ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Нова попытался успокоиться и дышать глубже. Он никогда не испытывал ничего подобного. Будто услышал предсмертный крик, вырвавшийся одновременно у миллиона живых существ.

Он спрыгнул с койки, дошёл до уборной и умылся. Придётся опять идти к врачу. Теперь уже всё равно, что о нём подумают. С ним что-то не так, и он больше не может так жить.

Глава 56

"Звезда Смерти", сектор "тета", командный пункт суперлазера

Через час и пятнадцать минут после первого выстрела Тинн дал второй залп.

Планета Безнадёга, уже сожжённая дотла и охваченная разрушительными землетрясениями и извержениями лавы, начала сотрясаться, как живое существо в мучительной предсмертной агонии. Толщу земли прорезали гигантские трещины шириной в десятки километров и длиной в сотни. В одном полушарии горы рушились, в другом вырастали. Конечно, невооружённым глазом это не было видно из-за скрывавших поверхность облаков, но инфракрасные телескопы и сканеры видимого диапазона давали чёткую картинку. Магма, составлявшая расплавленное ядро планеты, поднималась по жерлам бесчисленных новых вулканов и растекалась по поверхности огненными морями. Планета умирала также, как и рождалась.

Ещё через час и девятнадцать минут Тинн дал третий залп, который разбил выгоревший мир на части, раскидав миллиарды осколков, но это казалось почти бессмысленным. Всё и вся уже погибло, сгорело или утонуло. После взрыва планеты изменилось гравитационное поле системы. А сенсоры системы защиты станции зафиксировали, что от щитов отразились тысячи обломков размером от булыжника до горы.

С ума сойти! Целая планета просто уничтожена! И неважно, насколько ты считаешь себя крутым – для подобных вещей надо иметь железные нервы.

Особенно если именно ты жмёшь на красную кнопку.

ИЗР "Опустошитель", на подлёте к "Звезде Смерти"

Даже в гиперпространстве Вейдер почувствовал, как рвётся ткань Силы. Случилось что-то серьёзное и ужасное. Через несколько секунд после сброса скорости света команда техников по сенсорам установила причину.

Тюремной планеты Безнадёга больше не существовало.

Вейдер кивнул собственным мыслям, разглядывая летящие во все стороны обломки. Это должно убедить военных, что они создали абсолютное оружие. Они в это верили, но они – переполненные жалкими мечтами о славе и власти, неспособные постичь правду, уверенные в своей непобедимости – они ошибались.

Вейдера это не заботило. У него есть приказы, и он должен их выполнить. Он вытянет нужную информацию из высокопоставленной бунтовщицы. Он отыщет главную базу повстанцев и уничтожит её. Война окончится, и Вейдер наконец-то будет свободен, чтобы серьёзно заняться изучением тёмной стороны. Ему ещё многое надо узнать, и, поскольку император больше не будет занят этим мелким конфликтом, он сможет продолжить его обучение.

Только это и было важно. Только этот путь ведёт к настоящему могуществу.

"Звезда Смерти", командный центр, главный конференц-зал

Мотти хотелось со всего размаху ударить генерала Тагге по лицу – тот был просто невыносим! Тагге твердил:

– Пока эта боевая станция не в строю, мы уязвимы. Альянс повстанцев очень хорошо оснащён. Они опаснее, чем вы думаете.

Мотти мог бы напомнить, что этот хвалёный Альянс выслал против станции гигантский корабль-носитель, и что этот злополучный корабль перестал существовать после единственного маломощного выстрела, который произвело ещё не полностью заряженное основное оружие "Звезды Смерти" с расстояния более двух тысяч километров. Но это ничто по сравнению с тем, что целая планета была уничтожена тремя залпами, и то не полной силы, каждый из которых мог бы вышвырнуть из галактики целую армаду.

Конечно, Тагге об этом знал. Он просто записывал свои возражения на рекордер, чтобы прикрыть тыл – на всякий случай.

Мотти поддержал его игру:

– Опасность для флота, командующий, но не для этой станции.

