ЛитМир - Электронная Библиотека

– Этого лайнера? – переспросила Пия. – О чем ты говоришь? Зачем тебе корабль?

– Не корабль, а серая амбра. В распоряжении Вандермеера целая китобойная флотилия, добывающая амбру в огромных количествах.

– Амбра… – рассеянно повторила Пия.

– Это один из основных и самых дорогих ингредиентов многих духов.

– А-а, – протянула она, прищелкнув языком.

Шарль руководил солидным предприятием, специализировавшимся на предметах роскоши. Итальянские кожаные изделия, шампанское и – главное его детище – парфюмерия, духи с ароматами цветов с его собственных полей в Провансе.

– Так в этом все дело? – раздраженно спросила Пия. – Получается, всему виной деньги и твои чертовы духи.

Не просто духи – изысканные ароматы Шарль ценил выше денег. Но, как бы то ни было, Вандермеер действительно предложил ему часть китобойных судов и в довершение ко всему подарил свою коллекцию сортов амбры при заключении брачного контракта. Раз уж Шарль не мог жениться по любви, то предпочитал заключить брак по расчету, получив при этом нечто ценное в виде компенсации.

И Шарль сказал истинную правду:

– Нет, Пия, все дело в том, что я вижусь с тобой, только если Роланд в отъезде или когда он, как сейчас, страдает от морской болезни. Я не могу заниматься с тобой любовью без презерватива, и от тебя пахнет духами, которые тебе покупает он. А я не могу ни купить, ни подарить тебе дорогую вещь из опасения, что Роланд ее заметит. Я не могу ни пригласить тебя на обед, когда мне хочется, ни пойти с тобой, куда мне хочется. Все дело именно в том, что по ночам, лежа в своей постели, я снова и снова думаю: твой распутный муженек, который вправе обладать тобою, однажды может заразить тебя какой-нибудь смертельно опасной болезнью. Роланд мерзавец, Пия. Низкий, подлый…

– Так ты ревнуешь меня к нему?

– Да, я ревную, и у меня темнеет в единственном глазу при мысли, что он имеет на тебя больше прав, чем я.

Повисло молчание, потом Пия промолвила:

– О Шарль, все это указывает на то, что ты не должен жениться.

– Клянусь Богом, мне лучше жениться, если я хочу жить нормальной жизнью.

Пия прерывисто вздохнула в темноте.

– Ты отпетый эгоист… – Она всхлипнула и швырнула в него корсет. Ударившись о его руку, корсет упал на пол.

Пия прошлепала босыми ногами из спальни в гостиную, продолжая всхлипывать.

Шарль поплелся за ней.

– Cherie,[3] – начал он, протягивая ей руку. – Я вовсе не намерен расставаться с тобой. Я просто хочу, чтобы моя жизнь как-то наладилась и я научился довольствоваться тем, что имею.

В гостиной царил полумрак – навес террасы не пропускал свет с палубы. Шарль хотел было зажечь электричество, но вовремя спохватился: занавески на иллюминаторах были раздвинуты. Хорошенькое зрелище явили бы они с Пией, стоя голышом посреди комнаты и ругая друг друга на чем свет стоит.

– Ты сейчас слишком зла на меня, – произнес он. – Я женюсь только потому, что ты не собираешься разводиться.

– Я не могу развестись.

– Что ж, прекрасно.

– Ты так не думаешь.

– Да, согласен, но я ничего не могу изменить.

– И поэтому решился н-на эт-то, – промолвила она, глотая слезы. Шарль чувствовал себя мерзавцем. Пия снова прерывисто всхлипнула: – Ты заставляешь меня с-со-вершать грех прелюбодеяния.

Шарль двинулся на звук ее голоса и аромат розовой герани.

– Нет, Пия, я не…

Он нащупал ее округлое плечо, и в этот момент нос корабля взметнулся вверх. Пия тут же ухватилась за ручку двери, чтобы не упасть, но двойные створки внезапно с пронзительным скрипом распахнулись. Желтый электрический свет из коридора осветил Шарля. Он отчаянно замахал руками, пытаясь удержать равновесие, но не сумел. Пия отпрянула от него, лайнер накренился, и Шарль вылетел в коридор, ударившись о противоположную стену. Двери каюты захлопнулись у него за спиной.

Пия могла бы открыть их и впустить Шарля, но в следующее мгновение он услышал, как щелкнул замок, и его взору предстала надпись на трех языках «Просьба не беспокоить».

