ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– О! – воскликнула она. – Это ты!

– Я подумал, не здесь ли ты.

– Я… ты закончил?

– Да. Это заняло не так много времени, как я думал.

– О, надеюсь, я не заставила тебя ждать. Я хотела купить зубную пасту, и раз уж я зашла сюда, то решила взглянуть на журналы. Я недавно пришла, и я…

Обняв женщину за талию мускулистой рукой спортсмена, он подтолкнул ее к прилавку с косметическими средствами.

– Давай купим твою зубную пасту и пойдем отсюда.

Глава 2

Перри Мейсон держал телефонную трубку в одной руке, заткнув указательным пальцем второй руки ухо, чтобы не слышать оркестра ночного клуба.

Делла Стрит, неизменный секретарь Мейсона, сидевшая за столиком, поймала его взгляд и быстро кивнула.

– Что случилось? – спросила она, поспешив к своему шефу.

– Происходит нечто странное, – сказал Мейсон. – Пойди к другому аппарату и попытайся узнать, не сможет ли твоя подруга с телефонной станции определить, откуда был этот звонок, ладно? Попроси ее поторопиться. Звонила женщина. Мне показалось, что она страшно напугана.

Делла Стрит быстро извлекла записную книжку, наклонилась к диску на телефоне и записала номер. Затем поспешила к аппарату, находившемуся в дамской комнате.

Мейсон все еще продолжал держать в руке трубку, когда она вернулась обратно.

– Звонили из телефона-автомата, шеф, из аптеки, что на углу Венс-авеню и проспекта Крамера. Телефонную трубку явно не положили на место.

Мейсон опустил трубку на рычаг.

– А в чем дело? – спросила Делла Стрит.

Мейсон сунул записную книжку обратно в карман.

– Одна особа желает, чтобы я немедленно связался с М.Д. Карлином. Его адрес – 6920, Вест-Лорендо. Ты не посмотришь его номер в справочнике, Делла?

Быстрые пальчики Деллы Стрит принялись листать страницы телефонной книги.

– Да, вот он. М.Д. Карлин, 6920, Вест-Лорендо. Телефон – Ривервью 3-2322.

– Запиши номер.

– Вы хотите позвонить ему?

– Пока нет. Уже поздно. Мне бы хотелось узнать обо всем этом побольше, прежде чем я начну действовать. Но для звонившей женщины это крайне важно. Слышала бы ты ее голос по телефону, Делла.

– Она была расстроена?

– Не то слово. Она была страшно напугана.

– Чего она хотела от вас?

– Чтобы я передал этому Карлину, что при сложившихся обстоятельствах ему следует подыскать другого партнера.

– Она работает с ним?

– Я не знаю. Она сказала только это и сообщила, что отправила мне пакет с деньгами. Обычно я оставляю без внимания предложения анонимных клиентов, но я не могу забыть прозвучавший в ее голосе ужас. Боюсь, что после того, как она бросила трубку, с ней что-то случилось. Было слышно, как трубка со стуком упала и несколько раз ударилась о стенку, раскачиваясь из стороны в сторону. Я подумал, не упала ли она в обморок.

– Так что же нам теперь делать? – спросила Делла Стрит.

– Немного подождем, не объявится ли пакет, о котором упоминала эта женщина, – ответил Мейсон.

– А между тем?

Мейсон проводил Деллу Стрит обратно к их столику.

– Между тем мы допьем кофе, возможно, немного потанцуем и постараемся вести себя так, словно ничего не случилось.

– Не смотрите туда, шеф, но мне кажется, что телефонный звонок привлек к себе внимание, – сказала Делла Стрит.

– Каким это образом?

– Мне кажется, что мы с вами стали причиной перешептывания группы девиц в углу зала.

– Кто они такие?

– Гардеробщица, девушка-фотограф и продавщица сигарет. Подождите, девушка с сигаретами направляется к нам.

Мейсон как ни в чем не бывало потягивал свой кофе.

Девушка с подносом, на котором лежали сигары и сигареты, небрежно предложила товар посетителям за соседним столиком, потом повернулась к Мейсону.

– Сигары, сигареты? – спросила она проникновенно и томно.

Мейсон улыбнулся и отрицательно покачал головой.

Делла Стрит подала ему знак.

– Ну ладно, дайте мне пачку «Роли», – попросил Мейсон.

Она выбрала пачку, надорвала уголок, извлекла сигарету и протянула ее Мейсону, затем наклонилась с зажигалкой.

