ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 3

Уметались через Иорданию и Палестину. Семья принца была в автобусе. В месте, где их держали заложниками, осталась гора трупов, состоявшая из сотрудников секретной службы и бойцов спецподразделения личной охраны короля. На границе с Израилем возник инцидент со стрельбой. Израильские командос, открыли огонь на поражение сразу, как только двое стрелков вышли из автобуса. Пришлось перестрелять всех. На КПП Палестины воцарилось гробовое молчание. Инцидент грозил обострением итак нехороших отношений.

– Там идиоты, блядь вселенская народила придурков!- матерился Сашка.- Одно осталось. Стереть всех в порошок. Тех, за тупоумие, а этих, за подписку в чужой адрес. В стране больше половины русских, а они не научились различать.

К пропускному пункту подкатили два джипа с передовой группой разведки армии Израиля. Сашка окликнул офицера на иврите и тот, осторожно оглядываясь, подошёл.

– Соедини меня по своему каналу с руководством Моссад.

Офицер ушёл к джипу и по рации стал выходить на своё командование, чтобы через него соединили с Моссад. Вернулся через десять минут.

– Прибудет заместитель,- сообщил он Сашке.- Нам необходимо всё осмотреть и оказать помощь.

– Осматривайте, но без оружия. Живых там нет. Мы убили всех.

– Зачем?- не понял офицер.

– Да просто так. В войну поиграли,- злобно ответил Сашка и ушёл к автобусу.

– Саш! Палестинцы предлагают нам сдать назад, на их территорию. Мол, что случилось, то и случилось,- оповестил один из стрелков.

– Поблагодари. Пока стоим тут. На всякий случай заряжайте заряды по 50 тонн в стволы и раскиньте противовоздушную.

Через полчаса на шоссе со стороны Израиля показалась вереница машин, среди которых было много с красными крестами. Но они не подъехали, затормозили в двухстах метрах от пропускного пункта.

Вскоре в небе повисли два вертолета. Один приземлился между машинами и пропускным, из него вышло четверо мужчин и одна женщина. Второй вертолёт висел в воздухе, прикрывая собой первый. Прилетевшие направились к армейским джипам, где выслушали доклад офицера армейской разведки, после чего женщина пошла к автобусу, остальные остались у джипов и смотрели ей вслед.

Сашка двинулся ей на встречу, женщина всё-таки. У полосы, определяющей границу Израиля, они встретились.

– Я из Моссад,- сказала она по-английски.- Кто вы и что тут произошло?

"Вот она, та самая молодая красавица, ну теперь уже не совсем, стала шире в бёдрах, успела, видно, несколько раз родить, которую заснял когда-то на видео Бак в Нидерландах,- определил Сашка.- Может даже уже бабушка. Как там её – Мери Блюм, кажется".

– Мадам Блюм,- обратился к ней Сашка на иврите, от чего она на него взглянула пристальней.- Я не собираюсь ничего выяснять и доказывать. Автобус стоит в нейтральной полосе и мы могли давным давно убраться на территорию Палестины, но я не из тех, кто подставляет кого-то. Да, за нами погоня. Нам необходимо в любой аэропорт, чтобы убраться с Ближнего и не очень гостеприимного Востока.

– После случившегося, это будет невозможно,- резко отрезала Блюм.- Вы убили пограничников и сотрудников военной полиции. За это вас будут судить.

– Оставьте свои угрозы для кого-то иного. Я не собираюсь с вами дискутировать. Вы нас пропустите и не станете поднимать шума и вони. В ваших интересах убрать с места происшествия журналистов.

– Места происшествия!!!- возмутилась Блюм.

– Хорошо, мадам. Тогда сообщайте своему президенту об увиденном, и пусть он решит, как поступить.

– А это уже угроза в мой личный адрес.

– Мери,- Сашка улыбнулся,- мы преспокойно, хоть и с боем, но без потерь с нашей стороны, доберёмся в Бейрут или Дамаск, но это долго. Можем выстелить трупами дорогу до международного аэропорта в Иерусалиме – это гораздо быстрее. Про личное вы упомянули всуе, не правда ли? Я вам пришлю ваше досье со всеми материалами по Европе. За вами там, если не ошибаюсь, три десятка убийств, шантаж, подкуп, кражи со взломом. У вас как с памятью? Освежить?

– Вы мне кого-то напоминаете? Представьтесь.