Он не сразу сообразил, что произошло: возлюбленная выставила его среди ночи за дверь его собственной каюты, не дав даже одеться. Шарль оглянулся вокруг, сжав кулаки, готовый разнести дверь в щепки. Что за идиотка! Вовремя обуздав порыв, он не стал колотить в резные двери. На этой палубе находилось еще несколько кают, чьи обитатели видели уже десятый сон. Если шум их разбудит, они выглянут в коридор – и кого же они там увидят?

«А увидят они посреди коридора князя д'Аркура в чем мать родила. Князь никак не может попасть в собственную каюту. Почему? Ни за что не догадаетесь! Да потому, что дверь с той стороны заперла супруга дипломата из американского посольства во Франции, которому вышеозначенный князь…»

Боже правый, ведь все уверены, что он сейчас находится во Франции и готовится к предстоящей свадьбе, – это всеобщее заблуждение он всячески поддерживал, чтобы выглядеть благопристойно в глазах будущих родственников, не говоря уж об американском дипломате, который последнее время стал кое в чем подозревать свою супругу и «французского друга». Итак, поразмыслив над нежелательными последствиями, Шарль одумался. В конце коридора находился трап, по которому можно пройти на верхнюю палубу первого класса. Там, на плетеных креслах, он найдет какое-нибудь покрывало и присядет. Обезопасив себя таким образом, он подождет, пока Пия оденется и освободит его каюту.

Глава 2

И амбру, это редкостное и необычное вещество, погрузил Синдбад на свой корабль вместе со слоновой костью, золотом, алмазами, сандаловым деревом, камфарой, пряностями и кораллами.

Ив Дюжон «Избранные сказки из „Тысячи и одной ночи“

Из писем и телеграмм, отправленных пятью месяцами раньше, включая и письмо, не дошедшее до адресата:

«9 февраля 1902 года, Майами

Ваша светлость, Мы с Изабель были счастливы познакомиться с Вами месяц назад. (Хорошо это или плохо, но на американцев европейские титулы всегда производят огромное впечатление, и мы не исключение.) Было очень любезно с Вашей стороны пригласить меня и мою супругу посетить вашу контору, поля и фабрики. Ваши предприятия в Грассе и Канне впечатляют. Ваши товары составляют основной груз кораблей компании «Международные морские перевозки Вандермееров». Нам также посчастливилось увидеть, что после переработки получается из амбры, которую наша компания согласилась поставлять новому клиенту. С Вашей стороны было очень любезно пригласить нас на виллу на побережье Средиземного моря. Мы до сих пор вспоминаем великолепие и красоту дома, пейзажа, моря… Ах, мы, кажется, никогда не забудем о днях, проведенных там.

А теперь мне бы хотелось сделать Вам предложение, что, возможно, несколько дерзко с моей стороны. Вы, наверное, поймете меня, если я скажу, что мы чудесно провели время у Вас в гостях и что для нас это был самый приятный визит в Европу. Итак, перехожу к делу. У нас есть дочь Луиза, она уже выезжала в свет в этом сезоне. Мы очень гордимся ею. Она само совершенство – очаровательна и вместе с тем хорошо образована. Луиза прекрасно говорит по-французски, обожает путешествовать. Рискну предположить, что Вы, будучи холостяком, не откажетесь породниться с нашей семьей, взяв в жены нашу дочь. Я бы с удовольствием представил Вам полный список всех ее достоинств, но, насколько мне известно, в наши дни молодые люди предпочитают самостоятельно решать подобные вопросы. Я приглашаю Вас посетить нас, как только Вам представится такая возможность. Мы вскоре возвращаемся домой, в Нью-Йорк. Нам бы очень хотелось, чтобы Вы навестили нас весной.

Не сомневаюсь, что немало отцов, имеющих дочерей на выданье, обращается к Вам с подобным предложением. Что же придает мне смелости? Ведь мы едва знакомы. Мне хочется надеяться, что на Вас наша компания также произвела приятное впечатление. Однако, честно говоря, именно Луиза вселяет в меня надежду, поскольку я убежден, что моя дочь – настоящее сокровище. У нее множество поклонников, ей уже делали предложения руки и сердца, но мы с Изабель решили, что для нашей дорогой Лулу вряд ли найдется лучший жених, чем Вы. Прошу простить мою дерзость. Надеюсь в скором времени узнать Ваше мнение по данному вопросу.

Искренне Ваш,

Гарольд П. Вандермеер».

вернуться

3

Дорогая (фр).

2
{"b":"968","o":1}