ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Синворет сохранил твердость мышления, разум его был холоден, как рыбья кровь. Он встал, подошел к окну и открыл его, глядя на лес башенок, образующих район крупнейшего города Галактики. Потом, повернув глазные стебли, посмотрел в небо, где раскинулась собственность Партассы — четыре миллиона миров. Мысль, что ни один нул, ни одна комиссия, ни один компьютер не может знать даже миллиардной части того, что там происходит, отрезвила его.

Не поворачиваясь, он нажал звонок. Немедленно явился молодой секретарь, улыбающийся и распластавший свой гребень. Может, форли был просто таким же карьеристом?

— Что у нас на сегодня первым пунктом? — спросил Синворет.

Секретарь сообщил ему.

— Отмените это. Я хочу, чтобы вы проверили Центральную Картотеку и доставили мне все доступные данные, касающиеся планеты Земля из Системы 5417 ГАС Вермилион и Графа Хаворлема, Губернатора планеты. И запишите меня на завтра к Верховному Советнику.

Зал Аудиенции Верховного советника находился в самом центре огромного нового здания, в котором располагалась и контора Синворета. Явившись туда, Синворет облегченно вздохнул, увидев Советника, пожилого нула по фамилии Грейликс. Кроме него в зале был только робот-магнитофон.

— Входи, Армаджо Синворет, — приветствовал его советник, поднимаясь на ноги. — Давно мы не встречались частным образом.

— Предупреждаю, что пришел с официальной просьбой, Верховный, — сказал Синворет, на мгновенье соприкоснувшись глазным стеблем со своим начальником. — Мой секретарь, договариваясь о встрече, переслал также копии некоторых документов.

Грейлик указал на пачку голубых листочков на столе.

— Ты имеешь в виду документы Форли? Они здесь. Садись и поговорим об этом, если хочешь. Это дело скорее для департамента Правонарушений и Психического Порядка, чем для нас.

— Нет, Верховный, я считаю иначе и пришел просить разрешения мне отправиться на Землю.

— Ты хочешь ехать на Землю? Зачем? Чтобы изучить ситуацию, описанную этим уволенным Третьим Секретарем? Тебе не хуже меня известно, что эти доказательства, вероятно, фальшивые. Сколько раз слышали мы о таких высосанных из пальца обвинениях со стороны подчиненных, уволенных за серьезные недостатки!

Синворет невозмутимо кинул.

— Это верно. Форли прислал нам доказательства в виде документов, а при современных методах фальсификации мы уже не можем верить таким доказательствам. Более того, это фотостатические копии. И все же чувствую необходимость действовать и прошу разрешить мне отправиться на Землю с целью изучения ситуации.

— Разумеется, это можно сделать. Дело несложное. Мы официально отправим тебя с инспекцией.

— Значит, ты мне поможешь?

Верховный уклончиво шевельнул гребнем.

— Полагаю, официально я не могу тебе отказать. Рапорты относительно злоупотреблений следует либо подтверждать, либо опровергать. Однако частным образом я хотел бы напомнить тебе кое о чем. Ты один из наиболее ценных Подписывающих и в молодости активно работал в неприятных пограничных секторах вроде Вермилиона. У тебя опыт нескольких Комиссий, ты старый, твердый нул, Армаджо Синворет.

Подписывающий Синворет прервал его, смущенно улыбаясь, однако начальник продолжал:

— Однако ты стар, как и я, и должен помнить об этом. Сейчас ты хочешь отправиться на какую-то дрянную планетку в двух годах пути отсюда. Ты потеряешь четыре года — по крайней мере четыре года — чтобы удовлетворить минутную прихоть. Если тебе нужен отдых, езжай в отпуск.

— Я хочу поехать на Землю, — сказал Подписывающий Синворет, шевеля гребнем.

Теребя складки рукавов, он обошел длинную комнату.

— Может, мы и стареем, Верховный, но по крайней мере мы честные нулы и в наших руках честь империи. Ты знаешь, что рапорты о злоупотреблениях приходят довольно часто, и самое время, чтобы кто-то ответственный занялся ими лично, вместо отправки Контролеров Доброй Надежды, которые тут же продадутся и после возвращения заявят, что все в порядке. Меня подкупить нельзя, я слишком упрям и слишком богат. Позволь мне поехать! Если, как ты говоришь, это минутная прихоть, отнесись к ней снисходительно.

