ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Здравствуйте, господа депутаты!- поздоровался он.- Приветствую, Юрий Иванович!

– Привет,- ответил Серов.

– Вот CD-диск с материалами по биологии, которые вы просили,- он передал Серову прямоугольник из плексигласа.- Там всё сжато, надо будет развернуть. Будут неясности, позвоните,- мужчина ушёл в посёлок.

– Человек Карпинского,- констатировал Лукин.- Одет также.

– Это директор подпольной лесной школы, где они готовят не активное население,- усмехнулся Серов.- Я попросил у него курс по биологии. Хочу сравнить, чему они учат и в каком объёме. Да и самому надо восстановить кое-что в памяти перед началом учебного года. Советую вам посетить поселковую школу, раз вам не интересно на шахте. Когда я её увидел, чуть не получил инфаркт. Её вид вызвал шок.

– Чем?- спросил Явлинский.

– Человечностью и объёмом технических средств. У них есть дети инвалиды, которым есть возможность дать образование прямо на дому, но они предпочли понести некоторые дополнительные расходы связанные с их пребыванием в школе, начиная от доставки и заканчивая оборудованием туалета. Дети инвалиды растут и получают образование среди сверстников, и никто их не считает обузой. Сходите, сходите. Обязательно. Завтра с утра.

– А вы, в какой школе будете преподавать биологию?- спросил Лукин.

– В поселковой. В подпольной мне места нет. Не потому, что я враг, просто мне не хватит знаний. Там жесточайшие критерии отбора. Я вам про школу говорю специально. Школа – условия для воспитания. Про уровень знаний не упоминаю, но заверю, что он высочайший. Если на такой основе в стране учить пятнадцать лет, то общество автоматически станет счастливым, минуя коммунизм и капитализм. И это не шутка. Ну, где вы ещё найдёте в мире школу, где по окончании дают диплом о высшем образовании по сотне специальностей?!- Серов встал с лавки.- Извините, мне пора. Надо идти работать. Всего вам хорошего.

После ухода Серова Лукин произнёс в задумчивости:

– Он в чём-то прав, но в чём-то явно заблуждается, если он действительно тот, кем представился.

– Он тот,- сказал Гусев.- Это доктор наук по биоинженерии. Когда я защищал кандидатскую в Академгородке, он был в составе комиссии.

– А почему он тебя не узнал?- спросил Явлинский.

– Он меня не видел. Представление работ проводилось без оглашения имени и показа лица. Я защищался по закрытой теме: "Уран и его производные в свете процесса адеквентивного цикла поляризации при высоких магнитудных резонансах и ускоренной синхронизации энергетического поля".

Названная тема заставила Лукина и Явлинского переглянуться и захохотать.

– И что тут смешного?- обиделся Гусев.

Ему откоментировал Явлинский.

– Ты в "Яблоке" единственный технарь с научным званием, а, судя из сказанного разведчиком в отставке – "белый человек" и смог бы стать, как и он, преподавателем в здешней средней школе. Ну, а нам не светит найти себе места. Это нас и рассмешило.

– Мне кажется, мы получили достаточно данных, чтобы убраться отсюда. Как?- Гусев посмотрел обоим в глаза.

– Это верно,- Лукин встал.- Предлагаю отбыть утренним их рейсом на Тулу. Созвонимся с нашими в Москве, и они пригонят машину за нашими задницами.

Явлинский согласно кивнул, а Гусев высморкался и произнёс:

– А в школу я утречком таки забегу.

Часть 6

Глава 1

Поздней осенью в небольшом альпийском городке-курорте состоялась встреча, которую никто не организовывал. На неё съехались люди, чьи лица никогда не появлялись в прессе и на телевидении, но именно они правили этим миром, не спрашивая ни у кого советов и руководствуясь своими, только им известными принципами. Их было немного, всего тридцать человек, представлявших одиннадцать развитых государств и тридцать разведок этих стран. Это были не политики и банкиры, промышленники и финансисты, военные и дипломаты. Это были главы тайных обществ, тайных настолько, что правительства их стран ничего об их существовании не знают.

