охранник, который знает тебя в лицо, должен был зайти именно в мою?

– Случаются вещи и более странные, – ответил Ратуа. – Я знал одного фермера, который работал в кооперативе по выращиванию бобов на Дуро. Там было пятьдесят работников. Так вот, его призвали на флот. Он прошёл начальную подготовку, получил назначение на корабль, и в конце концов его отправили через полгалактики патрулировать пустоту. Демобилизовался он на планете Пзоб. Там он идёт в гаморреанский паб, садится, заказывает эль. Тут кто-то выходит из туалета и садится на соседний стул. И это оказывается его сменщик с фермы. Они были на огромном расстоянии от дома, но оказались в одном и том же месте в одно и то же время – а какие на это были шансы?

Она пожала плечами.

– Поймал. Я никогда не была сильна в математике.

– Непохоже, что у тебя есть проблемы с подсчётом денег.

Она улыбнулась. Да, он преступник, но он мог заставить её смеяться. В нынешние времена это многого стоит.

– Что же касается почтенного сержанта, – сказал он, глядя на хронометр, – мне лучше двигать отсюда. У Стила через несколько минут кончается смена, и если он придёт сюда пропустить пару кружек с Родо, я хочу быть где-нибудь в другом месте.

– Хорошая мысль.

– Когда закончишь работу, поужинаем у меня?

– Если пообещаешь, что не будешь ничего готовить.

– Твои слова ранят меня, женщина.

– Всё лучше, чем отравить тебя, как ты недавно пытался сделать со мной.

– Откуда мне было знать, что тви'леки не едят сладкотравник?

– Мог бы выяснить в справочнике. Если встречаешься с кем-то другой расы, надо знать, что из еды для него опасно, а что нет.

– И ты никогда не позволишь мне забыть об этом, верно?

– Ни за что, Зеленоглазка. Я принесу что-нибудь с собой. Какие-нибудь морепродукты, моллюсков, например.

Они улыбнулись друг другу. Ратуа протянул руку, она сжала её в своей. Всё-таки мне повезло, подумала Мима. Обычно всё намного хуже.

Он ушёл, а она вздохнула и потянулась, чувствуя, как спадает напряжение в мышцах. Посетителей было мало – скоро пересменка, и сейчас народ либо идёт на работу, либо собирается уходить, поэтому кантина начнёт заполняться лишь через час. Пора сделать перерыв. Дела шли хорошо, лучше, чем она ожидала. Станция росла, добавлялись и герметизировались новые сектора, соответственно, открывались новые кантины. Только в её секторе их было полдесятка, и ещё десятки в других частях станции, где закончилось строительство. Но Мима пока не видела конкуренции. Она получала лишь малую часть от доходов кантины, это верно, но если они останутся на нынешнем уровне, к концу срока своего контракта она успеет скопить достаточно, чтобы завести собственное дело.

Однако она не была уверена, что хочет этого. Весьма вероятно, ей предложат продлить контракт, и над этим надо серьёзно поразмыслить. Верно, здесь военная станция, и порядки на ней немного жёстче, чем на гражданке, но здесь чисто, посетители в большинстве своём ведут себя прилично, а она гребёт деньги, словно вор, промышляющий кражей драгоценностей на роскошном космическом лайнере. Ей не нужны большие открытые пространства: она никогда особо не любила природу, и, живя в Южном Подземелье, выбиралась оттуда лишь несколько раз. Не то чтобы там было, куда выбираться: по существу, весь Центр Империи – один большой город, за исключением нескольких редких парков.

Кантина на неприступной боевой станции или кантина рядом с доками в трущобах Центра Империи? Выбор казался не слишком тяжёлым. Конечно, эта кантина намного безопаснее, чем любая из тех, где она работала раньше. Никто не сожжёт её, сославшись на "несчастный случай". Если верить тому, что она слышала, ни один из повстанческих кораблей не сможет даже поцарапать обшивку станции.

Определённо, надо решить, хочет ли она здесь оставаться. Её жизнь уже устоялась. Всё в ней было хорошо, в том числе и присутствие Зеленоглазки.

Мима улыбнулась и даже замурлыкала какую-то песенку, принимаясь готовить коктейли.

Глава 49

Экваториальная орбита "Звезды Смерти", двести километров от поверхности сектора Н-4

Вил выполнил плавный левый поворот. Двигатель и прессоры работали на полную, чтобы скомпенсировать занос, и его преследователю (это был новичок Бета-2) не хватило скорости, чтобы удержаться на хвосте.

Он снова уклонился, на этот раз вправо, и снова новичок на волосок отстал. Вполне понятно: этому манёвру не учат в лётной школе базового уровня – это один из тех, которые можно узнать лишь от пилота, проведшего в кабине истребителя больше времени, чем инструкторы тратят на своих учеников.

Новичок что-то возбуждённо сказал – Вил не вполне уловил, что. Вероятно, это был призыв к высшим силам или проклятие, но это ему не помогло: Вил поменялся с ним местами, выйдя из петли прямо за кормой противника.

Вот так-то, малыш...

Вил надавил на гашетку и раскрасил корму новичка учебным лазером. Если бы он стрелял по-настоящему, малыш разлетелся бы на куски, и они оба это знали.

– Ничего страшного, сынок, – сказал он в микрофон. – Пройдёмся вниз по дуге...

– Внимание всем эскадрильям! Немедленно сворачивайте манёвры! Повторяю, немедленно прекращайте учения! Перевести лазеры в боевой режим, перестроиться в оборонительный порядок и ждать указаний!

Что за бред?

Приказ свалился как астероид на голову, но Вил был слишком хорошим солдатом, чтобы задавать вопросы. Он сменил курс и вышел на частоту эскадрильи.

– Говорит Альфа-1. Построиться за мной клином, зелёный-синий, один-один-два!

Он ударил по управляющей кнопке, и сигнальные огни его истребителя замигали с заданной частотой, чтобы эскадрилья нашла его СИД и выстроилась за ним. Короткий зелёный, короткий зелёный, длинный синий. Затем повторение.

– Что происходит, каплей? – Конечно, этот вопрос задал Эниилл.

– Откуда мне знать? Заткнись и слушай!

Остальные быстро сформировали нужный оборонительный порядок. Это один из основных манёвров, который они отрабатывали сотни раз, и через несколько секунд все двенадцать истребителей уже заняли свои места.

Вил переключился на канал для связи с центром:

– Альфа-1 готов.

К каналу подключились остальные эскадрильи. Всего их было десять – сто двадцать истребителей.

Через мгновение ожил канал командования.

– Всем подразделениям, говорит гранд-мофф Таркин. Мы засекли вражеский корабль-носитель, вышедший из гиперпространства в седьмом секторе, за две тысячи километров от станции. Повторяю, вражеский корабль в секторе 7. Идентифицирован как "Крепость", дроидоносец типа "барышник". Ему навстречу уже выдвинулись крейсеры, но враг может запустить истребители. Они будут представлять опасность для станции. Остановите их.

56
{"b":"95604","o":1}