ЛитМир - Электронная Библиотека

Она тут же закрыла дверь с той стороны. Он услышал ее шаги по коридору, вскоре они затихли.

Анфиса сидела и думала, что делать дальше, для комплекта мебели известному хоккеисту она использовала неприкосновенный запас мистики. Родька вернулся из командировки влюбленным котом без мистических предметов. От Валеры информация не поступала. У Прохора Степановича почти готов очередной комплект, а у нее за душой пусто. Кстати, о душах? А, где эти души водятся? Правильно, но туда нельзя.

Мистика должна быть живой. Тогда, где могут быть предметы старины на поверхности земли? Если с юга Родька приехал пустой, то надо послать его на север, где людей ходит мало, где что-нибудь залежалось на чердаках старых домов.

Родька, услышав новое задание, пришел в отчаянье, ему так нужна Раиса, а ему говорят:

– Брысь, на север. Ищи ветра в поле трехсотлетней выдержки.

А, что делать? Надо ехать, хоть щепу привезти, главное, чтобы натурально древнюю.

Стал он изучать историю северных городов, да запутался, позвонил Марго:

– Марго, помоги, где у нас на севере города, которым более трехсот лет, мне надо от них нащипать мистики.

– И это правильно, друг Родя, кстати, твоего друга Валеры не зовут случайно Эдиком?

– Ты, чего? У тебя крыша поехала? Хотя, знаешь, ко мне приходил один Эдик, говорил явную глупость, по паспорту он Эдуард, а по спине Валера.

– Так и я, видела этого Эдика – Валеру, а потом он исчез!

– Вот это да! Он, что медаль? С одной стороны Эдик, а с другой – Валера!

– Ладно, а ты знаешь, как его найти?

– Представления не имею. Лучше найди город и скажи, как туда поехать, и что там искать.

– Начни с древнего города, на городище постоянно идут раскопки, не найдешь предмет обихода, так стены древних домов всегда можно отщипнуть на лучину, не те, что снаружи, они каменные, а те, что в земле разрыты. Храмы там тоже каменные, но в них есть деревянные предметы, не первой исторической важности.

Поехал Родион в северный, древний город покорять, либо ущемлять, это уж как получиться. Город, как город, а ворота у одного храма огромные, да кованные.

Колокола гигантские и все на месте, еще и звонят. Но такие большие предметы оказывают мистическое влияние на огромное число людей, вон, сколько автобусов в город приезжает! А сколько среди них зарубежных туристов! Почти половина. И все они ходят по городу в поисках древности, визуальной или карманной. Попал он на одну экскурсию за город, думал, что там древность есть, а там выстроен деревянный город, стилизованный под старые дома, а бревна новехонькие, и отщипнуть нечего. Внутри домов собрана утварь, но тоже видно, что новая, или под древнюю выполненная.

Горько стало Родьке, опять задание не выполнил, решил опят поискать в ближнем лесу. Пошел в лес. В лесу старушку встретил, махонькую, сухонькую, с курносым носом, с седыми волосами, заплетенными в тоненькие косички, и вокруг головы напутанные. В руках она несла корзину с грибами, от той корзинки Родька глаз оторвать не мог.

– Бабуля, сколько лет твоей корзинке?

– Родимый ты мой, если бы знала, так сказала, она мне от бабки досталась, много у меня других корзин было, да все состарились, а этой хоть бы что!

– Продай корзинку, я тебе заплачу, сотню новых корзин купишь, еще внукам останется.

– Так почитай, жалко ее.

– Слушай, бабуля, твои внуки грибы собирают в лесу?

– Ты, что, касатик, они в городе каменном живут, шампиньоны в магазинах покупают.

– А я о чем! Продай, бабуля!

– Так я тебе новую корзинку продам, зачем тебе это старье!

– Мне эта корзина нужна, меня за ней послали, хожу тут по лесам, ищу тебя.

– Правда что – ли меня ищешь? – лукаво спросила старушка.

– Тебя, ищу, с корзинкой.

– Фу, ты как привязался! Не крещенный ты парень, был бы крещенный, никогда не стал бы из рук корзинку выпрашивать.

– Сколько хочешь денег за свою корзинку? Ведь я мог бы у тебя из рук ее вырвать, но я с тобой переговоры веду, можно сказать на государственном уровне.

– Вот треклятый, почини мне забор да крышу, тогда отдам тебе корзину.

– Ты, бабуля не промах, идем, покажи свою хибару.

