1
2
3
...
18
19
20
...
71

Конечно, не обошлось без банальностей: во время десерта молодой доктор упорно пытался ей что-то сказать. Его смущение и замешательство были отчасти вызваны присутствием окружающих, отчасти тем, что именно он собирался произнести. Наконец, выждав удобный момент, когда буря чуть поутихла, он начал сбивчиво:

– Должно быть, вам это часто приходится слышать… То есть я хочу сказать, что обожаю свою жену, но… если судить объективно… вы… вы необычайно хороши собой…

– Благодарю вас, – сухо ответила Луиза и добавила сливок в кофе.

Маленький мальчик, сидевший напротив нее за столом – ему на вид было около шести лет, – весь обед не сводил с Луизы глаз. Под конец он отважился спросить:

– Учитель читает мне сказки про богов и героев. А вы тоже богиня?

Луиза улыбнулась ему:

– Да. Это я вызвала шторм. Так что веди себя хорошо, иначе я отправлю корабль на дно.

Он кивнул, с благоговейным страхом глядя на нее широко раскрытыми глазами.

Покончив с трапезой, пассажиры поднялись с мест, чтобы перейти в бальный зал. В этот момент миссис Монтебелло удалось привлечь внимание Луизы. Пия почти бегом кинулась к ней, обогнув стол. Она опоздала к обеду и вынуждена была сесть через четыре места от Луизы. Это позволило девушке притвориться, что она не заметила миссис Монтебелло.

Но теперь Пия Монтебелло схватила Луизу за руку.

– Дорогая моя! – воскликнула она. – Шарль д'Аркур…

Луиза обернулась к ней.

– Ведь это он тот самый князь, за которого вы выходите замуж?

– Да.

– Я знакома с ним.

Луиза изумленно захлопала ресницами:

– Сегодня утром вы засыпали меня вопросами, а к вечеру узнали больше меня самой.

– Да, – подтвердила Пия с мерзкой улыбочкой. После паузы она продолжила: – Я говорила с одним знакомым, и тот упомянул, что ваш жених – князь. И я подумала: сколько же во Франции князей?

– Несколько, если не ошибаюсь, – безучастно обронила Луиза.

– Хотите, я расскажу, как он выглядит?

– Мне это прекрасно известно. Мои родители провели в его обществе немало времени.

– И я тоже, – многозначительно добавила дама.

О чем это она? О Господи! Луиза поняла: у ее будущего мужа есть любовница. Или была. Видимо, он поссорился с ней, вот с этой дамой. Миссис Монтебелло, супруга американского дипломата, спала с князем д'Аркуром и сообщает ей об этом.

– Так неужели вам не хочется узнать, как он выглядит на самом деле?

– А я и так это знаю. – Но, как видно, от этой дамы так просто не отделаться. И Луиза со вздохом спросила: – Ну хорошо, так как он выглядит?

– Ах, он просто великолепен!

Луиза нахмурилась – она не ожидала такой оценки.

– Шарль высок ростом, хорошо сложен, имеет импозантную внешность, а когда дело доходит до… – Пия внезапно рассмеялась. – О, мне не приходило в голову, что юной девушке он может показаться устрашающим…

Она явно хотела сказать «девственнице». Луизу поразило бесстыдство Пии, хотя сами по себе эти слова не произвели на нее никакого впечатления. Итак, ее будущий одноглазый супруг достаточно богат и влиятелен, чтобы иметь для развлечений привлекательную подругу – правда, по мнению Луизы, не очень молодую. Миссис Монтебелло, должно быть, не менее тридцати. Значит, эта дама сможет позаботиться о супруге Луизы, если самой Луизе он покажется отвратительным.

Миссис Монтебелло, кажется, намеревалась добавить еще что-то, но последовавшие события помешали ей это сделать.

Внезапно снаружи раздался оглушительный удар, потрясший корпус корабля. Даже деревянные панели стен задрожали. Ресторан качнулся, накренившись к левому борту. Разговоры и музыка стихли. На несколько мгновений все затаили дыхание. Затем шум утих, и корабль выровнялся.

Кто-то застонал. Женщина, сидевшая на дальнем конце стола, начала всхлипывать. Всем стало ясно: произошло столкновение.

