ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Если Альянс повстанцев как-то сумеет победить в войне против Империи – не то, чтобы Тинн Гренит считал это возможным, учитывая, чему он только что оказался свидетелем, что он только что сделал – его, без сомнения, казнят, а останки выкинут в самую глубокую шахту, которую только можно найти.

В этом заключалась его работа, а если бы он отказался, нашёлся бы кто-то другой – но в животе мутило от чудовищности того, что он сделал, потянув за рычаг.

Миллиарды жизней унесло одним махом.

Просто так. Он уничтожил не базу повстанцев и не военную цель. Вместо этого перестала существовать планета, населённая гражданскими лицами и не имевшая вооружённых сил…

И сделал это именно он.

От этого ему стало тошно.

"Звезда Смерти", сектор Н-7, казарма Г-12

Нова принимал душ, чтобы расслабиться и попытаться снова заснуть, когда услышал в голове грохот – беззвучный, но в то же время настолько сильный, что от этого ошеломительного удара он потерял сознание.

Очнулся он, лёжа на полу. Акустический душ всё ещё вибрировал на коже, из носа шла кровь, мышцы подрагивали, будто его оглушили из выставленного на максимум парализатора. Он едва сумел подняться.

Что-то случилось мгновение назад. Что-то ужасное.

Глава 60

"Звезда смерти", центр управления, главный конференц-зал

Гулко стуча сапогами по гладкому полу, в конференц-зал вошёл офицер. Таркин сидел у противоположного края стола переговоров, а Вейдер стоял у стены слева от двери. Больше никого не было, кроме двоих охранников у входа.

Офицер вытянулся по стойке смирно.

Таркин взглянул на него.

– Да?

– Наши разведчики достигли Дантуина. Они обнаружили остатки базы повстанцев, но, по их оценке, база уже некоторое время заброшена. Сейчас они ведут активный поиск в соседних системах.

На краткий миг Вейдер ощутил торжество, хотя новость была для них плохой.

Офицер вышел, а Таркин вскочил на ноги, кипя от гнева.

– Солгала! Она нам солгала!

Вейдера позабавила ярость губернатора. И кто же в итоге оказался слишком наивным и доверчивым? Вслух же он произнёс:

– Я вам говорил, что она никогда по собственной воле не предаст восстание.

Таркин сделал несколько шагов в его сторону. Вейдер почувствовал, что гнев губернатора прорвал плотину.

– Уничтожить её! Немедленно!

На невидимом под шлемом лице Вейдера возникла болезненная улыбка. Он понимал гнев Таркина – в конце концов, он и сам виртуозно владел гневом – но принцесса Лея Органа будет полезнее им живой. Следует это обдумать. Таркин не мог приказывать Вейдеру – только предлагать различные варианты действий, и, как правило, Вейдер был не прочь следовать этим предложениям, поскольку всё это не имело большого значения. Но тёмный повелитель ситов не подчинялся ничьей воле, кроме воли своего владыки. Если желания его владыки и Таркина разойдутся, губернатор менее чем через секунду станет пылью истории.

* * *

Нова ничуть не удивился, когда его назначили в караул в конференц-зал на командном уровне. Это не входило в его обычные обязанности, но он был старшим сержантом, и когда кто-то из его людей, обычно ходивших в караул, внезапно заболевал, Нова подменял его. Он был именно таким охранником, каких предпочитали власть имущие, потому что умел сражаться любым оружием и голыми руками.

Почти всё его дежурство зал был пуст, и делать было нечего, разве что размышлять. К концу дежурства заявились Таркин и Дарт Вейдер. Нова не мог не слышать их разговор – конечно, дискуссия касалась нескольких вещей, и в основном следующей цели "Звезды Смерти". Похоже, они установили местоположение основной базы повстанцев и ждали только отчёта разведки, чтобы двинуть туда и уничтожить планету заодно с предыдущей.

