ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но, мрачно подумал он, теперь у владеющего Силой пилота появился шанс сделать свой выстрел.

Глава 74

"Звезда Смерти", контрольный пост суперлазера

Тинн услышал приказ, как будто тот донёсся со дна глубокой шахты. Слова отозвались где-то внутри:

– Запустить основное зажигание.

Расчёт принялся перебрасывать рычаги, калибровать реостаты, нажимать кнопки. Доклады о готовности следовали один за другим, как поступь рока.

Наконец дошла очередь и до него. Медленно-медленно Тинн поднял руку, ставшую невероятно тяжёлой. Положил на рычаг слегка дрожащую ладонь. Командир наблюдал за ним сквозь дымчатое стекло шлема. Он знал, что тот сейчас думает: "Ну стреляй же! Стреляй!"

Тинн признавал лишь то, что можно увидеть, услышать или потрогать. Но сейчас он молился о чуде – о чём угодно, что избавит его от необходимости взять на себя ответственность за новые смерти. О том, что каким-то образом его остановит. Свободной рукой он активировал комм.

– Приготовиться, – скомандовал он, с трудом вникая в смысл своих слов и мечтая лишь оттянуть неизбежное.

Приготовиться…

"Звезда Смерти", командный центр, пост управления

Где-то на заднем плане вопил Мотти: "Они пустили торпеду во вспомогательную шахту теплоотвода! Тревога! Тревога! Сейчас взорвётся реактор!"

Таркин прищурился. Нет. Нет, так быть не должно. Он был спокоен. Всё должно быть хорошо. Станция неуязвима. Их не могут победить, это немыслимо.

Немыслимо…

Медицинский челнок Е-2Т № 5537

Челнок внезапно рванул вперёд, будто его пнула гигантская нога. Инерционные компенсаторы предохранили пассажиров от травм, но звёзды закружились вокруг них в сумасшедшем танце.

– Что за… – начал было Ратуа и умолк. Все уставились в иллюминаторы.

В задние иллюминаторы было хорошо видно, как "Звезда Смерти" взорвалась, исчезнув в страшной, бесшумной вспышке красного, оранжевого и жёлтого огня. Кольцо, образованное излишками ушедшей в гиперпространство энергии, быстро рассеялось.

– Что?.. – Мима в неверии покачала головой.

– Взорвалась, – констатировал Ули. Голос у него был ошеломлённый. – "Звезда Смерти" взорвалась.

– Всем держаться, – скомандовал Вил. – Сейчас накроет взрывной волной.

Внезапно кораблик встряхнуло, он подпрыгнул и закружился, словно лист на ветру.

– Дело дрянь! – пропыхтел Вил, сражаясь с системой управления. – Надеюсь, он не развалится!

Челнок продолжал кувыркаться. Их сильно тряхнуло, потом ещё сильнее, и вдруг тряска прекратилась.

– Что случилось? – спросила Тила.

– Взрывная волна прошла, а мы всё ещё живы. – Вил запустил досветовые двигатели. – Теперь, если сумеем уйти от обломков, всё будет в порядке.

– Напомните мне разузнать, кто построил этот челнок, – заявил Ратуа. – Я пошлю им благодарственное письмо. А если они делают флиттеры, куплю себе такой.

Они засмеялись. Смех помог всем сбросить напряжение, ведь они едва избежали смерти. Всем, кроме Тилы.

– Тила? – спросил Вил. – Всё в порядке?

– Да. Просто… "Звезда Смерти" была чудовищем, без сомнения. Чудовища построили её и управляли ею. Но не все на борту были чудовищами.

Некоторое время они молчали.

– А как это случилось? – спросил Ратуа. – Альянс постарался, или кто-то просто нажал не ту кнопку?

– Этого мы никогда не узнаем, – заметила Мима.

– Должно быть, суперлазер дал осечку, – предположил Вил. – Единственное разумное объяснение. Повстанцы не могли этого сделать. "Крестокрылы" – как жуки, которые пытаются завалить ронто.

– Не будь чересчур уверен, – заявила Тила и рассказала об отверстии, не защищённом силовым полем.

Вил скептически взглянул на неё.

– Я в это не верю. Даже имея наводящий компьютер, шансы направить торпеду в ту шахту – один к миллиону.

Тила улыбнулась.

– Помнишь, что ты однажды сказал мне? Иногда играть стоит только в том случае, когда ставки не равны.

