ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но в связи с этим возникла новая, более существенная проблема. Если П-РЦ3 не будет здесь, чтобы ответить на запрос и подтвердить, что медицинский челнок может покинуть станцию, то челнок никуда не полетит. А П-РЦ3 здесь не будет.

Значит, здесь должен быть кто-то другой, чтобы ответить на вызов.

"Звезда Смерти", контрольный пост суперлазера

– К борьбе за дело Империи готов?

Тинн Гренит рассеянно взглянул на командира.

– Всегда готов, сэр, – ответил он.

Это была ложь. Он не был готов. Тем более после Алдераана. От уничтожения планеты-тюрьмы ему было не по себе, хотя он знал, что живут там лишь убийцы, наркоторговцы и прочий сброд со всей галактики. Он всегда напоминал себе об этом, пытаясь успокоиться, пытаясь не думать о тысячах охранников и прочих солдат, служивших на Безнадёге, среди которых было и несколько его друзей, не говоря уже о значительном количестве тех, кто был осуждён и отправлен туда по ошибке – все они сгорели, когда он потянул за рычаг. Он пытался, но не мог найти оправдание в том, что это – вынужденные жертвы.

Но даже если бы у него это получилось, оставался ещё Алдераан. Там не было вынужденных жертв. Там был геноцид в масштабе планеты. Целый мир перестал существовать, и почему? Зачем должны были умереть все эти люди?

В качестве наглядного урока. Показать галактике, что Империя держит слово, что с Палпатином не стоит шутить. Для уверенности, что таркиновскую "доктрину страха" воспримут серьёзно.

И чтобы примерно наказать – нет, чтобы помучить – одну знатную молодую даму, примкнувшую к восстанию.

Он уже слышал эту историю из разных уст. На Алдераане не прятались силы повстанцев – если бы он смог в это поверить, возможно, ему бы это помогло. Когда Таркин приказал Мотти нанести удар, рядом стояли охранники. Они слышали правду.

А за рычаг потянул именно Тинн. Он направил луч, убивший по меньшей мере миллиард человек, а может, и больше – он не знал численность населения планеты. Без сомнения, где-то в базах данных хранятся результаты переписи, но он не собирался их искать. Он не хотел знать подробностей. Главное – он это сделал.

Сказать, что ему было не по себе, – не сказать ничего. Ему было намного хуже. С того дня он ни одной ночи не спал спокойно и не представлял, сможет ли когда-нибудь вообще по-человечески заснуть.

– Ходят слухи, мы сели на хвост повстанцам, – заметил командир. – Просто хотел тебя немного взбодрить. Расслабься.

Он развернулся и ушёл – спустился по лесенке на палубу и оставил Тинна одного на контрольном посту.

Одного, подумал Тинн. Он знал, что уже никогда не будет один.

Да, он хороший солдат, исправный винтик в прекрасно отлаженной машине Империи. Он следовал приказам. Он делал свою работу. Но как можно жить с сознанием, что именно ты убил одним махом миллионы мирных жителей? Раньше никто не обрекал на смерть сразу столько народу.

Как он будет жить в окружении всех этих призраков?

Он, главный старшина Тинн Гренит, самый массовый серийный убийца в истории галактики. Разве это он собирается рассказывать своим гипотетическим внукам?

А теперь он готовится добавить к общему счёту ещё несколько смертей. А почему бы и нет? Что значит ещё несколько сотен тысяч или даже миллион, когда ты уже отправил на тот свет население двух планет?

Он не знал, сумеет ли сделать это снова. Когда придёт момент уничтожить базу повстанцев, он не был уверен, что сможет.

Он знал, что больше не хочет этого делать – вот единственное, в чём он не сомневался.

Но если не он, то это сделает кто-то другой, а его бросят в тюрьму за неподчинение приказу. Там у него будет уйма времени поразмыслить над тем, что он, Тинн Гренит, в один миг сумел опозорить всех жестоких диктаторов и безумных фанатиков-убийц. Палач Монтеллиан Серата[31], гранд-адмирал Ишин-Ил-Раз[32], генерал Гривус… всё это мелкие сошки. Никто из них никогда не убивал так много, так внезапно.

Так легко…

Есть старая пословица, о которой дед рассказал ему в детстве: "Будь осторожен в своих желаниях, Тинн, ведь они могут сбыться".

