ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Не я принял это решение, сказал себе Мотти. Этому он был чрезвычайно рад. Вслух же он произнёс:

– Приказы отдаёте вы, гранд-мофф.

– Да, приказы отдаю я.

Глава 55

"Звезда Смерти", палуба № 69, кантина "Холодное сердце"

Кантина была закрыта: необходимо было промыть системы очистки воздуха и отрегулировать ионизаторы. Дроиды-уборщики создавали сильный шум, но Мима прикрыла дверь кабинета, чтобы они с Ратуа могли спокойно поговорить.

Ратуа самодовольно улыбался – эту улыбку она успела хорошо изучить за последние несколько месяцев.

– Что ты затеял на этот раз, Зеленоглазка? Ты кажешься таким довольным.

– Всего лишь решил удовлетворить одну из основных человеческих потребностей, – ответил он.

– Да ладно? Ну же, расскажи всё тёте Миме.

– Никто не пострадал, – немного торопливо добавил он. – Никто даже на обед не опоздал, поверь мне. Все счастливы. Интендант всего лишь потерял партию голопроекторов, которые скорее всего попали бы на склад и десять лет там пылились, потому что на станции имеется как минимум двойной комплект любого оборудования. Шансы, что эти голопроекторы кому-нибудь потребуются, стремятся к нулю.

– Угу. – Она подумала, зачем вообще слушает его оправдания. Кража – она и есть кража, вне зависимости от обстоятельств. Но она знала, почему слушает. Пока он говорил, она без помех могла смотреть в эти зелёные глаза…

– Да нет же, правда. На складе они не принесут никому пользы, а у нас сложился спрос на развлечения. Народ в некоторых секторах смертельно скучает.

– И что же ты будешь показывать по этим голопроекторам, которые ты, гм, спас от простоя? Порнографию?

– Нет-нет, что ты! – Похоже, он действительно обиделся. – Только спорт, матчи по крашболу, соревнования по гимнастике при низкой гравитации, гонки на карах. Приличные семейные передачи.

– А почему бы не смотреть их по станционным каналам?

– Можно, да только терминалы установлены там, где захотелось конструкторам. Подумай о бедолаге, который работает на каком-нибудь мрачном складе, где нет голопроектора. Он целыми днями раскладывает коробки – скучная, отупляющая работа. Что плохого, если у него в погрузчике будет маленькая "глазелка", чтобы во время перерыва он мог одним глазком взглянуть на любимую команду?

– Или врезаться на том же погрузчике в стену, потому что будет смотреть голо вместо того, чтобы работать?

Он улыбнулся.

– Это не моё дело. Я продаю нож, а уж каждый сам решает, резать им овощной бифштекс или втыкать себе в ногу. Я тут ни при чём.

Она рассмеялась, не сдерживаясь. Силот Ратуа Дил преступник, это верно, но он так обезоруживающе честен в своей нечестности.

– Вот, погляди, – сказал он, явно почувствовав облегчение от её смеха.

Он достал прибор размером с кулак, поставил его на стол и включил. Появилась трёхмерная голограмма станционной развлекательной сети.

– Кроме штатных каналов, этот прибор можно подключить к внешним камерам. Смотри.

Он коснулся проектора, увеличил изображение, и в воздухе замерцала планета размером с мяч для крашбола.

– Моя старая обитель, – представил он. – Безнадёга. Ужасное место. Посетить её тебе не удастся, потому что если оказываешься там, назад дороги нет. А издали выглядит красиво. – Он поднял голову, рассматривая бело-зелёное изображение. – Нет, всё равно выглядит отвратительно.

Мима взглянула на встроенный таймер проектора. Почти одиннадцать. Дроиды должны скоро закончить, потому что она хотела опять открыться к середине смены, чтобы ещё хоть часок…

На голопроекции промелькнула светло-зелёная вспышка.

Комната содрогнулась, даже стулья сдвинулись с мест. Она почувствовала, как желудок подпрыгнул к горлу, и сообразила, что гравитационное поле на мгновение исчезло.

– Что это? – Мима встала, стараясь не поддаться порыву внезапного необъяснимого ужаса. В конце концов, что может представлять опасность для…

Ратуа жестом попросил её помолчать. Зелёные глаза внимательно изучали проектор.