Бабуля повернула в другую сторону. Покрутила его вокруг елей да сосен, он вообще потерял ориентир, откуда пришел и куда идет. Пришли они к избушке, старой, не в пример тем, музейным.

Треть избы занимала огромная печь.

– Бабуля, зачем тебе печь такая огромная?

– Ты, чего, сизый мой, так я в ней моюсь, после того как хлеб испеку, я на ней и сплю.

– Ох, тяжело ты бабушка живешь!

– А куда легче! У меня все есть!

– Продукты, где берешь?

– А мне много надо? Колбасы я ваши не ем. Грибков насобираю, муку мне привозят.

Так и подумай, зачем мне твои деньги?

– Вот попал! Неужели тебе ничего не надо?

– Почто не надо? Надо. Дровишки завсегда мне нужны, люблю я тепло.

– Где дрова взять?

– Ты, чего, родимый, больной? Гляди лесу-то сколько! Неужели, мне на дрова не хватит!

– Может тебе пилу "Дружба" купить?

– Так я с малолетства топором дрова рубила.

– Ладно. Показывай забор и крышу.

Через три дня, поработав топором, Родька получил корзину и свободу, старушка денег у него взяла совсем немного, столько, сколько считала нужным. Он купил жесткую сумку, упаковал в нее корзину, чтобы не сломалась, и домой поехал.

Анфиса, увидев корзину, всплеснула по-стариковски руками:

– Молодец, Родион! Прощаю первую поездку! Чудо! Это настоящее чудо! Свет выключи.

Родька выключил свет, закрыл окна. Корзина светилась матовым блеском.

– Настоящая! Проси, что хочешь!

– Хочу, Раису с моря.

– Так, это еще кто?

– Мы друг у друга были первыми.

– Ты, чего заврался, Родион? Масло пихтовое забыл?

– Забыл немного.

– Напомнить?

– Я все понял, не хочу ее, хочу вас!

– А не много ли ты просишь за корзинку?

– Ладно, я ушел, мне завтра на работу к Прохору Степановичу выходить.

– Отлично.

Валера (Эдик) в ночном клубе приобретал популярность, он стал любимцем публики.

Его внешность пользовалась успехом и приносила доход. Эльвира держала его на коротком поводке, никуда не отпускала, никого к нему не подпускала. У него появилась машина с личным шофером, но жил он все еще на даче братьев. Зимой дорога становилась проклятьем, поэтому он снял номер в гостинице на имя Эдуарда.

Это стало известным Эмме, она повадилась его встречать у номера. Эльвире донесли о ней.

Две женщины крупно поговорили, и Эльвира сняла ему однокомнатную квартиру, рядом с ночным клубом. У квартиры появились женщины, его ожидающие в любое время суток.

Об этом ей тоже донесли. Эльвира взяла его к себе домой. Как-то она заметила, что одна дорогая дверь, вся превратилась в труху. Выяснила, оказывается, он в нее кидал нож. Это ее насторожило, она боялась ножей и запретила ему кидать ножи в доме. Валера кидал нож в дверь от ненависти к своему лицу, он его не любил, он скучал по Марго, а Эльвира его одного никуда не выпускала.

Чем больше у него становилось денег, тем злее он становился.

Он хотел – свободы!

Ради нее он изменил внешность, но был опять на привязи. Для него тайга становилась раем, хоть куда лишь бы подальше от ночного клуба и женских глаз!

Его всегда сопровождал крепкий мужик, однажды Валера не выдержал и стал у охранника просить, чтобы тот отпустил его в магазин. Мужик охранник сказал, что живым его не выпустит, и пошел к двери, на свой пост. В спину полетел ему нож.

Валера подошел к трупу, вынул нож, вытер его, взял документы, деньги и ушел без сумки. Как обычно уходят мужчины.

Миша Мухин понял, кто был в городе. Опрос родственников ничего не дал, Валеры давно никто не видел, о его сходстве с неким Эдиком, Марго и Родька благоразумно промолчали.

Валера поехал на море, к Лиане, но не доехал, а пересел на другой поезд, до знакомого полустанка в тайге. Он, рассчитывал выйти на заброшенном полустанке, где нет и перрона для пассажиров, но за время его отсутствие, здесь все изменилось. Его нога из вагона ступила на новый перрон, вокруг, куда ни глянь, разворачивалось строительство. От такого вида, он хотел нырнуть назад в вагон, но поезд стоял минуту или две, и сразу стал набирать скорость. Он прямо, скажем, растерялся и немного обрадовался, раз строительство идет на начальной стадии, значит, люди здесь нужны.

42
{"b":"95605","o":1}