ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Он мне его предал.

– Проверим. Тут написано, что надо вручить Серову Ю.И.

– Наверное, осталось не стертым,- предположил Серов.

Рыбкин открывает сейф и достаёт оттуда конверт.

– Вот это вам. На конверте ваше имя. Не обижайтесь, но паспорт ваш хочу глянуть. Я жуткий чиновник и пунктуалист.

Серов подаёт Рыбкину свой паспорт, тот просмотрел его и возвратил вместе с конвертом. На листе написано: "Юрий Иванович! Срочно убыл не по своей. Если вы располагаете временем в недельку другую, вам надо поехать в пгт. Югарёнок. Рыбкин в курсе как туда добраться. Вас там обязательно найдут. Ронд".

Серов протянул листок Рыбкину для прочтения.

– Располагаете?- спрашивает Рыбкин, ознакомившись.

– Вполне.

– Так! На утренний вы уже не поспеваете. Есть ночной. И это к лучшему. Лететь семь часов. Вылетает в 00.00 из Тулы. В самолёте выспитесь и в 13.00 будете на месте. Я туда гоняю с превеликим удовольствием, а вот оттуда не очень люблю. Вылетаешь оттуда, к примеру, в 12.00 и прилетаешь сюда в это же время.

– Скорость, планета вертится, часовые пояса.

– Именно. У вас авто?

– Нет. Я пешеход.

– Тогда в 18.00 приезжайте к нам в офис. Свои данные оставьте охране для оформления на рейс. И всё. Формальность. Извините меня за любопытство. Мне кажется, что мы с вами где-то встречались. Но вот где, не могу вспомнить.

– В Кремле мы с вами коротко виделись. На совещаниях по Чечне.

– Вот теперь вспомнил. Вы из ведомства внешней разведки. Так?

– Оттуда. Помощник начальника контрразведки внешней разведки Российской Федерации.

– Вам надо там побывать обязательно. Всё-таки головки там атомные и это не шутка. Хорошего вам полёта. Летать не боитесь?

– Нет.

– Тогда всего!- Рыбкин прощается рукопожатием.

"Я долго думал и прикидывал, но они всё решили за меня. Встреча там с кем-то состоится. Но вот с кем?"- мелькнула мысль у Серова, когда он покидал офис концерна.

Часть 4

Глава 1

Авария на шахте произошла ночью, отрезав в забое семь проходчиков из осужденных. Уже через полчаса Сашка был в лагере. Коротко переговорив с выбравшимися наружу и горняком, он помчался на шахту. Это была первая тяжёлая авария. Спустившись, он сходу определил, что рухнула не кровля, а произошёл сдвиг горной массы, который как Фома х…ем обрезал коммуникации и, в принципе, оказавшиеся по ту сторону люди – мертвецы. Сам по себе сдвиг был не опасен. Толщина стенки всего два метра. "Ерунда. Быстро пройдём. А вот обратно по галерее не выбраться. Наша кровля пошла трещинами, значит, и та, в которой отрезало людей, тоже на ладан дышит. Посыпется и всех нас тут завалит к чёрту",- размышлял он, стоя перед гладкой стеной, отрезавшей людей. Сзади тихонько подошёл старый горняк и произнёс ему шепотом на ухо:

– Кругом, блядь, звук с треском. Рухнет вся кровля к матери собачьей.

– Не слепой,- шепотом ответил ему Сашка.

– Двигаем помаленьку на выход. Там собрались все. Надо обсудить ситуацию. Спешка не нужна.

– Хорошо.

У входа в шахту собрался весь состав лагеря, но осужденные стояли чуть поодаль, а стрелки и несколько горняков расположились у штабелей крепежного леса, разложили карту и, подсвечивая фонариками, обсуждали. От склона горы до забоя, где находились предположительно люди в момент сдвига – 207 метров. Это двое суток прохода буровым станком в верхнем режиме. Длинна обрезанной галереи – 150 метров, длина основной – 1236 метров.

– Что?- был вопрос к Сашке и горняку.

– Хуёво!- ответил горняк.- Вся кровля в шрамах. Вот-вот обвалится. Взрывать нельзя. Ставим телеметрический наводчик и сверлим воздушный канал. По нему с ними свяжемся, а потом по обстановке.

– Кровля вся в дырах?- спросил кто-то из стрелков.

– Метров сто от входа чисто,- горняк показал на карте.- И метров сорок у стенки сдвига. Один раз можно бахнуть, но потом оттуда не вылезти.

– А наклонную не зацепило?