– Секундочку, – сказал он. – Здесь что-то не так.

Казалось, изображение Безнадёги задрожало, когда изумрудно-зелёный луч – почти такого же цвета, как глаза Ратуа, отрешённо подумала она – вырвавшийся откуда-то из-за пределов видимости, вонзился в центр её единственного континента.

Не веря своим глазам, они наблюдали, как по изображению планеты расплывается оранжевое пятнышко. Сначала оно было не более ногтя Мимы, но быстро росло во все стороны. Центр из оранжевого стал чёрным.

– Вот дерьмо, – выругался Ратуа. Казалось, он потрясён.

– Что? Что это?

– Они – они выстрелили по планете. Из суперлазера.

Теперь оранжевый и чёрный распространялись неравномерными волнами, которые шли от центра. Синева океана их даже не замедлила.

– Атмосфера горит, – заметил Ратуа. Спокойно, будто говорил о погоде. День обещает быть жарким, температура около пяти тысяч градусов…

К своему ужасу, Мима почувствовала сильное желание расхохотаться. Это казалось ирреальным – это не могло быть правдой! Должно быть, Ратуа по ошибке включил какое-то научно-фантастическое голо. Горела не настоящая планета. Нет. Этого просто не может быть.

Она смотрела на изображение, не в силах отвести взгляд.

"Звезда Смерти", сектор "тета", командный пункт суперлазера

Тинн смотрел на изображение на камере прицела, всё ещё держа руку на рычаге управления огнём. Он отпустил его и продолжал смотреть, как самый воздух тюремной планеты охватывает огонь, уничтожающий абсолютно всё. Сейсмографы показывали, что начались массовые землетрясения, с грохотом разрывавшие внутренности планеты. Гигантские волны, порождённые сдвигом тектонических плит, обрушились на побережье континента. Из вулканов потекла лава. Облака пара и вулканического пепла начали быстро закрывать от взгляда поверхность – но недостаточно быстро.

Он только что убил всё живое на Безнадёге. Если кто-то из обитателей ещё не погиб, скоро он всё равно будет мёртв.

Командир подошёл и заглянул через плечо. Он не стал поздравлять Тинна с удачным выстрелом, а просто стоял и молчал.

– Спеклась, – сказал старшина.

Командир кивнул.

– Ага.

"Звезда Смерти", капитанский мостик, командный центр

Мотти доложил:

– По словам инженеров, конденсаторы перезарядятся через полтора часа.

Таркин наблюдал, как на планете проявляются результаты выстрела. К моменту, когда они будут готовы сгенерировать второй луч, внизу не останется ничего, о чём стоит жалеть. Цепная реакция была глобальной. И это лишь треть той мощности, которая будет доступна, когда станция вступит в строй.

Поразительно.

– Надеюсь, вы не ошиблись, – сказал Мотти. – Я хочу сказать, с политической точки зрения.

– Конечно, нет, адмирал. Население этой планеты состояло из преступников, приговорённых к пожизненному заключению. Они никогда бы не вернулись в общество. Их перевозка и содержание – напрасная трата имперских ресурсов. Теперь солдаты освободились от службы. Никто не будет горевать по убийцам или по мерзкой планетке, на которой они жили.

– А куда Империя будет ссылать опасных преступников?

Таркин оторвался от зрелища бойни и уставился на Мотти.

– Если не ошибаюсь, смертные приговоры теперь будут выноситься чаще. Имперское правосудие станет быстрым и точным, адмирал.

Он отвернулся и снова принялся разглядывать умирающую планету.

"Звезда Смерти", сектор Н-7, казарма Г-12

Нова проснулся от собственного вопля ужаса. Соседи по комнате повернулись в его сторону, но подходить не стали: плохая идея приближаться к знатоку боевых искусств, очнувшемуся от ночного кошмара.

63
{"b":"95604","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ведьмак (сборник)
Держите спину прямо. Как забота о позвоночнике может изменить вашу жизнь
Любовь попаданки
Красная таблетка. Посмотри правде в глаза!
Афера
Женя
Фаворитки. Соперницы из Версаля
Один день Ивана Денисовича (сборник)