Секунду спустя погас свет в зале. Вот тут-то началось настоящее столпотворение. Луиза приросла к месту. Вокруг нее все кричали, кто-то оттолкнул ее, бросившись к выходу. Она прижалась к стене рядом с зеркалом. В темноте послышалось:

– Спасательные шлюпки!

Потом какой-то мужчина решительно скомандовал:

– Сначала женщины и дети. Пропустите их. Пропустите женщин и детей к спасательным шлюпкам.

В течение последующих двух или трех минут пассажиры пытались как-то успокоиться. Люстры в дальнем конце зала зажглись так же неожиданно, как и погасли. Правда, половина помещения по-прежнему оставалась затемненной, что не мешало пассажирам разглядеть друг друга. Глупо было поднимать панику, теперь все это поняли.

Капитан выступил вперед.

– Оставайтесь на своих местах. Я поднимусь на капитанский мостик, а потом пришлю кого-нибудь с известием о том, что произошло. – С этим словами он покинул ресторан.

Некоторые пассажиры опустились на свои места. Луиза осталась стоять у стены, ухватившись за резную раму зеркала. Да, мысль о близкой смерти совсем не так романтична, как ей казалось. И она, Луиза, отнюдь не богиня. Она смертна, как и другие люди. Если корабль потонет, она вместе с ним пойдет ко дну.

Луиза, самоуверенная, неустрашимая, невозмутимая Луиза, – о чем она сейчас думала? «Я так молода! Мне еще многое хочется успеть в этой жизни. А я не сделала ничего из того, что делают взрослые». Она почувствовала что-то вроде досады на судьбу. «Я ничего особенного из себя не представляю. Я всего лишь красива, и только! Но я способна на большее, я уверена. Нет, – поправилась она, – я хочу стать не просто особенной, я хочу стать самой собой, а мне до сих пор не известно, какая я на самом деле! Я хочу познать мир, изучить, что в нем является частью меня, а что мне не принадлежит…»

Все ее тело сотрясала нервная дрожь, и она никак не могла успокоиться.

Капитан не стал отправлять посыльного, а пришел сам, объявив «самую лучшую новость в данных обстоятельствах». Пока большой опасности нет. На корабле повреждены две переборки, но остальные четырнадцать целы и не пропустят воду. «Конкордия» останется на плаву. По-видимому, лайнер столкнулся с небольшим айсбергом. Главный инженер считает, что переборки можно починить и откачать воду. А тем временем, принимая во внимание шторм, лучше продолжать двигаться по курсу. Океан разбушевался не на шутку и невозможно спокойно произвести ремонт. Это значит, что во всей носовой части корабля будет отключена электроэнергия. Присутствующих попросили смириться с временными неудобствами, поскольку паровой котел вышел из строя, что нарушило работу главного генератора. Это тоже потребует длительного ремонта. Никто не погибнет – корабль не потонет. «Конкордия» – самый безопасный, самый современный лайнер из существующих в мире, и она только что доказала это, выстояв перед ударом, который отправил бы на дно менее крупное судно.

Капитан ответил на вопросы присутствующих. Да, все как обычно, только с наклоном к правому борту. Пока будут чинить корабль, электричество отключат почти полностью. Да, в каютах есть керосиновые лампы, но, к сожалению, на этот раз для них не запасли керосин. Пассажирам приносят извинения за эту досадную оплошность. Придется немного потерпеть без света. Команда постарается побыстрее закончить ремонт. Капитан успокаивал пассажиров еще несколько минут, затем сказал, что ему пора на свой пост, и удалился.

Луиза поплелась к своей каюте, продолжая дрожать как в лихорадке. По дороге она остановилась у каюты Мэри. Затем помедлила у каюты родителей – мать с отцом пригласили ее зайти. Во время столкновения корабля с айсбергом отец сильно ударился головой, из раны потекла кровь, вскочила шишка. Хотя родители просили ее остаться с ними, она отказалась. Мать позаботится о нем – с ними все в порядке. Им никто не нужен, они заняты только собой и не заметили ничего необычного в поведении дочери, ни о чем не спросили ее, услышав спокойное: «Да, со мной все хорошо». Луиза обняла их, они ласково потрепали ее по плечу.

«После такого плавания будет что вспомнить», – сказали они. Улыбнувшись напоследок, Луиза вышла из каюты. Дрожа как осиновый лист девушка направилась к себе.

19
{"b":"968","o":1}