1
2
3
...
11
12
13
...
71

Пия оттолкнула его.

– Прекрати. – Окинув его беглым взглядом, она мрачно сдвинула брови. – Ты что-то задумал, я вижу. Что именно?

– Мне внезапно пришла идея наставить Роланду рога. – Шарль ухмыльнулся и провел пальцем по ее обнаженному плечу.

Она скорчила кислую мину и снова оттолкнула его.

– Шарль, – начала она, – я сидела с твоей дражайшей невестой за завтраком и честно тебе скажу: эта свадьба с девчонкой Вандермееров – просто безумие. Она же сущий ребенок, побойся Бога! – Пия скрестила руки на груди, явно не торопясь менять тему разговора.

Продолжать беседу в таком тоне было невозможно. Шарль решил подойти к интересующему его вопросу с другой стороны.

– Как чувствует себя Роланд? – спросил он. Пол в этот момент накренился, и Шарль был вынужден откинуться назад, чтобы удержать равновесие.

– Ужасно. Доктор дал ему какую-то микстуру. – Корабль продолжал крениться, и Пия оперлась ладонями о стену, чтобы не упасть. В глубине корабля послышался глухой скрип. Пия поморщилась, буркнув себе под нос: – Проклятая качка. Я тоже сегодня выпила микстуру Роланда. – Она взглянула на Шарля. – А тебя не тошнит? – Он покачал головой. Она вскинула подбородок. – Ты что-то задумал. Признайся, что?

– Ничего. – Шарль улыбнулся.

– Неправда, – настаивала она. – У тебя хитрющий вид. – И тут ее озарила догадка: – Твоя невеста. – Довольная собой, она беззвучно рассмеялась. – Твоя невеста чем-то тебе насолила. – И ехидно добавила. – Они называют ее между собой Лулу. Мило, не правда ли?

– Нет, вульгарно. – Шарль вскинул бровь и лукаво усмехнулся. – К счастью, ее внешность не имеет ничего общего с этим дурацким имечком.

Пия пропустила замечание мимо ушей – ничто не могло сейчас испортить ей настроение.

– А ты знаешь, что она держит в загончике для животных своего щенка? А в каюте у нее сидит кошка? Дети так любят животных, не правда ли?

Шарль презрительно фыркнул.

Пия расхохоталась.

– Ей восемнадцать, Шарль, восемнадцать – понимаешь ты это? Беседа за завтраком включала в себя кошку Кайенн, ее щенка Беара, ее уроки в школе и новую помаду, которую можно раздобыть только в Париже. Конечно, если тебе нравятся восемнадцатилетние дурочки…

Пия знала, что он их терпеть не может. Но Шарль назло ей заметил:

– Я намерен изменить свое мнение насчет нежной кожи и детской восторженности. Сделать это не составит труда: она очаровательна.

Улыбка Пии слегка померкла.

– Если она так привлекательна, так в чем же дело? Почему ты разгуливаешь по кораблю в таком виде? – Она указала на его чалму.

– А ты бы хотела, чтобы я весь день сидел сиднем в своей каюте и ждал, когда ты соизволишь заявиться?

– Но мы же так и договаривались, помнишь?

– Мы договаривались, что будем вместе, пока Роланда мучает морская болезнь.

– Так он ведь лежит пластом…

– Мне подняться в свою каюту? Ты сейчас придешь?

– Нет. – Пия надулась с видом оскорбленного достоинства. Затем снова взглянула на него – Ты развлекаешься в свое удовольствие. Я вижу. Ты плетешь очередную интригу. Посвяти меня в свои планы, Шарль.

– Ты поможешь мне?

– А ты не женишься на ней, если я помогу тебе?

– Да я еще не придумал, что именно сделаю. – Шарль помолчал, размышляя о Луизе Вандермеер. – Она слишком молода, избалована и… – Он запнулся и продолжил: – И печальна – я не ожидал увидеть ее такой.

– Печальна? О Господи, с чего ты взял, Шарль? Да она просто соплячка, если уж на то пошло. Языкастая, высокомерная злючка. Только из пеленок, а уже законченная кокетка.

Шарль расхохотался:

– Ты великолепна в своей ревности. Так ты поможешь мне?

Пия прислонилась боком к стене, обдумывая его слова, затем проронила:

– Возможно. При условии, что ты посвятишь меня в свои планы.

– Итак, похоже, мою невесту немного напугали рассказами о ее одноглазом и хромом женишке.

Пия невольно хмыкнула:

– О Шарль, глупее ты ничего не мог…

– Нет, дело обстоит именно так.