– Нет. Она выше и в стороне. Есть вариант штурмовой, но для тех, кто хочет поиграть в риск. Между наклонной и забоем – 70 метров. Шестёрка идёт с помощью взрыва стенки в забой и уже оттуда вместе с теми, кто остался жив, прорывается через перемычку в 70 метров. В противном случае им там всем копец. Из наклонной мы к ним не всунемся никак, там не развернуться. Ещё есть вариант дней на пять-шесть. Режем два канала под воздух и по одному пойдём взрывом сверху,- горняк посмотрел на Сашку и спросил:- Как поступим?

– Пять со мной на стенку, остальные на станки буровые в горе. Может, вся кровля не свалится, и спокойно выйдем. Ну, а нет, на сопке поставите памятник. Баллоны с кислородом подвезли?

– Да.

Придвинулся Петро.

– Александр, я пойду с тобой.

Ещё вызвались два молодых стрелка и Эскулап, который лишь кивнул Сашке, что значило его участие в проекте. Больше соваться смерти в пасть никто не пожелал. Впятером стали готовиться. Из толпы осужденных вышел лет тридцати мужик и крикнул:

– Мне можно?

– Иди, коль жизнь не дорога,- ответил ему стрелок.

– У меня вечный срок. Не всё ли равно, где и когда прибьет? Сегодня здесь или завтра где-то. Гори оно всё синим пламенем,- осужденный стал облачаться в спецовку.

Когда шестерка исчезла в зеве, лагерь сел на корточки. К группе стрелков подошёл старый зек, и сказал:

– Давайте и нам работу, хозяева.

– Как рассвет бацнет, потащим на сопку буровые станки. Лебёдки устанавливать времени нет. Точите концы ломов и кирок. Надо будет сделать ровные площадки,- ответил ему горняк.

– Полсотни за ломами. Быстро. Десять человек на цех за напильниками. Остальным пока быть тут,- дал команду зек толпе и остался стоять возле стрелков.

Глава 2

Полчаса шпурили дыры под взрывчатку. Всё это время кровля позади шестерки дышала, готовая вот-вот обвалиться. С потолка сыпались мелкие камешки и песок. После закладки зарядов Сашка сказал:

– Десять минут перекур и пять минут на молитву.

Позицию заняли под проходческим щитом. Взрыв ухнул и сразу вслед ему пошла кровля. Выскочили из-под щита и как стайеры пустились по галерее к месту взрыва, не обращая внимания на падающие на плечи и головы камни. Добежали все и прижались к стенке. Всё скрыла пыль. Трещало и рушилось минуту. Час сидели не шевелясь. Когда пыль немного улеглась, Сашка подсветил фонарём провода внутреннего телефона, соединил концы со своим и набрал. Снаружи ответили.

– Федотыч! У нас всё нормально. Оторвали метр стены. Кровля упала в десяти от нас. Пробуй дать нам продувку.

Двадцать минут ждали, но нигде в трубах не зашипело.

– Амба!- констатировал Сашка.- Берите баллоны. Петро! Сверлим на ползаряда, а то сядет прямо на наши бестолковки.

– Может, в четвертинку пойдём?- предложил Петро и аргументировал:- Нам половинка на десять метров дальности головы отрежет.

– Отсидимся вон за тем булдыхаем с открытыми ртами. Вставляйте в ухи пробки и надевайте наушники, хоть, думаю, они нам мало помогут. Месяц глухоты гарантирован, если выживем. Приступаем.

Закладывали семь раз. И семь раз подвергались атаке камней от взрывов и тех, что сыпались с кровли. Серьёзных повреждений никто не получил, отделались синяками. Главное, что выдержал участок кровли. После седьмого взрыва открылась узкая брешь, в которую можно было пролезть. Только в неё собрался втиснуться один из стрелков, как появилась голова с безумно выпученными глазами и перекошенный рот что-то заорал. Следом появились руки, и человек попытался влезть к ним. Опешили все кроме Сашки. Он ударил по протискивающейся голове ботом, и она мигом скрылась в отверстии. Что голова орала никто не разобрал. Сила взрывов всех оглушила. Сашка подтолкнул стрелка к щели и показал, чтобы тот с той стороны не церемонился и если надо бил наотмашь. Тот кивнул и полез. Вскоре на ту сторону просочились все кроме Петра. Он был достаточно габаритным, и протиснуться не смог. Сашка на пальцах показал ему, чтобы ждал пока. Петро выставил большой палец.

73
{"b":"95615","o":1}