Теперь он ясно понимал, что это значило. Он мечтал стрелять из большой пушки – именно этим он сейчас и занимался. Он единственный человек в галактике, кто стрелял из неё по-настоящему, по настоящим целям, и вот что это ему принесло…

Страдание, превосходящее всё, что он мог вообразить.

Гренит, потрошитель планет. Было две – двух нет.

Народ уже стал коситься на него. Когда-нибудь война закончится, и то, что он сделал, уже не сохранишь в тайне. Алдераан уничтожен, и ведь кто-то это сделал. Граждане Империи или, быть может, возрождённой Республики – хотя он не понимал, каким образом Альянс сможет одержать победу и возродить её – захотят внимательно изучить все детали этого преступления. Тогда его отыщут. Его вытащат и обвинят в этом ужасном поступке.

Гренит, потрошитель планет. Другого такого нет. Завелись паразиты? Зовите старшину – он избавит вас от них раз и навсегда.

Он не сможет ступить на поверхность ни одной цивилизованной планеты – люди не вынесут его присутствия.

И он не станет их за это винить.

Он не мог не думать об этом. Он не надеялся, что когда-нибудь перестанет думать об этом. Мёртвые не прекратят преследовать его.

Как же с этим жить?

Глава 67

"Звезда Смерти", центр управления

Вейдер и Таркин рассматривали сиявшее в воздухе схематичное изображение Явина. Контур маленькой луны Явин-4 позади полупрозрачного газового гиганта, постепенно увеличиваясь, двигался к его внешнему краю.

Голос из динамика объявил:

– Огибаем планету на максимальной скорости. База повстанцев на луне будет в пределах досягаемости через тридцать минут.

На экране замелькали цифры обратного отсчёта.

Вейдер долго и напряжённо размышлял после дуэли с Оби-Ваном и пришёл к более-менее приемлемому выводу: вне зависимости от того, что произошло с телом, старого учителя больше нет. Это единственное, что имеет значение. Куда бы он ни делся, чем бы ни стал, они больше не встретятся в этой галактике. Это важнее всего остального.

Таркину он сказал:

– Этот день запомнится надолго. Сегодня погиб Кеноби. А вскоре погибнет и всё восстание.

Таркин искоса посмотрел на Вейдера. Тому не было нужды призывать на помощь Силу, чтобы ощутить гордость гранд-моффа – она лучилась у того на лице. Несколько десятилетий упорного труда – и вот-вот наступит кульминационный момент. С самого начала это был проект Таркина, а сейчас наконец-то придёт результат, к которому гранд-мофф всегда стремился. Как мог он не испытывать гордости?

– Сэр, – раздался голос из интеркома, – несколько малых кораблей повстанцев взлетели с луны и направляются к нам.

На лице губернатора застыла жестокая ухмылка.

– Поднять на перехват СИДы? – спросил голос.

– В этом нет необходимости, – ответил Таркин. – Нашим канонирам будет полезно попрактиковаться. – Он повернулся к Вейдеру. – Всё равно, что муху прихлопнуть.

"Звезда Смерти", библиотека

Атур ощутил, как пол под креслом вибрирует. Что бы ни происходило снаружи, он страстно надеялся, что оно не помешает сделать то, что от него требуется. Он почти закончил осуществление финальной стадии плана. Он сосредоточился на программировании, мерцающие огоньки монитора отбрасывали бледный свет на его лицо. Ещё чуть-чуть… Чуть-чуть…

Готово! Он откинулся в кресле, ощущая удовлетворение и чувствуя, как протестуют напряжённые мышцы спины. Он нашёл выход на систему связи, который сделал для него П-РЦ3, и перевёл на себя канал контрольного поста в ангаре.

вернуться

31

Монтеллиан Серат – город на планете Деварон, который использовал в качестве опорного пункта отряд деваронцев, не признавших власть Империи. Незадолго до описываемых событий его заняло подразделение верной Империи Деваронской армии под командованием Карду'сай'Маллока, приказавшего казнить около 700 повстанцев и сочувствующих; за это он и получил прозвище "палач Монтеллиан Серата". Подробнее см. рассказ Д.К.Морана "Имперский блюз: История деваронца".
вернуться

32

Ишин-Ил-Раз – в первые годы Империи занимал пост главы Комиссии по сохранению Нового Порядка. Был фанатично предан Палпатину и даже устроил кровавую резню во славу императора, за что и получил чин гранд-адмирала.
76
{"b":"95604","o":1}