Твердолобый, как дюрастальная плита, Тагге продолжал гнуть своё:

– Восстание будет получать поддержку Имперского Сената, пока…

Он умолк, потому что в зал вошёл гранд-мофф Таркин в сопровождении Дарта Вейдера. Таркин объявил:

– Имперский Сенат больше не должен нас заботить. Мне только что сообщили, что император распустил его. Навсегда. Последние остатки Старой Республики перестали существовать.

Но и это не заставило Тагге заткнуться.

– Это невозможно! Как император будет править без чиновничьего аппарата?

Таркин ответил:

– Региональные губернаторы будут осуществлять управление своими территориями напрямую. – Он даже слегка улыбнулся. – Страх будет держать звёздные системы в узде – страх перед этой боевой станцией.

– А как же восстание? – настаивал Тагге. Он был как боррат, вцепившийся в кость: ни за что не отпустит. – Если повстанцы завладеют техническими данными станции – что возможно, хотя и маловероятно – они могут найти слабое место и воспользоваться им!

– Планы, о которых вы говорите, скоро будут в наших руках. – Это произнёс глубокий голос Вейдера, вставшего позади кресла Таркина.

Мотти уже не мог сдерживаться.

– Любая атака на станцию со стороны повстанцев будет бесполезным предприятием, вне зависимости от того, какими сведениями они располагают. Станция сейчас – абсолютная сила в галактике. Я думаю, мы этим воспользуемся.

Вейдер заявил:

– Не слишком гордитесь технологическим ужасом, который вы построили. Способность уничтожить планету ничто по сравнению с могуществом Силы.

Мотти захотелось расхохотаться. Да Вейдер, должно быть, сошёл с ума! Как он может так говорить, если осколки Безнадёги всё ещё носятся вокруг станции?

– Не пытайтесь запугать нас своими фокусами, повелитель Вейдер, – заявил он, чувствуя себя в безопасности в присутствии свидетелей. Он видел, что Вейдер повернулся к нему, но уже не мог остановиться. Даже зная, что не следует дразнить человека в чёрном, он продолжал:

– Ваша древняя религия не помогла вам вернуть украденные планы или при помощи ясновидения обнаружить тайную базу пов… ик!

Вейдер, стоявший в трёх метрах от него, подался вперёд и сделал лёгкое движение рукой, сжав ладонь в кулак.

Мотти почувствовал, что горло будто сжали стальные клещи. Он… не мог… вдохнуть!..

Он скрёб пальцами по воротнику, пытаясь стряхнуть удавку, которая затягивалась на шее. Не получалось. Что-то давило на горло, но не было ничего, что вызывало это давление.

– Меня беспокоит ваше неверие, – заметил Вейдер.

Мотти почувствовал, как кровь отливает от лица. Хотелось закричать, но он смог издать лишь сдавленный писк, проваливаясь в небытие и смерть…

Он едва слышал слова Таркина:

– Хватит, Вейдер, отпустите его.

– Как пожелаете.

Тёмный повелитель отступил и отвернулся, и через мгновение Мотти повалился на стол. Он снова мог дышать. Он выпрямился, распираемый яростью, и впился глазами в Вейдера. Если бы только у него был бластер!

Он вовсе не был трусом, но в его ярости присутствовал оттенок страха. Как Вейдеру это удалось? Он же стоял за три метра!

Мотти сглотнул. Во рту пересохло, горло саднило. Таркин заявил:

– Этот спор не имеет смысла. К тому времени, когда станция вступит в строй, повелитель Вейдер предоставит нам координаты базы повстанцев. И мы сокрушим восстание одним стремительным ударом!

Мотти в это верил. Но теперь он знал и ещё кое-что. Он чувствовал, что, не вмешайся Таркин, он был бы уже покойником.

Это подействовало отрезвляюще. Что толку управлять станцией, способной уничтожить планету, если тебя самого мановением руки может убить псих в чёрном плаще?

64
{"b":"95604","o":1}