ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
250 дерзких советов писателю
Пять языков любви. Как выразить любовь вашему спутнику
Египет без вранья
Чужой. Воскрешение
Забей на любовь! Руководство по рациональному выбору партнера
Куплю невесту. Дорого
Мама на нуле. Путеводитель по родительскому выгоранию
Зов кукушки
48 причин, чтобы взять тебя на работу
Содержание  
A
A

25

– Димас! – Салтыков ногой отворил двери гостиной и, не снимая грязных ботинок, шагнул прямо на ковёр, – Димас, будешь свидетелем на моей свадьбе?

Дима недоуменно переглянулся с Саней и, застыв от неожиданности с книгой в руках посреди комнаты, вопросительно посмотрел на Салтыкова.

– Так будешь или нет? – Салтыков повторил вопрос, – Я женюсь на Оливе.

Дима, не отошедший ещё от шока, фыркнул от смеха и упал в кресло.

– С-салтыков, у тебя это… голова не болит, нет? Тебе воды, может, принести?

– О Димас! – Салтыков в волнении забегал по комнате, – Ты сидишь тут взаперти как хорёк и ничего не знаешь! Зря ты с нами не поехал! Это… это просто невероятно!

– Салтыкоов! – Дима аж поморщился, глядя на него, – Ну куда ты на ковёр в грязных ботинках?! Песку опять натаскал! Я тебя языком заставлю вылизывать то, что ты наследил!

– Ну что ты за человек такой, а, Негодяев? Я ему о высоком, а он мне ботинками грязными тычет… Вот не буду тебе ничего рассказывать!

– Ну ладно, ладно, – махнул рукой Негодяев, – Только ботинки сними.

Салтыков вернулся в коридор, снял там ботинки и опять ворвался в гостиную.

– О Димас, дай мне чем-нибудь по башке, я сошёл с ума! Ты бы видел её, какая она…

Стерва, настоящая стерва, Димас! А глаза, глаза! Я чуть не умер за эти глаза…

Где там Сумятиной взяться!

Салтыков бегал по комнате, похудевший, с лихорадочным блеском в глазах, и отчаянно жестикулировал. Дима, склонив набок голову, слушал его и, изредка переглядываясь с братом Саней, закрывал рот рукой, пряча улыбку.

Когда Салтыков, наконец, ушёл, Дима, закрыв за ним дверь, вернулся к Сане, который лежал в гостиной с ноутбуком.

– Ну, что ты думаешь по этому поводу?

Саня оторвался от ноутбука и вопросительно посмотрел на брата.

– Тебя моё мнение интересует или вообще?

– И твоё, и вообще.

– Не знаю… В принципе, конечно, я эту девушку видел, и нельзя не согласиться с тем, что она по-своему привлекательна. Il y a chose de si charmant dans les eyeux de la sauvagesse, – добавил он по-французски.

Дима прошёлся по комнате к окну, поправил гардины и, трогая фикус, произнёс:

– Отчего это вы все видите в ней что-то особенное, а я не вижу? Ладно, оставим Оливу – как тебе Салтыков?

– Вот насчёт Салтыкова я не уверен, – произнёс Саня, – У него, как ты знаешь, эти увлечения вспыхивают постоянно, и он от каждой второй теряет голову. Честно говоря, я удивился, что он на сей раз увлёкся настолько, что собрался жениться…

Но, знаешь, мне почему-то кажется, что он на ней не женится.

– Почему так думаешь? – спросил Дима.

– Так… не женится, и всё тут. Вот увидишь. Оливу только жалко.

– Думаешь, продинамит как Ириску?

– Я ничего не думаю, – Саня устало откинулся на подлокотник, – Просто мне так кажется. Да ты и сам знаешь Салтыкова… По-хорошему, тебе бы следовало Оливу предупредить.

– Ладно, поживём увидим…

Вечером этого же дня Дима, как обычно, переписывался с Майклом.

– Слыхал про наше путешествие из Петербурга в Москву? – спросил его Майкл, – У Салтыкова блин в Москве вообще башню снесло из-за Оливы…

– Да Мочалыч уже над ним ржёт, что как всегда под конец лета у него башню сносит.

– Судя по тому, что произошло с нами, ты много потерял, что не поехал.

– Да блин, это всё из-за Салтыкова. Вернее его безбашенности, – отвечал Дима, – Всё без меня втихоря сидит по ночам, смски Оливе пишет.

– Да, Салтыкову наверно стыдно всё говорить, – сказал Майкл, – Просто блин сцену запомнил, как они ночью в гостиницу вломились в три часа ночи…

– Это в Москве было?

– Да, в Москве. Что в питерской гостинице было – я не видел, – Майкл умолчал о сумасшествии Оливы в Питере, – Дело в том, что перед этим он выпил почти литр водки и почти столько же коньяка. Это в последнуюю ночь было, перед тем, как он прыгать с моста собрался…

– Вот идиот, с моста, с какого?

– Я сам не видел, но говорят, перед Красной площадью.

– Каменный мост?

– Ну да, а какой же ещё, – ответил Майкл, – Это Салтыков я так понял и умалчивал в Архе…

– Дак он мне тоже ничего и не говорил, я только знал, что он постоянно смсится с ней.

– Слушай, Дима, только можешь никому особо про это не рассказывать, а то за Салтыкова немного стыдно. Да и его родоки на это незивестно ещё как посмотрят…

Вообще надо чтобы его родители про это не знали. Можешь так?

– В смысле, я вообще с ними никак не общаюсь.

– Ну хорошо, как бы об этом не распространяйся в Архангельске…

– Да в принципе я никого и не вижу, ничего не знаю, только Павлегу немножко успел ляпнуть.

– Как бы сам понимаешь, какие могут быть неприятности у всех…

– Просто прямых-то доказательств нет, всё наполовину виртуально, а четыре дня, ночь и ужин в Москве ни о чём пока не говорят. Может всё пройдёт мимолётно.

– Хорошо, просто представь, как бы твои родители это всё восприняли, будь ты на его месте…

– Поживём увидим, но пока поменьше болтать об этом.

– Ну да, согласен… Тут просто я и Олива это всё видели…

Опасения Майкла насчёт родителей Салтыкова вскоре подтвердились. Несмотря на то, что Дима дал слово не распространяться об этом в Архангельске, родители Салтыкова всё-таки узнали об Оливе. Андрей приехал домой и в первый же вечер у него с отцом состоялся серьёзный разговор.

– Отец, – сказал Салтыков-младший, придя к нему в кабинет, – Отец, я женюсь.

Сергей Александрович запер в сейф бумаги и вопросительно посмотрел на сына.

– На ком? – только и вымолвил он.

– Ты её не знаешь, отец: эта девушка из Москвы.

Салтыков-старший пристально посмотрел сыну в глаза и усмехнулся:

– Ты, сынок, нынче весёлый, вижу.

– Нет, отец, я на полном серьёзе. Я люблю её, отец.

– Гм… – Сергей Александрович поднялся с кресла и, грузно ступая по ковру, прошёлся до двери кабинета и обратно. Затем сел обратно в кресло, но через секунду опять встал и заходил по кабинету.

– Так-с… Жениться, значит, собрался… Ну что ж, сынок, и это дело. Только, главное, не ошибиться в этом вопросе…

– О нет, – горячо заверил отца Салтыков, – Таких как она днём с огнём не найдёшь.

63
{"b":"95611","o":1}