ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А я знаю!! Ничего же не сказал.

– В такую жару все спрятались и кого-то бояться не надо даже теоретически. Ты бы ему ситуацию описал.

– Я ему всё обсказал, но он талдычит своё и баста.

– Тогда езжай. Помочь тебе ничем не могу. Ты в Москве давно?

– Второй день. И на тебе!!!

– Сочувствую. Не у Александра ли был?

– У него был три месяца назад. Сейчас из Индии. Там тоже не продохнуть.

– Интересная, слушай, у тебя жизнь. Мотаешься по этому бренному миру. Красиво.

– Ох, дед! Давай меняться.

– А как? Я для такого обмена стар. Дать тебе машину?

– Велено прибыть на такси.

– Тогда подам тебе холодного пивка,- Скоблев достал из холодильника бутылки и, на вопросительный взгляд Левко, сказал:- Мне в баночках никогда не нравилось. Не видно, что там внутри. Напоминает откопанный из вечной мерзлоты труп, который хоронили зимой, и он хорошо сохранился, но только откроешь крышку гроба на глазах начинает разлагаться и вонять.

– Впадаешь в философию, дед.

– Годы обязывают. Так ты ко мне чего заскочил? Пёрся бы сразу в аэропорт.

– Крюк дал. У меня к тебе вопрос. Лин Ши, я слышал к тебе заезжал, и вы тут две недели кутили. Не в службу, а в дружбу, расскажи, о чём калякали.

– Так пили и по бабам шлялись. Зачем ты меня об этом пытаешь? Не припомню я, чтобы вы своих проверяли,- Скоблев прищурился.

– А он не наш. Что ты так на меня смотришь?!! Я тебе не говорил, но контрразведка есть и у нас. В данный момент времени я ею руковожу. Лин человек ещё одного человека, с которым Сашка работал, но тот погиб в аварии. Все эти годы Лин был тайным координатором китайской разведки в Европе. Теперь его отозвали домой, и предложили работу дома. На замену прибыл человек.

– Я думал, что вы с ними на одной ноге. Был случай, когда человек оттуда, будучи проездом в Москве, принимал у моих ребят экзамены. Когда я узнал, то чуть инфаркт не получил, но меня Иван заверил, что никакой утечки не будет. Случилось что-то?

– Конкретно – нет. Дело в том, что после краха империи США, китайцы затеяли свою игру. Их руководство почему-то считает, что настала очередь Китая ставить миру условия. Чувствуешь, чем пахнет?

– Только этого нам и не доставало! Ты серьёзно?

– Так что тебе Лин болтал?

– Говорил, что сильно устал, что соскучился по Родине. И всё, собственно.

– Может, намекал на что?

– Ты меня под подозрение не бери. По-стариковски мы с ним толковали. Несколько раз он мне повторил, что доверяет только одному человеку – Александру, но понять его не всегда удаётся. Я ему выдал какую-то шутку, но остался он серьёзным и грустно как-то сказал, что себе самому не верит давно. И это всё. Остальное – воспоминания.

– Грустно, говоришь!

– Таки случилось что-то? Только не скрывай. Его арестовали? Убили?

Левко поставил пустую бутылку на стол, и произнёс:

– Не знаю. Он к новому месту службы не прибыл. Они подали на него в розыск.

– Дела!!! Позвони Александру. Он собирался к нему.

– Звонил. Был. Улетел в Пекин.

– И сколько его уже нет?

– Два месяца.

– Случайность в дороге?

– Нет.

– Огорошил! А свои его не могли притырить?

– Отпадает. У меня там железные концы.

– А Александр что по этому поводу?

– Ничего.

– Совсем, что ль?

– Помолчал так странно. Звонил мне Иван, чтобы сверить данные, ему по его каналам пришла аналогичная информация. Вместе мы связались ещё кое с кем, и всё подтвердилось.

– Договаривай, не жмись,- потребовал Давыдович.

– Выяснили мы, что Лин был в Китае "чужак". В разведку его привёл знакомый Александра, вот тот, который погиб. Китайцы это выяснили только теперь и потому отозвали. А он знал причину отзыва и спокойно ушёл.