В ее смехе послышались злорадные нотки:

– Так тебе и надо – не будешь заигрывать с маленькими девочками.

– Она не настолько мала, чтобы не нести ответственности за свои слова и поступки или не сдержать обещания.

– Это так. – Пия улыбнулась еще шире. – Ты подозреваешь ее в чем-то?

– Ей нравится кто-нибудь из мужчин?

Она удивленно вскинула брови.

– Из мужчин?

– О ком она мечтает? Кто пользуется ее благосклонностью? Кроме лейтенанта Джонстона, конечно, – добавил он то, что ему уже было известно. Пия недовольно поморщилась:

– Откуда мне знать?

– Да ну же, не упрямься. От тебя ничто не укроется. На кого она чаще всего бросает взгляды? Кто заставляет ее краснеть?

– Она не из тех, кого легко смутить. – Пия посмотрела на него исподлобья. – А зачем тебе нужно это знать? Шарль пожал плечами:

– Да так. Какой номер у ее каюты?

– Что?

– Где расположена ее каюта? Ее апартаменты находятся на палубе первого класса, но таких кают более сорока. В какой из них проживает она?

– Я не знаю.

– Ты можешь это выяснить?

Пия испустила тяжелый вздох:

– Если мне это и удастся, вряд ли я тебе скажу.

– Не упрямься, cherie. – Шарль взял у нее ключ, намереваясь закрыть наконец дверь ее каюты.

Но не успел он коснуться дверной ручки, как Пия схватила его за руку и прошипела:

– Да ты что? Роланд в соседней каюте!

Шарль обескураженно заморгал, и тут до него дошло: Пия решила, что он хотел открыть дверь, зайти с ней в комнату и запереться изнутри. Подобная глупость ему даже в голову не приходила. Воспользовавшись его замешательством, Пия злобно продолжала:

– Я с тобой туда не пойду, Шарль. Ни здесь, ни в другом месте ты меня больше не получишь, пока не избавишься от этой малолетней идиотки. Ты объявишь малютке Лулу Вандермеер и ее родителям, что ваше брачное соглашение – глупая ошибка и ты не женишься на этой глупышке только за тем, чтобы получить груду китовой отрыжки.

По лицу Шарля было видно, что этот план ему не по вкусу. Пия поджала губы и процедила:

– Выкручивайся, как хочешь. Но не приближайся ко мне, пока не выполнишь моих требований. Я слов на ветер не бросаю, Шарль. Видеть тебя не желаю, пока не расторгнешь помолвку. Так и знай.

Глава 8

На Дальнем Востоке амбру использовали в качестве средства, усиливающего любовное влечение.

Князь Шарль д'Аркур «Природа и использование амбры»

Ближе к вечеру того же дня «Конкордия» издала зловещий скрип: казалось, в недрах корабля кто-то водит смычком по струнам огромной виолончели. Заунывные звуки нервировали пассажиров; они отбросили напускную браваду и заперлись в своих каютах. Это давало Шарлю возможность назначить встречу Луизе в любом месте.

Почти в любом месте, если быть точным. Шарль решил, что ресторан не подходит для этой цели, поскольку обслуживающий персонал не терял оптимизма и накрывал столы к обеду и готовил зал для танцев. В курительной комнате для джентльменов расположились несколько подвыпивших пассажиров. Престарелая дама засела в библиотеке. В игорной комнате один из столов был занят тремя бездельниками, коротавшими время за картами. В турецкой бане не было ни души: посетители и банщики ушли, паровой котел остыл, пол был по щиколотку залит водой. В соседней комнате располагался бассейн в стиле древних Помпеи. Сейчас он представлял собой подобие разбушевавшегося океана – вода выплескивалась из бассейна и растекалась по мраморному полу. Находившаяся далее по коридору детская комната была заперта.

Итак, все помещения либо закрыты, либо непригодны для обитания, либо заняты теми немногими из пассажиров, кто, как и Шарль, способен сносно переносить шторм.

Его обрадовало, что среди этих немногих была и его очаровательная Луиза. Так или иначе, но после встречи в коридоре он мысленно стал называть ее моя Луиза, поскольку не мог не признать, что девушка околдовала его. Ее капризный тон и отнюдь не невинный взгляд голубых глаз, а также глупая самонадеянность могли бы вызвать у него отвращение, но этого не случилось. И дело не в том, что она идеально подходила на ту роль, которую он ей определил. Его отношение к ней не имело ничего общего с плотским влечением (хотя слегка непристойный интерес, который вызывала у него ее нежная гладкая кожа, каждый раз заставлял его трепетать).

12
{"b":"968","o":1}