ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пэт Стэдли

Забавы призраков

Забавы призраков - i_001.jpg

Уорд присматривался к тому дому уже давно: каждый раз, когда мы проезжали мимо, он притормаживал и внимательно его разглядывал. Дом был из тех, что мы обычно заносим в наш список, — большой и шикарный, но при этом никаких слуг, а вокруг ограды — густые заросли. Он стоял прямо у подножия небольшого холма, и в тот день, въехав на его вершину, мы увидели, что у бассейна на надувном матрасе лежит женщина и читает книжку.

Полюбоваться на нее стоило: точеная фигурка, да еще бикини почти прозрачное — очевидно, чтобы пропускать больше солнечных лучей… Честно говоря, я от нее так заторчал, что чуть не врезался в Уорда, который, заглушив мотор своего «харлея», уже наблюдал за женщиной, положив руки на руль и поигрывая мышцами.

Уорд гордится своей мускулатурой и нас качаться заставляет. Хоть и неохота, но ничего не поделаешь, приходится, потому что я не знаю никого, кто бы посмел ему перечить — ни в нашем клубе «Призраки», и ни в каком другом.

Название придумал я, потому что мы, точь-в-точь как настоящие призраки, носимся ночами по автостраде на дикой скорости с потушенными фарами, петляя между машинами. Видели бы вы рожи водителей! Даже если нас остановит легавый, что нам такая мелочь, как штраф в сотню «зеленых»? Бабки у нас имеются, и очень нехилые. Кроме того, нас всего шестеро, и, хотя многие парни часто намекают, что не прочь бы к нам присоединиться, Уорд считает, что чем меньше народу, тем лучше.

У нас все продумано. Приезжаем на окраину какого-нибудь маленького городка, взбираемся на холм и осматриваем окрестности в бинокль — где чем можно поживиться. Потом выбираем несколько домов побогаче и следим за ними, пока не составим распорядок дня: когда хозяева уезжают и приезжают, сколько живет человек, есть ли собаки, и какие. Короче говоря, все до последней мелочи. Бьюсь об заклад, мы знаем о любом курортном городишке в нашей округе больше, чем все местные легавые вместе взятые, — и кто где живет, и чем занимается, и сколько у кого деньжат водится, и с какими интервалами проезжают патрульные машины.

И вот когда все складывается как надо, мы выбираем один из домов и обчищаем его. Прячем добычу и на мотоциклах уходим по одному из оврагов, а их здесь полным-полно, и выныриваем на шоссе где-нибудь миль через десять. Когда нам начинают задавать вопросы насчет того, где мы в то время были да что делали, говорим, что просто катались.

В общем, дело прибыльное — это вам не бензоколонки или ночные магазины, где наличных раз-два и обчелся, да еще можно запросто нарваться на какого-нибудь любителя пострелять.

Поэтому когда Уорд притормозил, я не удивился. Хотя этот дом и был у нас на примете, мы о нем еще толком ничего не разведали, а уж про эту куколку и подавно ничего не знали. Мы пялились на нее, но она так и не оторвалась от книжки. Я посмотрел на Уорда. Было видно, что это его здорово задело, и со злости он газанул так, что из-под заднего колеса его мотоцикла полетели комья грязи. Но когда мы перевалили на другую сторону холма, он уже малость поостыл и, махнув нам рукой, повернул на север к длинному узкому оврагу. Там есть водопад и небольшое озерцо, в котором при желании можно даже искупаться.

Мы уже почти добрались до места, когда вдруг увидели косулю: наверное, она шла на водопой, но шум наших моторов погнал ее в глубину оврага, туда, где с обеих сторон нависали здоровенные каменные глыбы, между ними не протиснуться.

Косуля замерла, вскинув голову. В лучах заходящего солнца ее шкура казалась золотистой. Боб рассмеялся и, направив мотоцикл прямо на нее, дал по газам. Косуля резво прыгнула в сторону, но и мы не зевали — мигом взяли ее в кольцо.

Я промчался совсем близко от нее — в считанных дюймах — и успел заметить страх в ее глазах.

Уорд наблюдал, как мы сводим косулю с ума. Один раз она чуть не проскочила мимо Майло, и нам пришлось постараться, чтобы не дать ей уйти. Уорд хохотал как сумасшедший. А потом косуля застыла: глаза навыкате, бока тяжело вздымаются, шкура лоснится от пота… И тогда Уорд жестом приказал нам расступиться. Косуля словно ждала этого и, едва он оказался перед ней, вскинула передние ноги, целя копытами ему в лицо.