Все опять замолчали.

– И что теперь? – спросил Ули. Он очень устал, и знал, что остальные – тоже. Они все пережили сильнейшее потрясение. В ходе одних суток быть свидетелем взрыва двух планет – ну, или одной планеты и одной боевой станции размером с луну – тут кто угодно с ума сойдёт.

– У нас есть карты, – сказал Вил, – и дальность полёта приличная. Можно направиться в одну из близлежащих систем на выбор. Но на луне прямо под нами база повстанцев, и думаю, сейчас они празднуют победу. У них должно найтись местечко для тех, кто хочет делать революцию вместе с ними.

– Ты на это пойдёшь? – спросила Мима. – Примкнёшь к восстанию?

Вил пожал плечами.

– Я лётчик-истребитель. Это моя работа, и я делаю её хорошо. Более того, я лётчик, жестоко разочаровавшийся в идее, за которую когда-то сражался. Вдобавок я могу с завязанными глазами разобрать СИД и собрать его обратно. И знаю несколько секретов, которые заинтересуют наших новых друзей.

– Это не говоря о том, – вставила Мима, – что ты единственный, кто сумел выжить в космическом бою с Вейдером.

Вил улыбнулся и взглянул на Тилу.

– Конечно, это зависит и от твоих планов.

– Разве? Как это может от них зависеть?

У Вила стал такой вид, будто он только что выпил залпом чашку слишком горячего кафа.

– Ну… – выдавил он. – Если ты согласна, я думал, мы сможем пожениться.

– Интересный способ делать предложение, летун, – протянула она. – Я над ним подумаю. – Произнося эти слова, она улыбалась. Но потом её лицо стало серьёзным. – Конструкторы и строители Альянсу тоже понадобятся, – сказала она. – Я перестану быть заключённой и обрету свободу. Но в Империи ещё много политических заключённых, и я хотела бы им помочь.

– Неплохая идея, – поддержала её Мима. – Наверно, я к вам присоединюсь. Вам ведь надо будет что-то есть, а повстанцы, думаю, не прочь время от времени пропустить стаканчик.

– На твоём месте я не стал бы беспокоиться по поводу работы, – сказал ей Ратуа.

– Не обижайся, Зеленоглазка. Ты мне очень нравишься, но я не собираюсь становиться подружкой контрабандиста. С меня хватит приключений.

– Вообще-то я думаю покончить с контрабандой и заняться легальным бизнесом, – заявил он.

– Ну-ну.

Ратуа ухмыльнулся.

– Возможно, самое время сообщить тебе, что моя семья, ммм, довольно обеспеченна. Думаю, они будут рады с тобой познакомиться. Они давно надеются, что я подыщу себе достойную пару, остепенюсь и займусь семейным бизнесом.

– Каким это бизнесом?

– Недвижимостью. У нас есть кое-какая собственность в нескольких местах. Например, башня "Неталума" в Центре Империи.

– На Корусканте, – поправил Ули. Он сообразил, что устал настолько, что заявление Ратуа о собственном богатстве его даже не удивило.

– Короче, у меня есть своя доля, и тебе не придётся работать, если сама не захочешь.

– У тебя есть доля? И какая?

– Ну… – он заколебался.

– Говори, или сверну тебе шею.

– Полмиллиарда кредитов, плюс-минус пара миллионов.

Она уставилась на него.

– Что? Ты богат? Зачем тогда стал контрабандистом?

Ратуа пожал плечами.

– Считал, что управлять имуществом скучно. Я был молод, во мне играл бунтарский дух, и я хотел заняться чем-то более интересным. Но думаю, что приключений с меня уже вполне достаточно.

– Я тебя убью, – сказала Мима. – Нет, сначала познакомлюсь с твоей роднёй. Возможно, они захотят в этом поучаствовать.

Тила взглянула на Ули.

– А что собираетесь делать вы, док?

Действительно, а что он собирается делать? Ули открыл рот с твёрдым намерением сообщить им, что он желает отправиться в какую-нибудь самую дальнюю из звёздных систем, найти мирок, через который не пролегают гиперпространственные маршруты, и заняться частной практикой. Какое-нибудь место, о котором не знают ни Империя, ни Альянс. В конце концов, он почти всю взрослую жизнь провёл на армейской каторге. Свобода – возможность выбора, где и на кого он будет работать, и будет ли работать вообще – это серьёзный соблазн.

83
{"b":"95604","o":1}