ЛитМир - Электронная Библиотека

Войдя в коридор с клетками по обеим сторонам, Луиза мысленно представила, как выглядит незнакомец: высокого роста, широк в плечах, ослепительная улыбка, заметная даже в темноте. Она попыталась припомнить что-нибудь из их предыдущей встречи в коридоре после завтрака, до того момента как он начал беспрестанно кланяться и пятиться назад, словно дервиш. Ей казалось, она успела заметить суровые правильные черты лица. Смуглая кожа, темные глаза – да, у него должны быть черные глаза, ведь так? Восточный красавец. Кроме того, его непринужденность в общении заставляет предположить, что он пользуется успехом у женщин. Красивый мужчина, богатый, знатный. Равный ей по положению.

Она позволит ему поцеловать себя. Он непременно попытается это сделать. Она позволит ему и, судя по всему, получит удовольствие от поцелуя.

Луиза не сомневалась, что незнакомец идет следом за ней по коридору, – она пыталась найти металлическую клетку Беара в темноте. В конце концов девушка нащупала открытую дверцу.

– Думаю, это здесь, – сказала она и добавила: – Мне нужен свет. Будьте любезны, поверните выключатель.

Ее паше или султану, или как там его, тоже не помешал бы свет, потому что преследователь в тот же момент наткнулся на нее в темноте. Но он не отстранился. Они продолжали стоять вплотную друг к другу. Луиза почувствовала, как он наклонился к ней. Ну, вот оно, пронеслось у нее в голове. Но ничего не случилось. Он навис над ней черной тенью и ничего не предпринимал.

После продолжительного молчания Луиза не выдержала и спросила:

– Вы хотите поцеловать меня?

Его негромкий голос раздался у самого ее лица.

– Нет, – ответил он. – Вас распирает от любопытства: что произойдет, если вас поцелует в темноте незнакомец? Но этого недостаточно.

Его ответ поставил девушку в тупик.

– Недостаточно?

– Да, недостаточно – отсутствует интерес, желание, цель. Я не целуюсь с женщиной, пока она сама не захочет этого и ее сердце не затрепещет, как пойманная лань, из страха, что я ее не поцелую.

Дерзость собеседника развеселила Луизу. Но она еще никогда так не боялась мужчины, который отказался целовать ее. Она отвернулась от него. Ну и глупец! Что ж, пусть подождет. Девушка подхватила щенка и поместила его в клетку. Беар улегся на полу, вытянув лапы, и она закрыла дверцу, защелкнув задвижку. Сумасшедший араб все еще стоял у нее за спиной. Она обернулась к нему, прислонившись плечом к клетке, не собираясь ни отступать, ни просить его пропустить ее.

– Как вы выглядите? – спросила она. Он не ответил, и она продолжила: – Я сейчас включу свет. Выключатель в двух шагах от меня. Я больше не играю в ваши дурацкие игры.

Шарль опустил руку и обнял Луизу за талию. Его ладонь легла ей на бедро. Последовала пауза, и было ясно: он не собирается обсуждать ни свою внешность, ни свет, ни тьму – ничего из того, что считает запретной темой.

Луиза, напротив, не собиралась прикасаться к нему, хотя этого почти невозможно было избежать. Она подцепила нитку жемчуга из своего ожерелья и принялась наматывать ее на палец.

Сверху донесся его шепот:

– Луиза, послушайте. Вам никак не удается освободиться от постоянно подавляющего вас сознания собственной привлекательности. Ваша красота пугает вас. Вы спрашиваете себя: что еще есть в вас привлекательного, кроме внешности? Однако уже одно то, что вас тревожит собственная пустота, свидетельствует: вы на правильном пути к истине. Итак, не сосредоточивайте свое внимание на видимой стороне вещей, перестаньте воспринимать окружающий вас мир только глазами.

– Нет, – возразила она. – Я не слепая и не буду притворяться слепой из желания вам угодить. Я хочу включить свет.

– Я уйду, если вы это сделаете.

Девушка рассмеялась:

– Не уйдете. Я стою между вами и выходом.

– Я исчезну. Обещаю вам. Исчезну без следа, как если бы я был плодом вашего воображения.

Луиза поразмыслила над сказанным. Вот упрямец! Ей стало страшно – а вдруг он говорит правду? Весь этот день она живет словно во сне – вокруг все так необычно, таинственно, как в сказке. Ну что же, нет так нет, решила она. Можно будет позже поймать его.