У нее было приятное лицо с кожей оливкового цвета и высокими скулами и стройная фигурка, туго обтянутая платьем с глубоким вырезом, обнажавшим округлые плечи; привлекали внимание и стройные ножки в нейлоновых чулках.

Мейсон протянул ей доллар. Она начала отсчитывать сдачу.

– Оставьте себе, – улыбнулся Мейсон.

– О, вы… вы так щедры.

– Это пустяки.

– Вы, вы так добры, оставив мне…

– Что такое? – не выдержал Мейсон, бросая на нее острый взгляд. – Разве вам не дают чаевых?

– Десять центов, пятнадцать, иногда двадцать пять, – ответила она, и внезапно ее глаза наполнились слезами.

– Эй, подождите, – сказал Мейсон. – В чем дело?

– О, простите меня. Я так расстроена, что не могу сдерживать себя, когда кто-нибудь добр ко мне. Становлюсь сама не своя…

– Присядьте к нам, – попросила Делла.

– Нет, нет, я потеряю работу. Мне нельзя сидеть с посетителями. Я…

Мейсон видел, как лицо девушки передернулось от страданий, из глаз потекли слезы, оставляя черные бороздки туши на щеках.

– Присядьте к нам, – сказал Мейсон.

Он встал и предложил девушке стул. Немного поколебавшись, она повернула стул так, чтобы поднос лег ей на колени, и присела к столику.

– Ну вот, – сказал Мейсон, – а теперь вам нужно пару капель бренди и…

– Нет, нет, пожалуйста. Мне никак нельзя. Пить с посетителями запрещено.

– Какие у вас неприятности? – спросил Мейсон.

Делла Стрит бросила на него предупреждающий взгляд.

– Нелады с работой? – предположил Мейсон.

– Нет, нет. С работой все в порядке. Это сугубо личное. Но время от времени на меня находит…

Она оборвала себя и, обернувшись к Делле Стрит, с надрывом заговорила:

– Ваш муж, возможно, не поймет меня, но вы другое дело. Вы можете понять, как страдает женщина из-за своего ребенка.

– Что с вашим ребенком? – требовательно спросил Мейсон.

Она покачала головой.

– Как глупо с моей стороны выливать на вас все это. Сделайте вид, будто выбираете что-то у меня на подносе. Иначе метрдотель страшно рассердится.

Делла Стрит принялась перебирать мелкие сувениры.

– Продолжайте, – настаивал Мейсон.

– Ничего страшного не случилось. В конце концов все устроилось. Вероятно, мой ребенок в хороших руках. Только мне хотелось бы знать! О, как бы мне хотелось это знать!

– Знать что? – спросил Мейсон.

– Где моя малышка. Понимаете, все так сложно и запутанно. Я… я японка.

– Неужели?

– Да. Это не сразу заметно, но если вы приглядитесь получше, то увидите, какие у меня глаза и скулы.

Мейсон принялся изучать ее лицо. Затем кивнул.

– Да, теперь вижу. Я обратил внимание, что в вас есть нечто экзотическое. Теперь мне понятно, откуда это. Ваши черты определенно имеют восточное происхождение.

– Я только частично японка, – пояснила она. – Но вообще-то я американка. Точно такая же американка, как и всякая другая. Но разве остальные с этим согласятся? Как бы не так. Для них я японка, не такая, как они, пария. Но у меня был ребенок.

– Вы замужем?

– Нет.

– Продолжайте.

– Ну так вот, у меня была дочь. Но ее отец ухитрился выкрасть у меня малышку. Он продал ее. Когда я узнала, что ее хотят удочерить чужие люди, я едва не лишилась рассудка. Я всеми правдами-неправдами пыталась узнать, что с ней стало, пыталась что-то сделать, но оказалась бессильна.

– А тот человек, что забрал у вас ребенка, ее настоящий отец? – спросил Мейсон.

Она мгновение помедлила, отвела взгляд, затем снова посмотрела Мейсону прямо в лицо.

– Нет, – призналась она. – Настоящий отец умер.

– Почему вы ничего не сделали, чтобы найти ребенка? – спросила Делла Стрит.

– А что я могла сделать? Во мне течет японская кровь, кто же станет помогать японке, особенно если у нее нет денег. А у меня ничего нет. Я даже не знаю, где мой ребенок, но я уверена, что ее удочерили. Этот негодяй выдал себя за ее отца, подписал все бумаги и исчез…

2
{"b":"9632","o":1}