ЛитМир - Электронная Библиотека

– Марго? Она меня знает, зови ее, да идем быстрее, пока не стемнело.

Марго быстро оделась по-походному и троица под суровым взглядом главного охранника, покинула Славные горы. Река Оперная протекала по старым горам с незапамятных времен. Вода в реке была чище своих берегов, да и они особо туристами не посещались. Места таежные, глухие, здесь бродили чаще профессионалы костров и карт по ориентированию. Геолог Гриша знал хорошо берега непокорной речки, он ловко ходил по корягам, горам и прибрежному песку. Самсон Сергеевич и Марго шли за ним, они взмокли от постоянного движения по пересеченной местности.

Внезапно Гриша остановился и показал рукой, чтобы остановились все. Он услышал голоса и сквозь ветви деревьев уже различал людей на берегу Оперной реки. Они снизили скорость и старались идти тихо.

На берегу, Самсон Сергеевич заметил свою вторую смену охранников, они мыли золото.

– Выследили меня, твои люди, Самсон Сергеевич, золотишко-то ребята моют, – сказал шепотом Гриша, – но его здесь почти нет, крупинки золота могут попасть.

– Когда они успели тебя выследить?

– Так я не первый раз ходил на ваш Славные горы, вначале я охранникам золото давал, они меня к вашим благам цивилизации пропускали, а последний раз сказал, что золота у меня нет, они и не пускали, пока я тебя, Самсон Сергеевич, не затребовал.

– Гриша, а чего это ты решил мне показать, где золото лежит?

– Так, ты чай мне не чужой, с батькой твоим мы много хаживали, а сейчас чую, мой конец приходит, смерть в шейку бедра постукивает, последнее дело, когда одна нога отказывает ходить.

– А ты неплохо ходишь и не видно, что нога болит.

– Так, растер себя перед тем, как к вам идти, думал, покажу наследнику его наследство, да и на покой, а тут охранники окопались.

– Что делать будем?

– Так не знаю, силы мои на исходе, до золота здесь ближе, чем до моей берлоги, в другой раз, и не поднимусь.

– Гриша, а так рукой, можешь показать, где золото находиться? Или приметы местности назови.

– Ох, Самсон Сергеевич, золотишко-то оно коварное, пальцем в небе не достанешь, показать бы тебе, так и спал бы спокойно.

– А почему эту речку называют Оперной? В честь оперативных сотрудников уголовного розыска?

– Ты чего? Мы чай ученые, у этой реки название звучит, как название одной оперы, так народ давно стал ее просто Оперной называть.

– Гриша, а ты ведь бывший геолог, пенсию получаешь?

– Нет, да и какая пенсия в глуши?

– Есть ведь старые поселки? Мог оформить!

– Трудно все это, мы привыкшие, безденежные.

– Хорошо, ты мне покажешь, где золото лежит, я тебе обязуюсь платить личную пенсию, с проживанием на Славных горах. Есть для тебя работа в бассейне.

– Самсон Сергеевич, не греши, я в служаки не пойду, не люблю покоряться. Смотри-ка, а твои людишки-то уходят с реки, подождем, да уж сегодня и покажу золотко, а на ночь схороню вас в одном шалаше, утром и пойдете на свои Славные горы.

Марго молчала, пока мужчины разговаривали, и думала о том, что опасно знать, где золото лежит, да еще и в самородках, ей очень хотелось сбежать и так и не узнать конца этого похода. Последний охранник исчез за холмом, как последняя надежда на неизвестность. Мужчины поднялись, и Марго, помимо своей воли, пошла следом за ними. Реку перешли по поваленному дереву, держась за редкие ветки. Прошли место, где охрана Славных гор мыла золото, и углубились в чащу, потом неожиданно, оказались вновь на реке, вероятно река здесь делала петлю. Вечерело. Земля сменилась глиноземом.

– Самсон Сергеевич, дед твой, Николай, здесь смеялся, что мы с ним глину нашли, сделаем себе посуду, а потом будем продавать, раз ничего путного найти не можем.

В этом месте сделали мы привал, костер разожгли, шалаш сделали, вон он стоит, его можно подладить и жить.

– Глина и нам пригодиться, для Славных гор.

– Не спеши, так вот здесь глина золотая.

– Ты, чего, Гриша? Золото в глине?

– Горшки золотые можно делать.

– А почему об этом никому не сказали?

– Сказать-то сказали, на свою голову, это ведь тут Николая – то и убили, он золото защищал. Могилку его могу тебе показать. В глине он похоронен, копал я ему могилу, так золото нашел, немного, но нашел. Идемте, покажу. Здесь недалеко, помяни деда, Самсон Сергеевич, а после покажу жилу золотую.

