ЛитМир - Электронная Библиотека

Аларика

Наталья Шнейдер

© Наталья Шнейдер, 2016

© Евгения Белоусова, дизайн обложки, 2016

© Евгения Белоусова, иллюстрации, 2016

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1

Холод. Холод безжизненного камня. Сквозь сомкнутые веки пробивается неверный свет факела. Не открывать глаза. Конечно, они быстро поймут, что я очнулась – но может получится выиграть хоть полминуты покоя. Прежде, чем все начнется сначала.

Слишком тихо – настолько, что можно услышать, как падают с потолка капли. Раз… Два… Неужели никого? И ничего не болит – совсем странно. Или это еще одна их забава – позволить отдохнуть, может быть, даже затянуть раны, прежде чем…

Холодно… Слишком холодно – тело начала колотить крупная дрожь. Глаза распахнулись сами – лежать в темноте, сотрясаясь то ли от холода, то ли от страха и ждать было невыносимо. Темно – лишь отблески факела на потолке. Тихо. Никого.

Я медленно села – занемевшее тело казалось чужим – съежилась на корточках, охватив руками колени, огляделась. Тот же самый – то ли подвал, то ли каземат. Решетка вместо одной стены. Дальше – темнота, там, где кончается круг света от факела. Никого. Моя одежда рядом грязным комом – странно, с чего это они расщедрились? Хотя, наверное, так забавно сдирать одежду с вопящей девки… Я затрясла головой, отгоняя воспоминания. Не думать. Пока есть возможность – ни о чем не думать. Ни царапины на теле. Неужели эти сволочи расщедрились на исцеляющие заклятья? Но тогда бы шрамы остались, а их не было… Да что вообще творится?

«Запоминай заклинание», – всплыло в голове, – «когда не будет сил, для исцеления хватит просто сна».

Я сжала виски, раскачиваясь, точно болванчик. Бред. Я не знаю такого заклятья. Ни как наложить, ни как снять. Заклинание, исцеляющее, когда теряешь сознание. Слышала о таком, но ни разу не видела своими глазами. Так, получается, что сейчас после того, как потеряю сознание, тело начнет излечиваться само. Ни следов, ни шрамов. Вот будет весело. Им. Пленник, которого невозможно запытать насмерть – ну разве не подарок? Я-то все равно не могу рассказать то, что им надо. Да какие заговоры могут быть в забытой всеми деревушке?

Нет, нужно все-таки одеться, хоть ненадолго согреюсь. Трудно соображать, когда зуб на зуб не попадает. Торопливо натянула одежду. Так, что мне там мерещилось перед пробуждением?

«Возьми ключ, портал я открою. Найди посох – только он может открыть границу между мирами. Только он вернет короля».

Я тихо застонала. Рехнулась. Точно, рехнулась – но при чем тут король? Если уж разум решил искать убежище в безумии – то почему он не выдумал какие-нибудь райские сады?

Послышались шаги, к решетке подошел один из охранников. Только не все сначала. Не сейчас. Не трогайте меня, не надо. Пожалуйста… Я заскулила, отползая к стене, вжалась в нее, словно могла слиться с камнем, раствориться, исчезнуть… Не надо, пожалуйста…

Он ухмыльнулся:

– Не боись, не трону. Пока. Отдыхай, силенок набирайся – пригодятся. – Демонстративно отвернулся, уселся, опираясь спиной на решетку.

Ну вот, сейчас снова начнется. Поймала себя на том, что размеренно стучу затылком о камень. Глупо хихикнула – мало этих… так еще сама себя покалечу. Хотя – я уже пыталась разбить голову о камень – не вышло. Тело предало, в последний миг смягчив удар.

Нет ничего хуже – сидеть и ждать, когда все начнется сначала. Сердце колотилось где-то в горле. Я дернула ворот – воздуха не хватало. Пальцы коснулись шнуровки. Неужели… Я медленно вытянула шнурок из платья. Может, получится. Может, сторож уснет, и я успею прицепить веревку к решетке. Так хотя бы быстро. И не больно.

Должен уснуть – от него крепко разило хмельным. Тем более, что бояться ему нечего – я не умею открывать замки с помощью магии. Да даже если бы и умела – недалеко бы ушла.