Он замолчал, заметив, что говорит более резко, чем собирался. Замечание о возрасте задело его. Верховный мягко улыбнулся, и это еще более задело Синворета: он не терпел, когда его успокаивали.

— О чем ты думаешь? — спросил он.

Верховный не стал отвечать на вопрос прямо.

— Получив бумаги Форли, я, разумеется, запросил в Центре его дело. Он очень молод: всего пятьдесят шесть. Выехал с Партассы на Земю, оставив четыре тысячи бьяксисов карточных долгов.

— Я тоже запрашивал Центр. Карточные долги не делают нула лжецом, Верховный.

Советник кивнул.

— Однако дело Пар-Хаворлема чисто.

— Он так далеко, что грязь перестала быть заметной, — сухо заметил Синворет.

— Да, я вижу, ты твердо решил ехать, Армаджо. Что ж, я восхищен, хотя и не завидую. Эта кислородная планета — Земля — не очень-то привлекательна. Пришли завтра на Заседание секретаря, и я дам тебе предварительный список кандидатов в сопровождающие.

— Я сокращу их число до минимума, — пообещал Синворет, вставая. Перед отъездом его ждало множество дел.

— И помни, Армаджо Синворет, что губернатор Пар-Хаворлем должен быть официально уведомлен о намеченной тобой инспекции.

— Я бы предпочел явиться туда неожиданно!

— Это понятно, но протокол требует предварительного сообщения.

— Тем хуже для протокола, Верховный.

Синворет был уже в дверях, когда Грейликс остановил его.

— Скажи, что в действительности склонило тебя на это путешествие на другой конец Галактики? В конце концов, что значит для тебя будущее одной из миллиона малых планет?

Синворет поднял руки в нуловской кривой улыбке.

— Как ты сам заметил, Верховный, я старею. Может, справедливость стала моим новым хобби?

Он вышел, а оказавшись в своем кабинете, немедленно продиктовал письмо:

«Губернатору Колонии Его Светлости Графу Хаверлему Пар-Хаворлему, И.Л.У.С., Л.Г.В.С., М.Г.С.С., Р.О.Р. (Сми), Земля, Система 5417, ГАС Вермилион.

Сообщаю об официальной территориальной инспекции планеты Земля, находящейся под вашим управлением. Не жду специальной подготовки к моему визиту. Не принимаю участия в пресс-конференциях или приемах, за исключением необходимого минимума, и не требую никаких особых выступлений. Прошу лишь возможности совершить самостоятельные поездки и предоставления переводчика, говорящего на земном языке. Точная дата приезда будет сообщена позже. Синворет».

2

Партассианские правительства в этой могучей Империи были суровыми, но беспринципными. Нулы на подчиненных планетах руководствовались скорее математическими законами, нежели эмоциями. Земля для них — по крайней мере для тех, кто жил на Партассе — была просто планетой 5Ц. По этой экономической классификации «5» означало природные ресурсы, а «Ц» — кислородно-азотную атмосферу.

Природных ресурсов было много, но Земля экспортировала главным образом древесину из лесов, которые выращивали и вырубали земляне.

В двухтысячном году партассианского владения Землю покрывали леса, в большинстве своем организованные так же старательно, как и фабрики. В некоторых районах методы широкомасштабного залесения себя не оправдывали, и их отвели для разведения скота породы африззиан. Кое-где находились старые независимые земные города и поселки, частью еще населенные, частью — превратившиеся в руины на лесных полянах.

Отличные партассианские дороги из вакуумного велкана тянулись во всех направлениях под защитой силового поля. Партассианцы занимались прежде всего транспортом, и дороги являлись их символом. Они первыми проложили регулярные трассы в пространстве и основали крупнейшую межзвездную империю.

Одна из таких дорог проходила через Район Еврора, Плодородную долину Канала и Регион Велкобрит, где попадала под защиту столицы доминиона.

3
{"b":"95680","o":1}