Темнело, Марго разожгла костер, мужчины все больше разговаривали, она иногда их переставала слушать, ей было страшно, она привыкла к лесным походам с отцом, ночных стоянок не боялась, а здесь ей было жутковато. Сова ухнула, или дерево треснуло, много новых шорохов, места чужие. Мужчины у могилы постояли и подошли к ней, она, зная тайгу, прихватила все, самое необходимое для однодневного похода.

Скромный ужин утолил общий голод. Шалаш был очень старый, легли у костра. Ночью их разбудили голоса, костер едва тлел. Гриша быстро затушил остатки костра, чтобы их сразу не обнаружили, но запах дыма остался.

– Тут где-то костер был недавно, – услышали они голос главного охранника Славные горы, – Дрын, ты нас правильно привел? Ты хорошо следил за хозяином?

– Их геолог вел к золоту, это уж точно, сегодня наши на отмели намыли золотые копейки, а эти шли за большими рублями, хозяин за копейку не пошевелиться.

Самсон Сергеевич в темноте усмехнулся, и придвинулся ближе к дереву, сливаясь с ним. Луна спряталась за тучи, темень кругом. Марго приткнулась к Самсону Сергеевичу.

– Барсук, ты чего, я эти места раньше все прошел, сегодня я знал, куда они идут, и где срежут дорогу. Они рядом, запах дыма чую, но костра нет, потушили.

Гриша узнал голос Барсука, это он дрался с Николаем, да, похоже, не все знал Барсук, вот опять в этих краях оказался.

– Дрын, нам без золота нельзя, его надо найти, давай отойдем от этого места подальше, а утром сюда вернемся.

Дрын с Барсуком пошли обратной дорогой, да видимо споткнулись, закричали, упали.

Послышался рев медведя. Прозвучал выстрел. Рев медведя усилился.

– Барсук, зачем стрелял? Ты его не убил!

Рев медведя раздался рядом с Марго.

– Тога, Тога, не реви, это я Гриша!

– У, у, у…

Медведь замотал головой, Гриша стоял рядом и гладил его шею.

– Узнал, Тога, узнал, молодец, – приговаривал Гриша, – тебя не ранили? Да нет.

Жив мишка!

Медведь рухнул рядом с Гришей, он нащупал рану у медведя, ощутил липкую кровь и заплакал.

– Барсук, медведь умер, туда ему и дорога! – закричал Дрын, – смотреть будешь?

– Нет, еще царапнет, лучше пойдем, куда шли.

Медведь дернулся и затих. Замолчал и Гриша, потом тихо проговорил:

– Тогу мы нашли маленьким медвежонком, он с нами ходил, потом подрос и в лес ушел, но меня узнавал, и в этих местах он жить любил. Старый он стал, с Барсуком не сладил. Как я Барсука не узнал среди охранников? Больно баский стал, холеный, вот и не признал.

Самсон Сергеевич и Марго спали под его ночной говор. Через час Гриша встал, прикрыл ветками и старой листвой место костра, разбудил молодых:

– Вставайте и идите за мной, я покажу вам выход золотой жилы, но останавливаться я вам не разрешу, пойдем дальше, перейдем на ту сторону, сделаем кружок и я вас верну в Славные горы.

– А ты не устанешь, Гриша?

– Вы поспевайте за мной, погоня дело опасное, надо уходить. У них пистолет, а у нас, лишь мой дробовик.

Цепочкой, быстрым шагом маленькая группа прошла мимо выхода золотой жилы, прикрытой сваленным деревом. Самсон Сергеевич на ходу смотрел приметы местности, а Марго покрутила головой, словно запоминая, где она находится.

Гриша, показав место, где можно найти золото, стал сильно прихрамывать, словно силы его покинули навсегда. Он тащил свою ногу, массировал на ходу, скрипел зубами, но шел вперед и вперед, пока не дошел до переправы. Пройти по сваленному дереву ему было не под силу, Самсон Сергеевич тоже не знал, как его перенести.

Гриша из последних сил забрался на дерево, прополз до средины реки и, упал в воду, пузыри быстро исчезли, исчез и Гриша.

65
{"b":"95605","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Королевская кровь. Огненный путь
Краткая история времени. От большого взрыва до черных дыр
Голодный мозг. Как перехитрить инстинкты, которые заставляют нас переедать
За гранью. Капитан поневоле
Восхождение Луны
Амелия. Сердце в изгнании
Это слово – Убийство
После
Революция в голове. Как новые нервные клетки омолаживают мозг