– Тогда хотя бы признайтесь: на вас так же, как и на меня, приятно взглянуть?

Он рассмеялся. При звуках его смеха у нее что-то екнуло в груди.

– Вы упрямы, как ваш щенок.

– Да. Если не хотите показаться, то хотя бы скажите.

Его заразительный, низкий, мелодичный смех ласкал ей слух. Она уловила в нем скорее нотку самолюбования, чем признание собственного поражения.

– О да, на нас обоих приятно взглянуть. При свете дня мы представляли бы собой весьма необычную пару. – Понизив голос, он добавил: – И еще более необычную – в темноте. – Он наклонился к ней.

Луиза чувствовала его дыхание на своей щеке, жар его тела рядом с собой.

Сердце ее отчаянно забилось, готовое выпрыгнуть из груди, пока она ждала, когда он коснется ее губ, которые раскрылись сами собой.

Незнакомец коснулся языком ее нижней губы – удивительно нежное прикосновение, – слегка подул, и Луиза задрожала в предвкушении того, что последует дальше. Однако он пробормотал, прижавшись к ее щеке:

– Нет, этого все еще недостаточно, – и отстранился.

Луиза ощутила странную растерянность. Кровь прилила к ее щекам, она приросла к полу, отказываясь верить в происходящее.

Луиза больше не владела собой, своими чувствами. В глубине души она ликовала: наконец-то она встретила равного себе! Этот человек не только способен соблюдать ее правила, но может даже переиграть ее! Хотя, с другой стороны, девушка была возмущена: презренный негодяй, он думает только о своих желаниях, ему наплевать на ее чувства!

Шарль продолжал шептать ей на ухо:

– Сегодня в полночь. Вплетите веточку моего жасмина в волосы и приходите сюда снова. И пусть ваши прелестные губки будут полуоткрыты, как сейчас. – Он тронул пальцем ее губы, коснувшись краешка зубов. – Тогда, если вы захотите – по-настоящему захотите, – я вас поцелую. Или, если вы предпочитаете просто поговорить, – поговорим. – Шарль усмехнулся. – Да, возможно, мы просто побеседуем.

Луиза и мысли не допускала, что он может уйти, – ведь выход был позади нее. Шелковая ткань его халата зашелестела, и только тут девушка сообразила, что он действительно уходит. Она нахмурилась. Что он задумал? Луиза кинулась к выключателю. Две невывернутые лампочки зажглись, осветив часть загончика, кафельный пол между двумя рядами клеток, терявшийся во мраке там, где лампочки были вывернуты.

Луизе удалось заметить мелькнувшую полу яркого халата в дальнем конце коридора – араб скрылся в кромешной темноте. Внезапно резкий холодный ветер ворвался в помещение, платье ее прилипло к ногам. Значит, он вышел на палубу для выгула собак! Луиза бросилась вслед за незнакомцем по коридору, крича на ходу:

– Не хотите целовать меня – не надо! Найдутся другие – таких хоть отбавляй! – Желая поддразнить его, она добавила: – Может, вы чудовище, страшное, отвратительное, откуда мне знать? Я не хочу, чтобы вы меня целовали!

Девушка распахнула дверь, ведущую на палубу, и выскочила под дождь и ветер. Корабль вздымало на волнах. Дождь хлестал ей в лицо, струи воды текли по спине. Вокруг кромешная мгла. Размытый диск луны проглядывал из-за черных туч. На палубе не было ни души.

Корабль накренился, и Луиза ухватилась за поручни. Нагнувшись, она заглянула на нижнюю палубу, находившуюся на расстоянии двадцати футов от нее. Не всякий отважится прыгнуть с такой высоты! Затем, бросив взгляд на нос корабля, девушка поняла, что там это расстояние будет в два раза меньше – если перелезть через поручни, повиснуть на них, а затем спрыгнуть на террасу одной из кают класса люкс.

Именно так все и произошло, вероятно. Ее шах или султан (ей нравилось перебирать в памяти восточные титулы) пробежал по палубе до конца и спрыгнул на уровень своей каюты. Тут, в довершение ко всем неудачам, Луиза потеряла равновесие при очередном наклоне судна, заскользила по палубе и в отчаянии ухватилась за поручни.

16
{"b":"968","o":1}