– Куда?

– На кудыкину гору!- воскликнул Левко.

– Не артачься! Если он уплыл в свои родные пенаты, то "поезда" не будет. И все ваши усилия пойдут прахом.

– Возможно.

– Тайвань?

– Проверили. Там он не всплыл.

– Так-к!!!

– Дед, а вы с ним на каком языке говорили?

– Намекаешь?

– Акцентирую.

– На русском. А что, на нас косятся?

– Пока никто не косится, но запросто могут. Ты, если к тебе кто-то обратится, бери на заметку, и ни в коем разе не упоминай, что он владел русским. Говорили, мол, на немецком. А мне ответь: в первый день он по-русски говорил с акцентом, но потом стал чистенько так гутарить?

– Да. Именно так всё и было. А он вообще-то стрелок или нет?

– Понятие стрелок имеет хождение по всему миру во многих кланах и кругом разный у него смысл. В переводе на наш потолок и клан, Лин стрелком не был. По уровню подготовки профессионал высокий.

– Не верю, что Александр мог дать себя так задёшево надуть.

– А об этом никто не говорит. Сашка мог знать и смолчать. Мог даже и поиграть.

– Во имя чего?

– Это нам и надо выяснить.

– Похоже на внутренний заговор. Всё ли у тебя в порядке, внучок?

– Дед, что сказал, то и сказал. Заговора среди наших нет. Извини, но свергать-то некого. Иерархия у нас отсутствует. Всё до безумия наоборот. Мы для того и созданы, чтобы отсутствовали главари и мировые олигархи. Ты же знаешь, что "поезд" отходит со станции Жмеринка в направлении на Восток.

– Да слышал я про всё это и про хаос слышал,- Скоблев махнул рукой.- Понял я тебя. Значит, на немецком и всё.

– Пока так.

– И что твоё пока означает?

– Сие, дед, ничего не означает. Время покажет.

– Расстроился я, и всё моё благодушие испарилось. Надоел ты мне. Тебе не пора?

– Как только сдыхаюсь того мудака, к тебе навещусь,- пообещал, покидая кабинет, Левко.

Глава 13

В Шереметьево-2 было на редкость пустынно. Левко стоял в ожидании, обливаясь потом и проклиная всё, прежде всего неписаные обязанности.

Из зоны контроля появился стрелок ранее ему неизвестный, который нёс на плече сумку и в руках колыбель.

– Привет!

– Здоров был!- ответил Левко.

– Младенца по документам доставили на операцию. Порок сердца. Надо переправить стрелку по имени Александр-Хаят. Велено через тебя. Принимай. Он давал заказ. Вот нашли. Тебе надо будет смотаться в Киев в институт сердца академика Амосова. Оформить там смерть.

– А ты сам не мог?

– Не мог, брат, не мог. Я за ней мотался в Буойнес-Айрес и этого достаточно. Ко всему маршрут разбили на куски. Мне ко всему надо срочно в Кейптаун, а это совсем не по пути.

– Девица, стало быть.

– Три месяца. Кормить по часам.

– Боюсь, что молоко на такой жаре скиснет,- пошутил Левко.

– В сумке, держи, контейнер-холодильник с материнским молоком. Надо найти кормилицу.

– А чего вы её не отправили по нормальному маршруту?

– Потому что обычный, мать твою, жара и впрямь тут невыносимая, идёт для грудников в Тибет, а ей туда не надо.

– Принцесса, да?!!

– Брат, у меня нет времени. Мне на Женевский надо успеть. У девахи обнаружили блуждающий.

– Вот в чём всё дело!!??

– В том и дело. Не ты один уже пожалел, что девка. Но, что есть, то и есть. Бегу,- стрелок передал Левко колыбельку и быстрым шагам удалился на паспортный контроль.

"Еби твою душу мать!!- выругался Левко про себя в сердцах.- И чего её угораздило родиться девицей, а?- он посмотрел на сладко спящую красавицу со смуглым оттенком кожи.- Господь к нам немилостив. А может, оно и к лучшему. Хотя, что тут хорошего – матриархат?"

92
{"b":"95615","o":1}