Словно услышав мои мысли, сторож захрапел. Сейчас чуть-чуть подожду…

Человек пошевелился, что-то звякнуло. Связка ключей на поясе. «Возьми ключ, портал я открою». Как в плохой балладе – уснувший стражник, явление высших сил. Осталось только дождаться героя на белом коне… в саване и с косой. Даже если я смогу тихо стащить ключи – стражник проснется от скрипа замка и мало не покажется. Хотя трудно представить, что может быть еще хуже, чем было.

Я бездумно накрутила тесемку на палец. Так же машинально дернула. Шнур натянулся с едва слышным звоном. Я вздрогнула. Если… Откуда-то из глубин души, мешаясь со страхом поползла ненависть. Дома я не успела сделать ничего.

Руки словно сами протянули веревку сквозь решетку. Накинули на шею спящего. В голове было пусто – как будто не я, а кто-то другой резко дернул удавку, уперевшись коленом в чужую спину. Сторож захрипел. У меня перехватило дыхание. Совсем забыла, как подобные вещи действуют на таких, как я. Мужчина рвался и дергался, а я тянула шнурок изо всех сил, повиснув на нем всей тяжестью, думая только об одном – если шнур лопнет, все, что случилось до сих пор, покажется мне раем. Или если я просто не удержу удавку – он силен, а я… Стражник все же затих. Я вздохнула с усилием, словно заново учась дышать. Да, все правильно, именно по возможности чувствовать чужую боль узнают целителя. И дару все равно, что для того, чтобы выжить приходится убивать.

Теперь снять ключ. Дверь открылась с жутким скрежетом. Я успела снять нож с пояса мертвого стражника, когда из-за угла вышел еще один. А дальше все было как в тумане – тяжелый нож в руках, боль – моя и чужая, темные коридоры, кровь… Наконец, перед глазами появился портал, появившийся из ниоткуда, и я шагнула в эту черную дыру с бесформенными краями, не слишком задумываясь, куда она может привести.

На помосте посреди пышно убранного зала покоилось тело. Обезображенное язвами лицо было совершенно неузнаваемым. Богатая одежда. Меч в сложенных на груди руках. На волосах – тяжелый, усеянный камнями венец. Вопреки обычному, вокруг не было толп пришедших проститься – никого не пустили, убоявшись, что неведомая хворь вырвется из дворца и пойдет по стране. Не было даже стражи у ложа – лишь двое в дверях, и человек, сидящий у изголовья.

Грохнула о стену с силой распахнутая дверь, по каменному полу застучали каблуки. Вошедшую женщину можно было бы назвать прекрасной, если бы не надменная ярость на лице, с которого тщательно наложенный морок убрал все признаки возраста.

– Ты не явился на чтение завещания.

Мужчина не удостоил ее и поворота головы:

– Я знаю его содержание и без того.

– Разумеется. Ведь это ты его диктовал.

– Нет. Диктовал король. Писал законник – тот же, что сегодня читал завещание. Подписи – короля, писавшего, моя, еще четырех свидетелей – хотя хватило бы и двух. Все по закону.

– Свидетелей, – фыркнула она. – Четыре стражника. Сколько веса в их свидетельстве?

– Риа, дворцовая стража – дворяне. Ты готова усомниться в их чести? – человек по-прежнему не смотрел на собеседницу. Казалось, его вообще не занимало ничего, кроме тела на помосте.

Женщина обошла сидящего, уставилась на него сверху вниз.

– Я знаю, что любой из них по твоему слову пожертвует не только честью – жизнью. Чем ты их приворожил, Тарилл? Впрочем, совет все равно не допустит…

– Совет? – тот, кого назвали Тариллом, наконец соизволил оторваться от созерцания трупа. Очень неприятно улыбнулся. – Совет не скажет ни слова против. После слуха о том, что это я наслал на короля неведомую болезнь, которую проморгали все до единого целители. Теперь те, кто в совете, боятся последовать за ним. Так что вслух никто ничего не скажет – а шепот за спиной меня не волнует.

– Ну, еще бы, – ее голос стал похож на скрежет железа по стеклу. – Ты двадцать лет рвался к этому. Двадцать лет интриг. Поздравляю.

1
{"b":"96259","o":1}