Реакция у нашего вожака будь здоров, за мгновение до удара Уорд успел пригнуться, но эти чертовы копыта все же угодили ему в плечо, и он рухнул на землю вместе с «харлеем». А косуля одним прыжком перемахнула через него и была такова.

Майло с Бобом подбежали к Уорду, чтобы стащить с него мотоцикл. Я был почти уверен, что кто-нибудь из нас сейчас схлопочет — настолько Уорд был взбешен. Его лицо и рубашка были перепачканы в грязи, а из ссадины на плече сочилась кровь. Обычно в таких случаях мы друг друга подкалываем, но сейчас я бы не пошел на это ни за какие деньги.

Уорд некоторое время молчал, играя желваками, а потом неожиданно рассмеялся, следом за ним и мы, да так, что попадали на траву. А когда успокоились, открыли по банке пива и заодно бутылку виски, которую я спер у своего старика.

Вскоре начало смеркаться. Я включил фонарик и по выражению лица Уорда понял, что сегодня мы наверняка пойдем на дело.

Так оно и вышло. По команде Уорда мы завели моторы и поднялись на вершину холма — того самого, с которого недавно любовались красоткой в бикини. Уорд достал бинокль и некоторое время неподвижно сидел, разглядывая дом, хотя особой необходимости в этом не было — даже без бинокля было видно, как на поверхности воды в бассейне поблескивают огоньки.

Потом он сказал:

— Ну ладно. За работу.

Оставив мотоциклы на холме, мы спустились вниз. Вокруг не было ни души, однако Уорд выждал целых пятнадцать минут и только после этого пополз к ограде. Перебравшись через нее, мы окружили дом, выискивая окно, которое могли забыть запереть. Вдруг скрипнула дверь, и мы кинулись врассыпную — кто куда. Хозяйка дома, тихо ступая босыми ногами по вымощенному плиткой полу, прошлась вдоль бассейна и остановилась футах в десяти от края, глядя на горы вдали. Из одежды на ней был лишь халатик, доходивший до середины ее стройных загорелых бедер, и когда она подняла руки и потянулась, Уорд, стоявший за деревом, не выдержал и шагнул к ней.

Женщина застыла, по-моему, даже дышать перестала. А тут еще следом за Уордом из своих укрытий повылезали и мы! Я оказался так близко от нее, что почувствовал аромат ее духов.

Она оглянулась на меня через плечо, и ее карие глаза расширились от испуга. Ну и ну, подумал я, совсем как у той косули в овраге! Наверное, та же самая мысль пришла в голову и Уорду, потому что он поднял руку и со зловещей улыбкой погладил себя по плечу. Мне даже стало как-то жутковато — раньше я никогда его таким не видел.

Уорд потянулся к женщине и уже почти коснулся ее пальцами, как вдруг она, сбросив с себя оцепенение, кинулась в бассейн. Тим и Нейл рванули наперерез, но опоздали.

Вынырнув, женщина повернулась к нам. Теперь было видно, что напугана она куда больше, чем косуля.

Уорд присел на корточки, опустил руку в воду и, глянув на меня, кивнул. Я снял куртку и начал расшнуровывать ботинки. Женщина пристально следила за мной, прекрасно понимая, что за этим должно последовать.

Плаваю я отлично и, прыгая в бассейн, думал даже слегка порезвиться, прежде чем поймаю нашу «косулю». Однако прежде чем я успел что-либо сделать, она каким-то непонятным образом оказалась у меня за спиной и рубанула ребром ладони по моей шее, чуть пониже уха. А потом навалилась на плечи и с головой макнула в воду! Нахлебался я будь здоров. Всплыл, хватая воздух ртом и кашляя. Парни заржали. Майло за шиворот вытащил меня из бассейна.

Следующую попытку предпринял Тим. Он тоже пловец что надо, к тому же у него длинные руки, однако эта чертовка чувствовала себя в воде как рыба и легко от него уворачивалась. А когда он поплыл прямо на нее, она попросту нырнула и показалась на поверхности в добрых десяти футах от него. Тим пожал плечами и, лениво подплыв к краю бассейна, вылез на бортик, но лицо у него было красное от злости.

1
{"b":"96526","o":1}