Все они прибыли как туристы. Все приехали в одиночку. Первое собрание произошло в маленьком кинозале пансионата. Сашка занял место во втором ряду. Сидели молча часа три, после чего разошлись. Каждый увидел каждого. Так требовал этикет. Сашка не лез к ним в мозги, но сразу определил двоих, у которых были пройдены две "стены". Один из них был русский и представлял "Баррикаду", а второй был японец и представлял разведку императорского двора. Ещё трое имели пройденную первую "стену". Остальные были у неё, так же как и Серов, и их потенциал был достаточен для дальнейшего движения.

В любом действии существуют правила. Фигурки в шахматах расставляются на доске так, как этого требует доставшийся нам от предков порядок. Древняя игра, старые правила. На важных и очень больших по рангу встречах целый аппарат расписывает, кто и где обязан находиться. Прибывшие на тайную встречу, ничего не расписывали. Во-первых, они собрались в таком составе впервые в истории. Во-вторых, собрались без приглашений и при полном отсутствии аппарата. Так что правила должны были сообразоваться сами собой.

Они были установлены на второй день сходки. Когда Сашка вошёл в зал, все уже сидели на местах, оставив ему первое место в крайнем первом ряду, рядом с прошедшими две "стены". Дальше по ряду располагались прошедшие первую "стену" и за ними остальные. Лишних стульев в зале не было.

Тридцать властителей мира!!

Сашка прошёл и занял оставленное ему место. Посидел на нём минут десять и встал. Все встали за ним.

– Господа! Прошу вас занять свои места,- произнёс он по-английски.

Но никто не сел. Тогда он вышел на середину маленькой сцены и повернулся к ним лицом. Его глаза засветились ярко, и этот свет стал переходить с одного человека на другого. Длилось это около получаса. Он настраивался на волну каждого из присутствовавших, и сканировал, после чего выводил его на общую частоту. Потом он вернулся на своё место и сел. Все сели за ним, соблюдая строгую очерёдность. Девять часов длился бессловесный разговор. В нём было всё. И взаимные упреки, и обиды, и претензии, и марши протеста, и ненависть, но всё это происходило молча. Никто ни на кого не нападал. Со стороны всё это было похоже на сборище глухонемых. В начале десятого часа заседания Сашка встал и направился к выходу, что означало окончание на сегодняшний день. Собирались через день в течение месяца и проводили в кажущемся молчании много часов. Спорили, советовались, предлагали, устанавливали, выясняли причины и следствия, сводили данные.

"Поезд" набирал ход. Все понимали, что его уже не остановить и в него уже никому не сесть. И что теперь от них зависит, каким будет завтрашний день. Медленно выстраивалась концепция будущего сосуществования на маленькой планете. Некоторые болезненно воспринимали моменты, где им запрещались действия, но идти на противостояние было бессмысленно. Обговаривались меры по стабилизации финансов и урегулированию военных конфликтов, прекращению торговых войн и распределению природных богатств. Всё ими принятое получит реализацию не сразу. Потребуются годы, чтобы окончательно угомонить политиков, банкиров, финансистов, военных. Было договорено, что в случаях экстренных можно убивать, но желательно обходиться альтернативными мерами воздействия.

Встреча эта не точка отсчёта, которая по мановению волшебной палочки изменит мир к лучшему. Предстояла тяжёлая и опасная работа. Главный результат был в том, что они готовы были эту работу сделать, несмотря ни на что.

Они не стали основывать органов управления, наблюдательных и контролирующих систем, выбирать доверенных и руководителя. Только полное взаимное доверие было гарантией в осуществлении проекта. Все это понимали и не стали давать друг другу клятв. На равных и до конца. Вот что они решили.

130
{"b":"95615","o":1}