– У меня много имён, но вам я известен под именем Александра Ольденбурга. Ваши, из Вашингтонской штаб-квартиры Агентства по национальной безопасности США, передавали вам моё фото. Но с вами лично мы никогда не встречались.

Блюм посмотрела на Сашку подозрительно, помедлила и произнесла:

– Не ожидала вас увидеть в таком амплуа. Роль боевика и террориста вам не к лицу. Моих полномочий недостаточно, чтобы всё уладить. Боюсь, что этого не удастся вообще. Пока всё не выяснится,- она оглянулась, не договорив. На дороге приземлился военный вертолёт, из которого выскочил министр обороны и министр безопасности.- Пока всё не выяснится, мы вас не пропустим,- договорила она.

– Мне будет очень жаль, если так случится. И с вашей стороны это будет глупо выглядеть. Из-за ерунды ставить под удар тысячи людей – это уже маразм.

– Это смерть маразм!! Ну, для чего вы их убили?- не выдержала Блюм.

– С того света ещё никому не удалось вернуться,- Сашка развёл руки в стороны.- Мне безразлично, что убитые – ваши соотечественники. Мне плевать, что вам их жаль. Мне до одного места ваш Израиль. А то, что случилось – выясняйте, но без меня. Вон вас зовёт ваш министр. Идите. Скажите им, что как только новость просочится на телевидение, и вы упрямо не дадите мне проехать, вам придётся иметь дело не только со мной, но и с арабами, с которыми у меня вышло недоразумение. Они злые как голодные собаки и запросто поднимут в воздух свои самолёты, как только отремонтируют взлётные полосы. Но я не поручусь, что им не придёт в голову взлетать с шоссе. Чем быстрее мы отсюда уберемся, тем спокойнее вам будет. Я лично никуда не спешу, но время сейчас работает не на вас.

Блюм ушла.

– Они нам взлёта не дадут,- сказал Сашке стрелок,- но на Бейрут пропустят. Выхода у них нет.

– Поставь на Бейрут резервный борт.

– Уже. А потом куда? Ереван? Красноярск?

– А ты, что предлагаешь?

– Тебе совсем не обязательно было во всё это лезть.

– Это семья моего друга, значит, и моя семья,- ответил Сашка спокойно.- Идут они все в задницу. Хоть ты не береди.

– Мы бы и без тебя всё сделали.

– Да знаю, я это! Но не мог я сидеть и смотреть на всё со стороны! И в чём разница, со мной – без меня??!!

– И это верно. Идёт,- стрелок надел наушник.- Что за люди? На переговоры бабу прислали.

– У них скрытый матриархат, национальность считают по матери,- пошутил кто-то из сидевших в автобусе стрелков.

Блюм подошла и сказала:

– Можем вам дать коридор на Бейрут. По земле Израиля я буду вас сопровождать. Кто у вас в автобусе?

– Женщины и дети,- сказал Сашка.- Прошу!- он подал ей руку и помог войти в автобус.

– Кто они?- спросила Блюм.

– Жёны и дети моего друга. Их держали в заложниках, а я этого не переношу на дух.

– Выскажу предположение, что наши приказали вам сдать оружие и когда вы отказались, открыли огонь.

– Я в курсе, Мери, что у Израиля напряженные отношения с Палестиной, но это не повод держать на погранпосту "собачью бригаду" спецы, которая палит во все стороны, не удосужившись ничего узнать. Они открыли огонь без предупреждения.

– А захват семьи вашего друга, с чем связан? Они подозревают его в содействии или измене?

– Мы дружбы никогда не скрывали. У них плохие дела. Деньги на исходе, а нефть, в условиях финансового кризиса, продать невозможно. Но на пару хороших бомб они обязательно раскошелятся,- Сашка сел рядом с Блюм на переднее сиденье, и автобус тронулся в сторону Израиля.

– Договориться мирно вы даже не пытались. Так?

– Это не тот сектор, где надо вести переговоры. Восток и большие деньги их окончательно испортили. Угрызения совести их не мучают, когда они убивают своих прямых наследников.

– Извините!- Блюм поднесла к уху мобильный, который стал жужжать. Выслушала и сказала Сашке:- Это мой шеф. Он только что вылетел из Рима. Хочет встретиться. Вас устроит военный аэропорт под Тель-Авивом?

110
{"b":"95615","o":1}