Нову ещё шатало после того, предыдущего выстрела. Он грохнулся в обморок как раз в тот момент, когда суперлазер разбил на куски мирную планету Алдераан, и был уверен, что это не совпадение. Это должно быть связано с тем, что доктор говорил о мидихлорианах. Нова предпринял некоторые поиски, заручившись помощью станционного архивариуса, и неохотно пришёл к выводу, что он действительно чувствует то всепроникающее энергетическое поле, чтоб ему пусто было, которое джедаи называли Силой. Такое свойство называлось "восприимчивостью к Силе". Это объясняло, почему он иногда мог предвидеть движения противников – качество, которое он называл вспышками.

Он не знал, что с этим поделать – он даже не был уверен, что вообще может что-то сделать. Определённо, восприимчивость сопровождала его всю жизнь, и её нельзя было просто так взять и отбросить. Но она вызывала видения и наносила ментальные удары – может, она могла ещё что-то, кроме как помогать ловко уворачиваться от кулаков противников?

Дверь открылась. Чеканя шаг, вошёл высший офицер – такой прямой, будто у него в спине сидел дюрастальной стержень.

Во время его доклада Нова хранил на лице невозмутимое выражение.

Так значит, девушка, о которой рассказывал в кантине док, дала Таркину с Вейдером неверное направление для поисков. Храбрый поступок, но не очень умный, потому что теперь Таркин так разозлился, что приказал Вейдеру казнить её.

В другой раз Нова не обратил бы внимания на эти новости. Поступки власть имущих – не его ума дело, он просто следует приказам и делает свою работу. Но как бы ни был ужасен взрыв Безнадёги, уничтожение Алдераана в несколько раз чудовищнее. Погибли миллиарды невинных существ, а вовсе не закоренелых и осуждённых на вечную ссылку преступников – миллиарды гражданских всех возрастов. Как, будучи в здравом уме, он может служить тем, кто считает, что именно так надо вести войну?

Это потрясло его до глубины души – а может, ещё сильнее, из-за той ерунды с Силой. И не его одного. Конечно, всегда найдутся те, кто будет кричать, что алдераанцы в любом случае это заслужили. Но на станции множество людей, не принимающих даже самой мысли, что такое может произойти в разумно устроенной вселенной. Никто не предполагал, что всё зайдёт так далеко. Он слышал, что станция будет лишь грозить уничтожением миров. Но взрывать планету и убивать при этом всё живое на ней – просто чтобы иметь доказательство?

Нова решил, что это его последний рейс, и он не станет служить в армии, которая допускает подобные зверства. И если он может что-то сделать, чтобы помочь предотвратить подобное, он серьёзно над этим подумает.

Убийство населения целой планеты – поступок, не поддающийся осмыслению. Нова мог выйти на бой против целого отряда, и если ему пришлось бы уничтожить половину ради собственного выживания, он бы это сделал. Но он не нанимался убивать детей, спящих в своих кроватях.

"Звезда Смерти", палуба № 106, библиотека

Атур Райтин считал себя гражданином галактики. Он много где побывал и многое повидал: он спускался в спайсовые шахты Кесселя, исследовал руины Дантуина, был свидетелем смерти звёзд в скоплении Би-Борран. Несмотря на то, что работа его протекала в основном в стенах библиотек и архивов, за свою жизнь он успел подышать воздухом десятков миров. И все эти годы он оставался аполитичным, шёл своим путём, избегая лезть в дела, на которые не мог повлиять.

Но всё изменилось после Алдераана.

Уничтожение Безнадёги было скверным предприятием – как по результатам, так и само по себе. Но Алдераан был мирной планетой. Всё верно, его правительство симпатизировало повстанцам, однако реакция Империи превосходила всё самое ужасное, что только можно себе представить. Чудовищность этого события подавляла его дух всякий раз, когда в мыслях возникали жители планеты: матери с детьми, бабушки и дедушки, домашние животные… которые в мгновение ока перестали существовать.

69
{"b":"95604","o":1}